сегодня: 19 июля, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 184 от 07 декабря 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / МНЕНИЯ / Виктор МИХАЙЛОВ Карпатский вестерн «НКВД против УПА»

07.12.2007 , № 184 от 07 декабря 2007 г.

ИТАК, в мае 1945 г. ЦК КП(б)У, Президиум Верховного Совета и СНК УССР в третий раз обратились “До робiтникiв, селян i iнтелiгенцiї захiдних областей України” с предложением “учасникам  нацiоналiстичних банд... покаятися i чесною працею спокутувати свою провину перед українським народом. Не бажаючи даремно проливати кров, ...Уряд Радянської України простить їм їх участь у бандитських групах”. Эти обращения транслировались по радио, были опубликованы во всех областных и районных газетах западных областей Украины, отпечатаны массовым тиражом в виде листовок и плакатов, которые распространялись по селам, вывешивались в общественных местах, на базарных площадях и перекрестках дорог. Помимо этого, листовки с текстом обращений разбрасывались с самолетов над лесными массивами в местах вероятного базирования националистических банд.

В западных областях прошли обсуждения правительственных инициатив. Например, при таком обсуждении рабочий лесозавода г. Ровно Литвинов заявил: “Против советской власти не устояли немцы, а Германия — сильное государство. Что сделает кучка националистов, если они только мирным жителям головы рубят”. В Ново-Ярычевском районе Львовской области председатель сельсовета с. Ременево Кокотко, подняв над головой пачку отпечатанных обращений, заявил крестьянам: “Я сейчас не боюсь никого. Пусть меня встретят хоть 20, хоть 50 бандеровцев. Подойдут бандиты, а я им скажу: хотите жить по человечески — читайте!” Крестьянин Гаврилишин из с. Розгадовцы Зборовского района Тернопольской области сказал: “Страна Советов является самой сильной страной в мире и, несмотря на то что она может беспощадно расправиться с бандитами, она этого не делает, а хочет разъяснить введенным в заблуждение... участникам бандбоевок неправоту их действий и дать возможность порвать связь с бандитами и тем самым сберечь себе жизни и работать на благо родины и семьи”. В селе Старый Тараж Кременецкого района Тернопольской области крестьянин Казмирук сказал, что “...бандиты наносят большой вред крестьянам и нашему народному хозяйству. Необходимо предупредить бандитов и тех, кто им помогает, что, если они не покаются и не придут с повинной, их ждет народная кара, а мы поможем органам советской власти привести ее в исполнение”.

Эти шаги правительства и настроения местного населения сыграли свою роль, и “хлопцi” массово повалили из леса сдаваться “совiтам”. После первого же обращения, в начале 1944 года, возле Кременца разбежался курень УПА из мобилизованных крестьян. В феврале 1945 года в Вижницком районе Черновицкой области в полном составе сдался курень Перебийноса из 400 человек. В некоторых районах явка с повинной приобрела массовый характер. В Пониковецком районе Львовской области с 17 по 26 января 1945 года явились с повинной 930 человек. В Золочевском районе Львовской области с 24 по 31 января 1945 года — 581 человек. В Галичском районе Станиславской области с 25 по 31 января — 458 человек. Часто явке с повинной активно способствовали сами односельчане или близкие родственники “повстанцев”. Так, председатель сельсовета с. Коршув Волынской области Мулер вывел с повинной бандита по кличке “Рожок”, который, в свою очередь, после проведенной с ним беседы вывел из подполья еще 21 человека. Жительница с. Обгов Вербского района Ровенской области Агафья Рой вывела из подполья трех своих братьев, участников боевки “Хужего”. По данным Управления по борьбе с бандитизмом МВД УССР только за первый год явилось с повинной 29.204 участника националистического подполья. За период с февраля 1944 года по июль 1946 года этой возможностью воспользовались 52.452 человека. Всего же за весь период противостояния Советской власти и националистического подполья в Западной Украине амнистией воспользовалось свыше 77 тысяч участников подполья и их активных пособников.

Не всех из задержанных при проведении операций чекисты могли привлекать к негласному сотрудничеству. Основная масса задержанных или явившихся с повинной для органов безопасности никакого интереса не представляла. Это были простые селяне, “отмобилизованные” в УПА путем террора под угрозой смерти семьи или близких родственников. Поэтому таких “вояк” после соответствующей проверки отпускали под наблюдение. По данным справки УББ  МВД УССР от 16 июля 1946 г., из числа задержанных за период с февраля 1944 года по июль 1946 года 125 267 человек было арестовано лишь 29 362 человек, а остальных призывали в военкоматы или распускали по домам.

Заместитель начальник Управления по борьбе с бандитизмом НКВД УССР подполковник А.Задоя в справке от 26.4.45 года отчитывался: “Явившиеся с повинной бандиты призывного возраста после их опроса о бандах и оуновском подполье направляются в военкоматы для направления в Красную Армию. Лица непризывного возраста после соответственной их политической обработки направляются по месту жительства со взятием на оперативный учет в РО НКВД...”

В качестве агентов использовались только те лица, которые явились в органы НКВД, и об их явке в органы не известно их окружению. Командный состав УПА и руководящий состав ОУН, явившийся с повинной, использовался органами НКВД  для разложения среди бандитов и националистически настроенного населения. Они выступали в селах на собраниях крестьян, через послания призывали банды следовать их примеру.

Прежде всего чекистов интересовали проводники ОУН различных уровней, командиры подразделений УПА, боевики и референты СБ — те, кто мог обеспечить оперативно-войсковые группы серьезными агентурными данными и тем самым способствовать выявлению линий связи, конспиративных квартир, явочных пунктов областных проводов ОУН с целью установления местонахождения Центрального провода, внедрения в его состав проверенной агентуры для последующей ликвидации. Дело сдвинулось с мертвой точки: если в 1944 году агентурный аппарат в регионе насчитывал 725 агентов, то в 1945 году он составлял уже 1200 , а в 1946 году. — 2249 агентов.

В принципе, принудительных методов вербовки избежать было трудно, но лиц, которых планировали использовать в оперативных мероприятиях, как правило, вербовали путем разъяснений и переубеждения. Как это происходило, ясно из письма подпольщика по кличке Шварно, захваченного во время одной из чекистских операций, и согласившегося сотрудничать с УМГБ по Станиславской области. Правда, впоследствии он умудрился бежать обратно в подполье, а все детали процесса вербовки и своего предательства чистосердечно изложил в письме референту пропаганды краевого провода “Карпати — Захiд”...

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.