сегодня: 19 июля, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 64 от 05 апреля 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Чародей света

05.04.2008 , № 64 от 05 апреля 2008 г.

Последний звонок перед началом спектакля. Замолкает какофония оркестровых звуков, спешат на свои места запаздывающие зрители. Еще через некоторое время Александр Лазебников привычным движением приглушает свет в фойе, гасит свет в зале. Звучит увертюра. Представление начинается. Сегодня дают “Щелкунчика”.

ПРОФЕССИЯ Александра — разработчик схем постановочного освещения и световых эффектов. А попросту — осветитель. Его рабочее место — довольно просторная комната под самыми престижными местами, так называемой царской ложей. Отсюда вся сцена — как на ладони. Комнату отделяет от зала большое слегка затемненное стекло, которое воспринимается словно грань между реальным и нереальным миром, в создании которого Александр Лазебников принимает самое непосредственное участие.

— 15 лет назад, когда пришел сюда, — рассказывает Александр Сергеевич, — я бы никогда не решился общаться с вами, находясь за пультом. Сейчас все стало привычным, хотя напряжение по-прежнему велико (замечу, что коллеги отзываются о Лазебникове исключительно как о профессионале высочайшего класса). Как я оказался в театре? Могу сказать, что это подарок судьбы. И виновата в этом главным образом моя дочь, которая танцует сегодня на этой сцене (заслуженная артистка Украины Наталья Лазебникова. — Авт.)

18 лет я проработал оптиком-механиком на “Арсенале”. Довольно часто ходили с женой сюда на спектакли. Когда отдали дочь в Киевское хореографическое училище, стали ходить чаще. В начале девяностых, после развала Союза, на “Арсенале” я оказался не нужен.

И вот пришел в театр. Рядовым осветителем. Пригласил меня Виктор Дмитриевич Гоженко, который был тогда художником по свету. Специалист старой школы, настоящий мастер. То, что он делал, было фантастикой. Сразу скажу, что никакого специального образования у меня нет. Я оптик-механик. Конечно, мне была знакома техника, которая здесь стоит. Плюс к тому всегда увлекался фотографией, и это мне тоже помогло. Я хотел понять, как рождается искусство. Мой первый спектакль, который я видел уже в роли осветителя, — “Лесная песня”. Это балет, который боготворю до сих пор, ведь с него все начиналось. И вот я увидел чудо. Старые потертые, грязные, дырявые декорации, которым лет тридцать, преображаются и смотрятся совершенно фантастически.

— Как строится ваш рабочий день?

— Мы приходим за два-три часа до начала спектакля. Проверяем или лучше сказать расправляем свет, проверяем все световые программы, которые заложены на спектакль. Расправить свет означает, что каждый аппарат должен быть направлен в определенную точку. Таких аппаратов около 450. Они разной мощности, разного размера и разных модификаций. Каждый должен светить в определенную точку. При постановке создается световая партитура, которую мы называем световой картиной. Наша задача — придерживаться заданной схемы. Мелочей в нашей работе нет. Разные артисты по-разному реагируют. Кому-то свет мешает, кому-то нет. У каждого свое строение глаз. Один смотрит на яркий свет как ни в чем не бывало. Другого он раздражает. Приходится “обрезать” голову. Это непросто, ведь артист всегда в движении.

— Ваша работа связана с электричеством. Но ведь его могут и отключить.

— Такое бывает. Шла “Царская невеста”. Опера. Конец спектакля. Вдруг пропадает свет. Полностью вырубается наш пульт. Оркестр играет. Света на сцене нет. Я включаю подстраховку — запасной репетиционный свет. Он такой бледный-бледный. Выхожу после спектакля. Вахтеры навстречу. И все так восхищенно ко мне: Саша, сегодня было так красиво: героиня сходит с ума, гаснет свет, а сверху какой-то белый свет!

— Что вы чувствуете, когда танцует ваша дочь? Это особые для вас дни?

— Конечно. До сих пор. Она классная балерина, но перед сложным моментом, например, каскадом фуэте, у меня всегда замирает сердце. Знаю, что все должно быть хорошо, но все равно очень переживаю.

— Вас все устраивает в вашей профессии?

— Практически все. Я уже врос в театр. Есть, правда, один сложный момент. Теперь любой спектакль ты смотришь как профессионал. Даже по телевизору. Отчасти мы, осветители, потеряны как зрители. К сожалению. Это, конечно, не означает, что моя зрительская биография уже закончилась. Театр сам по себе я полюбил еще больше. В театре нельзя работать. В театре нужно жить. Вот мы в нем и живем.

Беседовал  Валерий ПОЛИЩУК.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.