сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 17 от 29 января 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Виктор МИХАЙЛОВ. Абракадабра — путеводитель в мире слов

29.01.2008 , № 17 от 29 января 2008 г.

Загадки языка

Мы точь-в-точь двойной орешек

Под единой скорлупой.

А.С.Пушкин,

“Подражание арабскому”. 1837 г.

В “РГ” № 11 ЗА 19 ЯНВАРЯ мы рассказали об удивительных совпадениях в русском и арабском языках. Читатели ознакомились с уникальной методикой российского арабиста, писателя, кандидата филологических наук Николая Николаевича Вашкевича.

В основе его метода лежит постулат: чтобы как следует понять русский язык, надо хорошенько изучить арабский.

Русский язык, пожалуй, как никакой другой богат непереводимыми выражениями, которые в научном мире называют идиомами. Особенность идиомы состоит в том, что ее общий смысл не вытекает из значений составляющих слов. Один из ведущих специалистов в области русской фразеологии В.М.Мокиенко сравнивает идиоматику русского языка с молчанием сфинкса, который едва ли когда-нибудь заговорит.

Когда мы, к примеру, говорим “кошмар собачий”, то естественно, что собака тут ни при чем. Вашкевич разгадывает эту загадку просто. Достаточно на любую русскую идиому посмотреть “арабскими” глазами, как сфинкс начинает говорить. В идиоме “кошмар собачий” речь идет-таки о кошмаре, поскольку русское “собак” в прочтении наоборот (арабы читают справа налево) дает арабское слово “кошмар” (кабос). По этой причине мы говорим также “собачий холод”, “собачья жара”, “собачья жизнь”, т.е. на самом деле имеется в виду: кошмарный холод, кошмарная жара, кошмарная жизнь.

Точно так же в “переезжей свахе” имеется в виду не русская сваха, а арабское “савваха” (путешественница). В “тоске зеленой” нет совсем зелени. Это арабское “заален” (тоскование). В “пороть горячку” за русским “пороть” скрывается арабское “фарет” (в арабском нет звука п, ему всегда соответствует ф) горячиться. Выражение “пьяный в стельку”, как утверждают лингвисты, пришло из профессиональной речи сапожников. Этому можно было поверить, если бы не арабский корень стл (пьянить). “Тише воды, ниже травы” значит — очень скромный, здесь не о воде речь, а о скромности, потому что “вады” по-арабски значит скромный.

Выражение “беззаветно любить” не попало ни в один фразеологический словарь. Потому что вроде здесь все ясно. А если вдуматься: почему любить без завета значит то, что значит? Оказывается, в основе лежит арабское “инкар” (отрицание) + завет (“души”, что в арабском значит “себя”) и буквально означает — отрицая (забывая) себя.

К загадке сфинкса относятся не только словосочетания, но и любые слова, которые не имеют мотивации в русском языке. Наша филология считает, что никакая лингвистика никогда не ответит на вопрос, почему вода называется водой. На самом деле, как и в случае идиом, такие слова надо читать как бы по-арабски.

Рассмотрим через призму арабского языка названия животных: акула по-арабски — “прожорливая”, баран — “невинный”, бык — “рогатый”, волк — “злой”, гусеница — “прядильщик”, дрозд — “подражатель” (ср. дрозд-пересмешник), жаворонок — “хлопающий в воздухе крыльями, не летя”, кобра — “горделивая”, колибри — “питающийся с пестика”, кукушка — “яйца выкидывающая”, овен — “безвинный”, петух — “открывающий”, лиса — “хитрая обманщица”, лошадь — “сильная”, питон — “завораживающий”, собака — “гончая”, сорока — “воровка”, страус — “прячущий голову”, свинья — “чушка” (буквально — “литье”), угорь — “мигрант” (европейский речной угорь метать икру отправляется за семь тысяч километров в Саргассово море), хамелеон — “защищающийся цветом”, щука — “хулиган”, ягуар — “бегун”.

В отношении других слов наблюдается то же самое. Так, обескураживающая языковедов простая вода по-арабски значит “чистая”, соты — “ушестеренные”, лес — “густой”, поле — “свободное, чистое”, правый — “невиновный”, левый — “уклоняющийся”.

Само собой разумеется, речь не может идти о заимствованиях, поскольку в арабском языке все эти вещи называются иначе. И самое главное — тотальный характер подобных сопоставлений. Метод работает не только в отношении обиходных слов, но и, что особенно парадоксально, научных терминов. С позиций достигнутых на данное время лингвистикой знаний описанный феномен объяснить невозможно. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Однако, если исходить не из научной догматики, а из обнаруженных фактов, объяснение лежит на поверхности.

Вашкевич сравнивает структуру человеческого языка с грецким орехом (о чем первым догадался Пушкин), внутри которого находится бинарное ядро, окруженное скорлупкой. Левое и правое отражение ядра под прямым углом на скорлупу дают, соответственно, левый и правый язык (русский + арабский = РА), каждый из которых является зеркальным и точным отображением своей половинки ядра. Все остальные языки представляют собой отражение того же семантического ядра, но под разными углами и, следовательно, с разной степенью искажения исходного образа. Отраженные на скорлупе этнические языки находятся в постоянном конкурентном взаимодействии, стремясь к экспансии, одни языки вытесняют другие, испытывая взаимное влияние в виде перетекания лексики из одного языка в другой сообразно положению, занимаемому языками по отношению друг к другу.

Не этим ли объясняется противоборство украинского языка с русским?

О том, сколь совершенна математическая модель языка, что не народ создает языки, а языки создают, формируют народы и управляют их поведением, как слова воздействуют на устройство духовного мира, мы расскажем в следующей публикации.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.