сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 4 от 11 января 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / МНЕНИЯ / Михаил БАЛТЯНСКИЙ. Рано отвергать Чернобыль

11.01.2008 , № 4 от 11 января 2008 г.

Люди проверяются в беде. То же относится и к странам. Это показала ночь 26 апреля 1986 года, когда зловещий атом рванул жутким облаком из четвертого энергоблока ЧАЭС. Почувствовав свою незащищенность, мировое сообщество на какое-то время даже объединилось. Но прошли годы, страх улетучился, а вместе с ним поостыло и чувство естественной биологической солидарности.

Усыплен ли дракон?

ОПТИМИСТЫ утверждают, что усыплен. Факт усыпления даже обозначен точной датой — 14 декабря 1986 года. В этот день правительственная комиссия подписала акт о выполнении первой очереди комплекса работ по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Зарубежная печать кричала о том, что наконец-то “дракон усыплен” и отныне можно спокойно смотреть в будущее.

Подтверждением такого вывода стало завершение к тому времени строительства объекта “Укрытие”, дезактивация тысяч гектаров окружающих станцию территорий, очищение от “атомного недуга” огромных площадей внутри ЧАЭС и вспомогательных помещений, появление многочисленных могильников, защитных дамб и т.д. Словом, мир в своем сознании зафиксировал, что авария ликвидирована. В это поверили все.

Беспокоил, пожалуй, вопрос, каков уровень радиоактивности, вытекающей за пределы 30-километровой зоны? Считалось, что эта зона не влияет на окружающую среду. Но зимой 1986 года активная часть объекта “Укрытие” промерзла так, что весной 87-го возник эффект обратной вентиляции. Впрочем, все довольно быстро успокоилось. И считалось, что в 1987 году уже никаких выбросов не происходило, никакого влияния на окружающую среду саркофаг не оказывал.

Вроде следовало бы радоваться. Но, увы, грянула другая неприятность. Оказалось, что рекомендации Академии наук СССР по дезактивации территории выполнялись с преступной примитивностью. Болотным плугом на глубине полтора метра перемешали почву, вывернув на поверхность песок, на котором, кроме травы, никогда ничего не росло. В результате возник так называемый “ветровой перенос активности” за пределы 30-километровой зоны. А на площадях, которые не успели перепахать, вся активность, по заключению специалистов, находится в одном сантиметре почвы, то есть в верхнем слое дерна. И это создает множество неприятных загадок.

Страх остается

Многое из того, что сделано для обезвреживания станции, по словам президента общественного объединения “Союз Чернобыль Украины” Юрия Андреева, должно вселять оптимизм. Однако любая уверенность, как отмечает сам Юрий Борисович, не обходится без преодоления страха. А страх остался.

— Основная опасность объекта “Укрытие”, — подчеркивает Андреев, — это топливосодержащие массы внутри помещения реактивного отделения. Никто не может сказать, сколько таких масс находится в реактивном отделении четвертого энергоблока. Возникает предположение, что за пределы реактора вылетает от 20 до 90 процентов всего ядерного топлива...

На предположениях строятся и остальные расчеты. Экспертная оценка производится на основании активности вокруг реактора. Путем простого арифметического действия вычисляют, что внутри реактора находится от четырех до десяти процентов этой самой активности.

А есть ли точная оценка масштабов чернобыльской катастрофы? Нет! В прессе называют разные цифры — от 50 миллионов до 150 миллионов кюри. С последней цифрой, полагает Юрий Борисович, можно согласиться...

Понятно беспокойство Ук­раины. Имея на своей территории объект с труднопредсказуемым поведением, она рассчитывает не только на понимание, но и на поддержку мировой общественности. В течение почти двадцати лет такая поддержка с горем пополам появлялась. Причем каждый транш сопровождался долгими разговорами об эффективности его применения.

Ударим по радиофобии!

В конце 2007 года эксперты ООН публикуют доклад под названием “Укрепление международного сотрудничества и координации усилий в деле смягчения и минимизации последствий чернобыльской катастрофы”. На первый взгляд, документ отвечает заботам Украины. Но более глубокое изучение доклада настораживает.

Рассуждая о “назначении мировой общественности ослабить опасения, связанные с существующими и неправильными представлениями относительно радиации, направленной на создание новых экономических возможностей, восстановление самодостаточности общин и поощрение возврата к нормальной жизни пострадавшего населения”, авторы называют “главную” опасность, против которой призывают страны “объединиться для нанесения удара” — радиофобия. Другие “атрибуты” катастрофы в расчет уже не берутся.

Своеобразно истолковала такой поворот мысли руководитель проектов Программы развития ООН для стран СНГ Луиза Винтон: “Международная помощь начнет уменьшаться на фоне острых мировых проблем, таких, как голод или катастрофические изменения климата. Районы в Чернобыльской зоне сегодня не выглядят на карте мира наиболее болезненными (то есть они уже не опасны? — Авт.). За два десятилетия здесь было сделано достаточно много. Нездоровый образ жизни, курение, алкоголизм имеют более выраженный характер, чем радиация. Три государства (Украина, Беларусь и Россия. — Авт.) должны опираться на собственные силы (!). ООН не располагает точными данными о том, сколько донорских средств было израсходовано на помощь территориям, накрытым радиоактивным облаком в 1986 году, и лишь пытается их подсчитать. Однако эксперты ООН убеждены, что речь идет о сотнях миллиардов долларов, которые не всегда были использованы эффективно” (намек на растранжиривание средств? — Авт.).

Вставила свои “пять копеек” и заместитель помощника администратора программы развития ООН Джехан Султаноглу: “Даже при небольшой поддержке местные жители могут встать на ноги. Главное — убедить их в том, что они могут жить на этих территориях, могут рожать там детей, и что их проблемы со здоровьем никак не связаны с мифами о радиации. Выводы ученых показывают, что последствия радиации оказались не такими опасными, как ожидалось. Пострадавшему населению пора переходить от культуры зависимости, от помощи извне к усилиям по реабилитации территории”. То есть нечего сетовать на радиационное заражение местности, все это мифы, там можно жить, работать и размножаться. И хватит уже находиться на иждивении доноров.

Иного мнения президент ВОО “Союз Чернобыль Украины” Юрий Борисович Андреев:

— В докладе поверхностно оценивается степень ущерба от чернобыльской катастрофы как для населения, так и для территорий России, Беларуси, Украины. Оценки экспертов ООН, МАГАТЭ и ПРООН грешат двойными стандартами: с одной стороны, жестко настаивают на немедленной остановке ЧАЭС, с другой — утверждают об отсутствии медико-биологических последствий Чернобыля, — говорит он. — Принятие и реализация государственной программы социально-экономического возрождения зон чернобыльской катастрофы крайне важна. Но выводы экспертов ООН, мягко говоря, грешат неточностью. Ведь за прошедшие 20 лет программы чрезвычайной гуманитарной помощи ООН пострадавшему населению России, Беларуси, Украины на самом деле оцениваются в несколько сотен тысяч евро. Поэтому попытка извратить ситуацию вызывает только возмущение...

Комментарии здесь, как говорят, излишни. Предельно ясно одно: нас в очередной раз оставляют один на один с коварным атомом-драконом. Что ж, к подобному нам не привыкать.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.