сегодня: 16 июля, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 183 от 06 декабря 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / МНЕНИЯ / Виктор МИХАЙЛОВ. Карпатский вестерн «НКВД против УПА»

06.12.2007 , № 183 от 06 декабря 2007 г.

МИФЫ придают событиям героический, несколько даже фантастический оттенок. Великие эпохи порождают эпос. В мифах советского периода всегда виделось нечто значительное и поучительное, помогающее лучше понять прошлое, настоящее и даже предвидеть будущее. Антимифы “оранжевой” Украины стремятся унизить человеческое достоинство, гасить высокие душевные порывы, множить злобу, зависть, отчуждение между целыми пластами общества. Перед “нацiонал-свiдомими” патриотами стоит довольно примитивная задача: не имея возможности заставить людей забыть бандеровский террор, потребовалось обвинить в нем кого-то другого, желательно саму Советскую власть, подменив тем самым сам предмет общественного противоречия. Для этого и понадобились страшилки о таинственных “спецгруппах”, использовавшихся органами внутренних дел и госбезопасности в борьбе с националистическим подпольем. В общественное сознание активно внедряется перелицованный миф о том, что бандеровский террор — это выдумки “коммунистической пропаганды”, а все убийства мирного населения совершали не вояки ОУН-УПА, а переодетые в форму “повстанцев” специальные группы сотрудников НКВД. Даже такой авторитетный деятель, как председатель Всеукраинского объединения ветеранов Второй мировой войны, и.о. председателя Украинского института национальной памяти академик Игорь Юхновский утверждает, что обвинение УПА в массовых убийствах невинных мирных жителей, как и массовые расстрелы еврейского населения, — это миф советской пропаганды. При этом он уверяет: “В настоящее время отсутствуют конкретные факты, которые подтверждали бы стереотипы советской пропаганды, рисовавшие страшные картины варварства бойцов УПА, которые, согласно советским “страшилкам”, маленьких детей обязательно бросали в колодцы, а молодых учительниц поголовно вешали на елях”. Юхновский призывает к “серьезному исследованию истории создания советскими спецорганами около трех сотен псевдоповстанческих отрядов, которые под видом украинских повстанцев совершали мерзкие преступления, таким образом стремясь вызывать у населения негативное отношение к УПА”. “Когда регулярные советские войска не могли справиться с хорошо организованной повстанческой армией, коммунистические идеологи придумали такую простую и позорную вещь, как провокации”, — не стыдится голословно заявлять академик. Обратите внимание: как с цифрами жертв голодомора, где разница достигает нескольких миллионов, так и в количестве спецотрядов, которые ликвидировали остатки формирований УПА, тоже нет четких определений. То их полсотни, то полторы или три сотни, как у Юхновского. Кто назовет больше? А это ведь первый признак того, что цифры берутся с потолка. Чем больше цифра, тем убедительней.

В общем-то, редакция “РГ” и занимается тем, к чему призывает Юхновский, — приводит исторические свидетельства тех лет. В пре-дыдущих публикациях мы подробнейшим образом объяснили, почему Советская власть отказалась от применения регулярных войск в борьбе с бандеровцами, и почему руководство УПА изменило тактику своей обреченной на провал борьбы против собственного народа.

Как уже отмечалось, оперативно-войсковые группы оказались наиболее оптимальной формой комбинированного взаимодействия оперативных сотрудников и ВВ НКВД. Для успешной работы не хватало единственного компонента — надлежащего агентурного обеспечения для установления точного местонахождения банд, численности их личного состава и руководства, наличия вооружения, возможных путей отступления.

На необходимость приобретения агентурных позиций в среде подполья указывал и народный комиссар внутренних дел СССР Л.П.Берия, требуя от руководства госбезопасности УССР немедленно “разработать специальные мероприятия по активному розыску и безотлагательному изъятию всех лиц, причастных к террористической деятельности ОУН; наладить специальную агентурно-осведомительную работу по предотвращению террористических актов со стороны оуновцев, не оставляя нераскрытым и безнаказанным ни одного террористического акта против советских граждан”.

Поэтому, учитывая особую важность создания в рядах ОУН агентурного аппарата, Политбюро ЦК КП(б)У на заседании 26 февраля 1945 года постановило принять меры для усиления работы по воспитанию агентуры, обучения ее правилам конспирации и методам работы по выявлению и вскрытию участников и организаций ОУН.

“Нацiонал-свiдомi дослiдники визвольного руху” сегодня настойчиво внушают, что “сексоты НКВД” набирались исключительно из местного населения — председателей сельсоветов, колхозных активистов, комсомольцев и прочих “сталiнських посiпак” и “зрадникiв українського народу”. За это, мол, их и убивали “повстанцы”. В частности, В.Кук, последний “главнокомандующий” УПА, вспоминал: “Если... это агент и выдает других людей, ясно, что вы его застрелите, потому что он ваш враг”. Остальные убийства мирных граждан Василь Степанович списывал на действия “лжебандеровцев” — отделы НКВД.

Вопрос с агентурой был не таким простым, как представляют его бандеровцы и их подпевалы. Часть оперативных источников действительно набиралась из местных жителей, но полученные от них сведения не удовлетворяли потребности оперативной работы.  Крестьяне могли сообщить о появлении в селах незнакомцев; о том, кто из их односельчан подозревается в связях с “хлопцами” из леса; в каких хатах могут находиться бандеровские схроны с оружием и бое-припасами. Оперативников интересовала более конфиденциальная информация.

Другим своим решением Политбюро указывало, что прежде всего к агентурной работе следует привлекать самих участников оуновских организаций. Занимая в целом непримиримую позицию по отношению к националистическим бандформированиям, правительства УССР и СССР неоднократно предоставляли участникам подполья шанс сохранить свою жизнь и свободу. Первое обращение Президиума Верховного Совета и СНК УССР “До учасникiв так званих “УПА” та “УНРА” появилось 14 февраля
1944 г. В нем говорилось: “Іменем Уряду Української Радянської Соцiалiстичної Республiки ми гарантуємо всiм учасникам так званої “УПА” чи “УНРА”, ...якi щиро i повнiстю зречуться всякої боротьби та ворожих виступiв проти Червоної Армiї i Радянської Влади, цiлковите прощення їхньої тяжкої помилки, їхнiх минулих провин перед Батькiвщиною”.

27 ноября 1944 г. высшие государственные органы выпускают новое обращение “До населення захiдних областей УРСР”, в котором снова гарантировалось полное прощение всем, кто “покине нацiоналiстичнi банди i повернеться до мирної працi”.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.