сегодня: 18 ноября, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 81 от 06 мая 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / «Венгерская рапсодия» солдата Иванова

06.05.2008 , № 81 от 06 мая 2008 г.
Многие видные военачальники, прославленные генералы и маршалы не раз отмечали, что главным героем минувшей войны, в которой Советская Армия победила гитлеровскую армаду, был рядовой солдат. В числе рядовых Великой Отечественной был и комсомолец Александр Иванов.

С тех пор прошло много лет. Сегодня Александр Павлович — полковник запаса. Он прожил интересную жизнь, хорошо знал первооткрывателя космических трасс Юрия Гагарина. Но до сих пор будоражит душу бывшего воина память о тяжелых и опасных военных дорогах...

Память сердца

ОСВОБОДИВ Украину, наши войска, прошедшие с боями Румынию и половину Венгрии, вышли к озеру Балатон. Обстановка в районе действий 3-го Украинского фронта, куда входила гвардейская армия генерал-полковника Глагольева, в составе которой я воевал, была  сложной. Враг сосредоточил в направлении своего главного удара — между озерами Балатон и Веленце семь танковых, две кавалерийские и две пехотные дивизии. Утром 6 марта 1945 года гитлеровцы перешли в наступление. Напряжение нарастало. Ценой больших потерь противнику удалось потеснить нас километров на тридцать.

Я, солдат-связист, уже привык наступать-отступать, идти в атаку, обеспечивать связь по рации и тянуть катушку с телефонным проводом. Все это мне казалось обычным  делом. И сейчас я не удивляюсь этому. Ведь тогда мне было 19 лет. Я прошел закалку в десантных войсках. А в дни боев в Венгрии по-настоящему родным для меня стал 332-й стрелковый полк 104-й гвардейской стрелковой дивизии 38-го гвардейского стрелкового корпуса.

Поскольку в то время аппаратура связи в основном состояла из переносной радиостанции, телефонных катушек да двух тяжелых (по два с половиной кило каждая) батарей питания, ее обслуживали двое. Моим напарником был украинец Петр Волохович. Судьба не разлучала нас до самого конца войны. Прекрасный был человек, надежный. Сколько лет уж прошло с тех пор, а сердце хранит воспоминания о нем...

Фашисты взяли
связиста в «вилку»

Но в тот раз его не было рядом. Он получил отдельное задание. А обстановка все осложнялась. Артиллерийская стрельба с немецкой стороны велась непрерывно. Снаряды, мины перепахивали землю. Внезапно оборвалась связь. Видно, вражеский снаряд сделал свое дело. В стереотрубу вижу:  батальоны просят и просят огня! А мы его дать не можем — нет связи. Тогда командир и сказал:

— Ну, Саша, давай!..

Я все понял. Кабель в руки — и побежал искать обрыв. Кругом свистят пули, дыбом встает земля от взрывов. Но я уже привык. Смотрю только вперед, ищу поврежденную линию. Наконец вижу кабель. Но какой провод наш? Начинаю искать. А это все  время. И гитлеровцы заметили меня, поняли, что человек в поле — связист. А за связистами они всегда “охотились”. Гляжу, и в этот раз начинается “охота”. Артиллеристы пальнули один раз, второй, сделали “вилку” — один снаряд лег впереди меня, другой — сзади. А кругом чистое поле. Негде спрятаться. И тогда, хотя в кармане гимнастерки лежал комсомольский билет и я был атеистом, я обратился к Богу: “Боже, помоги мне...”. В этот момент увидел рядом окоп и что было прыти нырнул в него.

Вражеские артиллеристы, видимо, подумали, что со мной все решено и через пару минут прекратили обстрел “моего квадрата”. Воспользовавшись передышкой, я выскочил из окопа и завершил свое дело. Связь была восстановлена...

На безымянной высоте

Весна в том победном сорок пятом была ранняя. Но погода на территории Венгрии держалась неустойчивая. Днем тепло, а ночью ветер приносил свинцовые тучи и мелкий холодный дождь. Тучи закрывали горы Баконь. Там была слышна артиллерийская стрельба, а в районе озера Балатон — частые пулеметные и автоматные очереди. Наш полк вновь подошел к реке. Ночью переправились через Дунай и к 16 марта завершили подготовку к наступлению...

Туман покрыл землю. Мы с Петром выдвинулись на НП артиллерии. При нас все необходимое для боя — оружие, патроны, гранаты, каски. Установили радиостанцию на “прием”, на всякий случай обменялись адресами. Ждем пароль атаки.

Время приближалось к полуночи. Напряжение достигло предела. Но вот туман рассеялся. Здесь и прошел по каналу связи сигнал, которого мы так ждали. Сотни пушек и минометов одновременно ударили по обороне врага. В небе появились самолеты. Завязались воздушные бои. В атаку пошли танки, поднялась пехота. От грохота орудий мы не слышали своих голосов. Но команды на батареи передавали уверенно.

За два часа была прорвана первая линия обороны. Войска продвинулись на пять километров. А утром началось невообразимое. Фашисты стали контратаковать наши позиции с невиданными дотоле артобстрелом, танковыми и воздушными атаками. Наш 332-й гвардейский полк в этом бою понес большие потери. Особенно досталось нам от гитлеровского “зверинца” — бронемашин “Тигр”, “Пантера”, от реактивных минометов.

Бойцы стрелкового батальона, который мы поддерживали огнем артиллерии, несколько раз ходили в атаку на одну и ту же безымянную высоту. И все время безрезультатно. От батальона осталось несколько взводов. Ими командовали сержанты. Офицеры погибли. Остался один комбат.

Он собрал всех солдат и, обращаясь к ним, прокричал:

— Сынки! Пришел наш час совершить подвиг! Возьмем высоту... За мной!..

С этими словами комбат поднялся из окопа и тут же упал, смертельно раненный. Мы усилили огонь батарей. Но этого уже можно было и не делать. Солдаты с таким напором бросились на врага, что очень скоро высота была нашей. Бойцы бережно подняли на вершину своего командира и здесь отдали ему последнюю честь, салютуя из всех видов оружия, которое у них было...

Мы с Петром тоже переместили на высоту свой наблюдательный пункт. И перед нами открылась панорама боя. Противник отступал. Наши части гнали врага до австрийской границы. Путь на Вену был открыт. Венгрия стала свободной...

Встреча
на нейтральной полосе

Войскам 3-го Украинского фронта салютовала Москва. Враг продолжал сопротивляться. Однако все чаще немцы поднимали руки и еще издали кричали: “Гитлер капут!”. Война продолжалась, но ее характер был совсем не тот, что прежде.

В конце марта нас с Петром отправили в тыл к фашистам. Задание было такое: совместным ударом овладеть опорным пунктом врага и выявить его численность. Наши подразделения успешно переправились через реку и завязали бой. Мы приготовились к серьезному сражению. Но внезапность атаки и пораженческие настроения в рядах фашистов помогли закончить его “досрочно”. Через полчаса гитлеровцы сложили оружие. Появились пленные. Мне казалось, что они были рады исходу боя. Ведь для них война уже закончилась...

А через пару дней случилось вот  что. Получив разрешение на  короткую передышку, я шел с батареи по нейтральной полосе и радовался весне. Несмотря на войну, вокруг радовали глаз аккуратные земельные наделы. Вспомнил о доме: скоро, глядишь, зацветут ольха, ива...И вдруг чуть ли не лоб в лоб я столкнулся с немецким солдатом. Он вышел из-за кустов и даже вздрогнул от неожиданности. Направил на меня автомат. А мой — за плечом. Смотрю прямо ему в глаза, думаю, что делать. А он, держа оружие в руках, так же пристально смотрит на меня...

Мне показалось, стояли мы так очень долго. Но вот он забросил автомат за плечо, повернулся и пошел к синевшему вдали лесу. Я продолжал смотреть на немца, но в спину ему не стрелял...

Из концлагеря
освободили тысячи узников

Проиграв главное сражение в Венгрии, немецко-фашистское командование попыталось еще раз остановить стремительный натиск наших войск. Но безуспешно. Многие австрийские города гитлеровцы превратили в укреп­районы. Бои шли за каждый населенный пункт. Недалеко от города Винер-Нойнштадт мы освободили из концлагеря несколько тысяч узников: русских, украинцев, французов, чехов. Фашисты хотели их расстрелять, но наши части  упредили  казнь.

Передвигаясь в глубь Австрии, наш полк, подойдя к всемирно известному курорту  Баден-Баден, вновь встретил сильное сопротивление гитлеровцев. За полдня мы их оттуда выбили, а под вечер 6 апреля советские войска овладели окраинами Вены. Еще неделю спустя столица Австрии была взята, а наш полк выбивал в это время гитлеровцев из Австрийских Альп...

Но и после австрийской кампании война для нас еще не закончилась. Отдохнув пару дней в Вене и переодевшись в летнюю форму, полк получил новый приказ: форсированным маршем идти на помощь восставшей Праге. Преодолевая за день до ста километров, мы прибыли на место вовремя и гнали фашистов до реки Влтава, где встретились с американцами. Радости тогда не было конца. Здесь 11 мая 1945 года мы и закончили с Петром Волоховичем свой освободительный поход в Европу.

«Мне все еще снятся
бои под Чакваром...»

С тех пор прошло много лет. А мне все еще снятся бои под Чакваром, Шеретом, Папой, Винер-Нойштадтом и Веной. Я вспоминаю их и когда слышу “Венгерскую рапсодию” Ференца Листа и даже вальсы Иоганна Штрауса. Я ненавижу фашизм. Но к немцам сегодня ненависти не испытываю. Уважаю их лидера Ангелу Меркель, которая не побоялась Буша и твердо заявила о своей позиции относительно Украины на Бухарестском саммите НАТО. Она очень твердая и умная женщина, чего не скажешь, к сожалению, о наших  руководителях.

Я не понимаю, как можно оплевывать своих людей, настоящих героев, погибших в борьбе с фашизмом, и превозносить бандеровцев? У меня разболелось сердце, когда прочитал, что в крупном киевском торговом центре сегодня продается... пластиковый фюрер. И что цена этого “игрушечного Гитлера” вдвое выше месячной пенсии большинства украинцев. Кукольный фашист, которого подсовывают нашим детям вместе с куклой Барби, “может переодеваться”, смотрит вдаль и открывает рот в истерическом крике. Не хватает лишь колючей проволоки, газовых камер и грузовиков-душегубок, с которыми хорошо знакомо старшее поколение киевлян...

Я думаю, что Ющенко со своей националистической политикой уйдет и не вернется. И Украина будет все-таки по-настоящему свободной и демократической страной, называющей все своими именами. Герои останутся героями, а пену и самозванцев время смоет. Но за это надо тоже, выходит, бороться.

...В канун праздника  Великой Победы от всего сердца хочу пожелать всем добрым людям никогда не знать лиха войны. А тем, кто пытается перекроить историю, умалить победу советского народа, хочу сказать: остановитесь, не терзайте наши души. Не сейте ветер — пожнете бурю...

Александр ИВАНОВ,

полковник в отставке.

Киев.

P.S. Александр Иванов прослужил в армии 37 лет, уволился в звании полковника и еще 20 лет продолжал трудиться в народном хозяйстве. В возрасте 80 лет ушел на заслуженный отдых, но продолжает активно сотрудничать с общественными организациями. Часто выступает в школах. Проводит “уроки мужества”. Награжден орденом Отечественной войны, украинским орденом “За мужество”, чехословацким орденом “За дружбу народов”, медалями “За боевые заслуги”, “За взятие Вены”. Всего у него около тридцати наград.

Александр Павлович очень просил нас опубликовать в газете свой адрес:
02154, г.Киев, Русановская набережная, 10, кв.35. Телефон — 295-09-79. Он очень надеется на то, что кто-то из однополчан еще жив и откликнется...

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.