сегодня: 19 июля, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 36 от 25 февраля 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / Василий ГАМОВ. Офицер из Афгана

25.02.2008 , № 36 от 25 февраля 2008 г.

5 июля 1979 года в Кабульском аэропорту приземлились два самолета с группой молодых людей в “гражданке”. Это был первый состав тогда еще никому неизвестной, суперзасекреченной группы специального назначения Управления “С” (нелегальная разведка) ПГУ (Первое Главное Управление — внешняя разведка) КГБ СССР под кодовым названием “Зенит”. В числе прибывших был Федор Григорьевич Яковлев. Из Житомира.

Выпускник «школы диверсантов»

СЕЙЧАС всем известно, что 27 декабря 1979 года советские войска вошли в Афганистан. Полагали — временно, а остались на 10 долгих лет. В России издана книга Валерия Курилова “Операция “Шторм-333” — об уникальной спец­операции подразделений КГБ по взятию в этот день, 27 декабря, ряда наиболее важных объектов афганской столицы — дворца Тадж-Бек (резиденция Амина), министерства обороны, царандоя (МВД), аэропорта и т.д. В Украине практически отсутствует какая-либо информация о том времени и людях, с которых начинались события, приковавшие к себе внимание всего мира и ставшие за 10 лет целой эпохой для советского народа. Однако в первом составе группы специального назначения “Зенит”, основной ударной силы операции, треть сотрудников из 38 были из КГБ Украины.

Еще одна малоизвестная деталь: с чего, собственно началось “вторжение советских войск в Афганистан”? В рамках экономической помощи Афганистану в то время там работало очень много советских специалистов. После апрельской революции 1978 года бои между противоборствующими группировками были обычным делом, но советских специалистов обычно не трогали. В апреле 1979 года во время одного из таких столкновений в Герате погибла группа советских специалистов, причем случайно. На уровне высшего руководства страны было решено направить в Афганистан небольшую, мобильную, хорошо подготовленную группу быстрого реагирования, которая могла бы в случае необходимости оперативно локализовать неблагоприятную ситуацию в любом регионе Афганистана, быстро эвакуировать советских специалистов, членов их семей и не допустить повторения гератской ситуации.

Группу формировали тоже не совсем обычным способом. У центрального аппарата КГБ СССР был так называемый специальный резерв ПГУ. Это были оперативные работники со всех регионов СССР, имеющие опыт агентурной работы, владеющие, как минимум, одним иностранным языком и прошедшие специальную разведывательно-диверсионную подготовку. Каждый спецрезервист был хорошо подготовлен физически, психологически и умел практически все: стрелять из оружия любых систем, прыгать с парашютом, ориентироваться на местности, работать с различными типами мин, а при необходимости самостоятельно изготавливать мины. При этом каждый мог работать радистом и владел приемами рукопашного боя. Грубо говоря, это были диверсанты и военные разведчики очень высокого уровня подготовки. Есть еще одна деталь, которую Федор Яковлев отметил особо: не было никакой “промывки мозгов”, был осознанный патриотизм профессиональных солдат. На курсах переподготовки резервистов, например, отсутствовала марксистско-ленинская
подготовка.

А последний месяц перед вылетом в Афганистан вообще прошел в полном соответствии с традициями советской армии, в которой героизм, патриотизм и профессионализм вполне уживались с разгильдяйством и неразберихой. В июне группа готовились к поездке на месяц в горный учебный центр.Учитывая предупреждение ­замначальника курсов, что ближайший магазин будет за двумя перевалами, народ вполне обстоятельно запасся водкой. Не много — по два ящика на брата. Горная подготовка была отменена, но водка осталась. А тут еще в качестве подтверждения, что из командировки можно и не вернуться, выдали денежное довольствие на два месяца вперед. В двухэтажном деревянном коттедже, где жили офицеры, в каждой комнате стоял распространенный тогда бобинный магнитофон для занятий  иностранным языком. Но гораздо чаще звучали, конечно, Высоцкий, “АВВА”, “Boney M”. Предвидя смертельную опасность поездки, народ отрывался на полную. Зрелище было достаточно впечатляющее: коттедж ПГУ среди ночного леса сиял огнями не хуже “Титаника” перед отплытием. Правда, это не мешало в 8.30 стоять на разводе и получать очередные инструкции на день.

Внутри котла

К этому времени обстановка в Кабуле чрезвычайно осложнилась. Противоборство Нур Мухаммеда Тараки, ставшего руководителем государства волею случая, и его “верного последователя и ученика” Хафизуллы Амина потихоньку достигало своего апогея. А это сопровождалось кровопролитными столкновениями их сторонников и беспорядками в городе, в которые попадали и посольские работники, и многочисленные советские специалисты. Группе “Зенит” приходилось выезжать в город и вывозить соотечественников из опасных мест. Кроме того, чтобы держать советское руководство в напряжении, постоянно осуществлялись провокации и против советского посольства. Офицеры группы работали по системе “6 через 12”, т.е. шесть часов на посту, затем двенадцать часов “отдыха”. Под отдыхом, кроме сна, подразумевались также выезды для знакомства с городом, экстренные выезды в случае беспорядков и т.п. Для всех свободных от наряда утром подъем в 6 часов и полуторачасовые занятия под руководством инструктора по физподготовке и рукопашному бою. Так что для сна больше шести часов в сутки выкроить не удавалось.

Кабул лета 1979 года представлял собой весьма колоритное зрелище. В Афганистане были очень дешевые продукты питания, практически отсутствовал какой-либо паспортный режим для иностранцев, анаши было сколько угодно, и поэтому сюда на лето съезжались хиппи со всего мира. Афганцы относились к ним весьма снисходительно, для них это была иллюстрация упадка западной цивилизации, скорбная участь тех, кто не верил во всемогущество Аллаха. К советским афганцы относились крайне уважительно, Советский Союз оказывал очень большую помощь Афганистану, и они это ценили. Наши были желанными гостями в любом афганском доме. Во время беспорядков афганцы помогали советским укрыться в своем доме, магазине, лавке и сообщали в посольство, куда надо за ними приехать, а в это время угощали их всем, чем могли. До ввода войск мы были для них друзьями, после — оккупантами.

Федор Яковлев однозначно говорит, что не было никакого смысла вводить советские войска в Афганистан. “Кто бы ни был во главе Афганистана, он все равно дружил бы с Советским Союзом, тем более что за прежние долгие годы сотрудничества Афганистан стал слишком зависим от СССР, не говоря уже о том, что афганская армия вооружалась только советским оружием, а афганские офицеры учились только в советских военных училищах и были достаточно просоветски настроены. Политика СССР в Афганистане, начиная с апрельской революции 1978 года, которая стала неожиданностью для советского руководства, изобиловала грубейшими ошибками, характеризовалась полным пренебрежением к специфике мусульманского государства почти со средневековым укладом и абсолютным нежеланием учитывать доклады о реальной действительности”.

А главные события происходили на глазах и при участии Федора Яковлева. По его словам, это был типичный дворцовый переворот в восточном стиле — Амин убил Тараки и резко поменял геополитическую ориентацию. Последовали штурм дворца Амина, его ликвидация и ввод войск в Афганистан. Первыми жертвами бездарной политики, как всегда, были офицеры спецназа. Яковлеву повезло, он вернулся живым.

Яковлев Ф.Г., 1952 г.р., специальность — учитель русского языка и литературы, кандидат в мастера спорта по боксу. В органах КГБ — с марта 1977 года. В январе 1979 года был направлен на учебу на курсы усовершенствования офицерского состава, для простоты именовавшиеся “школой диверсантов”, (Управление “С” ПГУ КГБ СССР). Майор, находился в Афганистане в 1979 году в составе группы “Зенит” (июль-сентябрь), в 1980 году — в составе группы “Зенит” (январь-февраль), затем — в личной охране президента Афганистана Бабрака Кармаля (март-июль), в 1981 году — в составе группы “Каскад” (январь-август). В 1987 году находился в качестве советника оперативных батальонов МГБ ДРА в провинциях Пактия, Пактика и округе Хост (февраль-декабрь). Награжден медалью “За отвагу”. В настоящее время вице-президент корпорации “АМПАС”, председатель житомирской областной общественной организации “Общевоинский союз Украины”.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.