сегодня: 21 ноября, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 24 от 07 февраля 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / КОМЕНТАРИИ / Виктор МИХАЙЛОВ. Вероломство Центральной Рады

07.02.2008 , № 24 от 07 февраля 2008 г.

НЕДАВНО в издательстве “Европа” вышла книга доктора исторических наук Ирины Михутиной “Украинский Брестский мир”. Так как тираж ее не особо велик, а тема, которой посвящена книга, для нас, жителей Украины, чрезвычайно важна, предоставляем возможность ознакомиться с развернутым комментарием Ирины Васильевны, посвященным историографии Брестского мира.

Автор взглянула на историю с неожиданной стороны — с учетом возникновения на дипломатической переговорной арене нового партнера — Украинской Центральной Рады. Писавшие о Брестском мире обязательно упоминали тот факт, что 9 февраля 1918 года был подписан договор Украинской Народной Республики с государствами Четверного союза (так назывался блок Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии в период Первой мировой войны). Однако этот факт отмечен вскользь и конкретно не рассматривался. А Михутина тщательно проанализировала украинский аспект переговоров в Бресте с учетом ситуации в Украине — провозглашением Украинской народной республики (УНР).

Книга в деталях знакомит с историческими фактами, свидетельствующими о том, как Центральная Рада, вклинившись в группу договаривающихся сторон, за спиной делегации из Петрограда подписала отдельный мирный договор с Германией и ее союзниками и, открыто сыграв в их пользу, резко ухудшила дипломатические позиции России. Перед переговорами большевикам казалось, что германская армия, как и русская, уже не способна продолжать бои на Восточном фронте. Агитация среди немецких солдат и общественности настолько ослабила армии противника, что Берлин и Вена были готовы на мир “без аннексий и контрибуций” и на то, чтобы, прекратив военные действия, очистить оккупированные российские территории: часть Волынской губернии, польские земли, Прибалтику. Но расчет не оправдался. Германия не собиралась уступать захваченное пространство, соглашаясь только на “самоопределение” населения оккупированных областей путем проведения опроса.

Петроградское правительство само пригласило украинцев войти в состав делегации для участия в переговорах. Разрыва с Украиной новая власть не хотела потому, что в учредительном документе УНР, III Универсале, говорилось, что Украина “не отделяется от республики Российской и оберегает единство ее”. Имелось в виду преобразование России в федеративное государство. Украинские лидеры не спешили с решением земельного вопроса и поначалу не собирались выходить из войны, отделив свой фронт от общероссийского. Киевские делегаты приехали в Брест в качестве наблюдателей. Они появились там во время перерыва в переговорах и сразу вызвали большой интерес немцев и австрийцев, догадавшихся, что отдельная договоренность с украинцами позволит решить проблему притока продовольствия с востока и даст возможность обрести эффективный политический рычаг воздействия на Россию в ходе переговоров. Предварительно от киевского правительства потребовали полного отказа от проекта федерации с Россией. При этом официальное признание новой республики пообещали сделать лишь в случае подписания договора, намереваясь унизительным для УЦР образом включить в его текст как формулу признания, так и статьи об условиях и объеме поставок продовольствия из Украины.

Напомним, что сама Украина находилась в глубоком кризисе: крестьяне возмущались задержкой с земельной реформой, рабочие протестовали против невыплат заработной платы и развала производства. Солдаты украинизированных частей, перевода которых с других участков фронта настойчиво требовал глава военного ведомства УЦР Петлюра, оказались в ненадлежащих условиях — не имели казарм и довольствия.

Радикализация общественных настроений привела к образованию в Харькове параллельного украинского правительства большевистского толка, которое повело с киевским правительством вооруженную борьбу за власть.

В одном из киевских архивов хранятся материалы секретной и неофициальной стадии украинских переговоров: отчеты, передававшиеся украинскими представителями по прямому проводу, инструкции центра, фрагменты дневника делегации, свидетельства о безуспешных попытках Петрограда и Киева найти общий язык. Эти материалы позволили более полно восстановить те судьбоносные события. Находясь в цейтноте, правительство УЦР удовлетворило предварительное условие центральных европейских держав — отставило идею федеративного союза и объявило о государственной независимости республики. Когда Петлюра подавлял восстание рабочих завода “Арсенал”, к городу  приближались харьковские красногвардейцы. Счет времени шел на дни и часы. Украинские делегаты в Бресте спешно согласовывали условия сепаратного договора с Германией, пока правительство старалось сохранить само себя, дабы формально считаться легитимным. Австро-германские дипломаты разделяли эту торопливость, чтобы после заключения украинского договора покруче расправиться с Россией. Немецкие генералы потирали руки, предвкушая новые атаки.

Взятие Киева большевистскими войсками могло помешать подписанию договора с представителями УЦР. И Киев был взят около 10 часов вечера 26 января (8 февраля) 1918 года. Однако весть об этом из-за плохой связи не сразу пришла в Брест, где в 2 часа ночи 27 января (9 февраля), с ничтожной разницей по времени от решающих событий в Киеве, представители Четверного союза в великой спешке подписали с делегатами УЦР мирный договор.

Это стало мощным морально-политическим ударом — из тех, которые принято называть ударами в спину. Дипломатические последствия его обнаружились в тот же день: глава германской делегации потребовал исключить понятие самоопределения оккупированных российских областей, поставив их судьбу в зависимость от решений Берлина и Вены. О других последствиях коварного замысла — в следующей публикации.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.