сегодня: 23 сентября, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 180 от 30 ноября 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / МНЕНИЯ / Когда же наступит мир?

30.11.2007 , № 180 от 30 ноября 2007 г.

Эта статья появилась на свет по просьбам читателей “Киевского вестника”. После того как в газете было опубликовано интервью с наместником Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры архиепископом Павлом, на редакцию буквально обрушился шквал звонков и писем. Многие люди, презрев расстояние и собственные недуги, приезжали лично. И лейтмотивом было желание хотя бы на страницах газеты продолжить общение с Владыкой. Круг очерченных вопросов был чрезвычайно широк: сосуществование Церкви и государства, возможность участия Церкви в политических процессах, отношение Церкви к УПА, голодомору, переименованиям улиц и “борьбе с памятниками”.

Не будем скрывать: такое внимание к мнению Церкви со стороны наших читателей — ветеранов Великой Отечественной войны и их внуков, коммунистов с многолетним партийным стажем и беспартийных, людей разных национальностей, образования и жизненного опыта, христиан, инославных и даже атеистов — коллектив “Киевского вестника” очень порадовало. Ведь мы уверены, что главным для человека, вне любых общественно-политических формаций и строев, является его духовная составляющая, и не устаем говорить об этом со страниц нашего издания. Поэтому после обсуждения таких многочисленных пожеланий наших читателей мы дерзнули обратиться к архиепископу Павлу с просьбой о встрече. И Владыка любезно согласился найти время в своем чрезвычайно плотном рабоче-молитвенном графике для общения.

Должен сразу объяснить очевидное — не все наши читатели воцерковлены, кто-то, быть может, не совсем понимает особенности Церковного устройства и задачи Церкви, некоторые рассматривают Церковь не как богочеловеческий организм, а как некую общественно-политическую структуру, хоть и намного более совершенную, чем государство. Поэтому для того
чтобы не возникло двойственного восприятия слов Владыки, позволю себе в некоторых местах
(нет-нет, ни в коем случае не комментировать) дать историческую справку или объяснить тот или иной приведенный факт.

— Простите, Владыка, что отрываем от дел, которых у Вас, мы знаем это, немало. Но наши читатели очень просили, чтобы Вы рассказали свое видение ситуации, сложившейся после парламентских выборов.

— Не стоит извиняться, ибо в этом заключается миссия средств массовой информации как просветителей и пропагандистов. И я благодарю Бога за ту величайшую милость, которую Он дал нам в общении с журналистами, высокими государственными мужами и со всеми добрыми людьми, которые всегда были, есть и будут в лоне Церкви и в нашем Отечестве. Выборы, слава Богу, прошли, и хотелось бы, чтобы настала стабильность и благополучие в нашей стране. Но если политики и дальше будут раздирать сердца человеческие баталиями и непониманием, это будет страшно и для Украины, и для Церкви, и для всего народа.

Поэтому сегодня мы молимся и просим Господа послать благословенный мир, который так необходим нашему обществу. Сейчас, как никогда, у нас должно воцариться понимание — понимание вне зависимости от партийных идеологий. Политические силы, пришедшие к власти, должны направить свою деятельность на укрепление единства всех регионов, составляющих нашу страну, и всех людей, составляющих украинский народ. Они должны преодолеть все разногласия, мешающие такому единству, поэтому самое главное для нас, повторю, чтобы были мир и благополучие.

— Владыка, Вы говорите, что главное — отстаивать мир. Но как это делать, если политики в буквальном смысле слова разъединили нашу страну на Запад и Восток, размежевали людей по национальным, языковым, конфессиональным признакам?

— В первую очередь должен быть принят ряд законов, которые защищали бы не какую-то одну “нацiонально свiдому” партию или определенный слой наших граждан, а все наше Отечество земное, всю страну, в которой мы живем. Эти законы должны быть взвешенными, продуманными, объективными именно с точки зрения интересов всего народа, который нуждается сегодня в тех или иных изменениях в общественной и политической жизни, в личном бытие каждого человека.

В нашей Украинской Православной Церкви, верными которой являются люди разных национальностей, имущественного положения, возраста, социального происхождения, живущие во всех регионах страны, имеющие свои политические предпочтения и видение будущего пути нашего государства, такой мир достигнут. Благодаря Митрополиту Киевскому и всея Украины Блаженнейшему Владимиру светские бури и штормы, будоражащие сердца и умы человеческие, не проникают за церковную ограду. Значительную часть своих сил и талантов Владыка направляет именно на достижение понимания, спокойствия в общении со всеми конфессиями, на примирение противоборствующих. Это тот человек, с которым ходит мир. И если бы наши государственные мужи смотрели на его жизнь и деятельность, как на пример для себя, то в нашем обществе все было бы совсем по-другому.

— Но ведь есть такие вопросы, достичь понимания в которых весьма проблематично. Это целые мировоззренческие системы — признание УПА, голодомор, создание единой Поместной Церкви (хотя каждому христианину известно, что такая Церковь у нас уже есть), — которые сейчас действительно разделяют страну.

— Действительно, Церковь у нас есть, ее не нужно ни создавать, ни отстаивать! Ее нужно любить, в нее нужно ходить, молиться и видеть не себя в Церкви хозяином, а Церковь принимать как свою хозяйку. И иметь Бога в сердце. А когда люди, далекие от веры, начинают рассуждать, кому быть главой Церкви, всегда отвечаю им словами апостола Павла, который в своем послании к ефесянам сказал нам, что Иисус Христос “превыше всякого начальства и власти, и силы, и господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем”. И что Он — Глава “Церкви, которая есть тело Его, полнота Наполняющего все во всем”. Так неужели человек, хоть раз прочитавший эти слова Священного Писания Нового Завета, может говорить о создании Церкви и о том, кто ее возглавит?

Другое дело, когда под “церковью” понимают какую-то хозяйственно-финансовую структуру, видят не Святой Дух, незримо присутствующий в храме, а только храм, как постройку, как архитектурный или исторический памятник. Но ведь и самый большой собор, и самая маленькая часовенка возводились именно для того, чтобы в них молиться, общаться с Богом, священнодействовать. А что мы видим ныне? Не буду сейчас называть имена людей, которые под видом переписи имущества забрали ключи от храма, отдали церковнославянские книги, заявив: “Нам они не нужны”, а здание храма забрали. Это так называемые люди власти.

Для мира и понимания между людьми нужно, чтобы еван­гельские заповеди были не мертвые, как Конституция, которую постоянно переделывают, а жили в сердцах людей. Если мы будем не просто знать, а и выполнять слова Спасителя: “Возлюби ближнего как самого себя”, то жизнь каждого человека, а значит, и всего народа, изменится к лучшему, станет единственно правильной, духовно зрелой и возвышенной. Это, во-первых!

Во-вторых, не нужно поднимать сегодня вопросы, затрагивающие идеи признания УПА, голодомора, репрессий... Я, например, был, есть и буду против этого. Сейчас я выскажу свое личное мнение, которое трудно пошатнуть. Оно основывается на жизни и судьбе моего дедушки, который ни в чем не был виноват ни перед людьми, ни перед страной. Но когда в 1943 году бандеровцы забрали у одной вдовы последнюю корову, мой дед просил их: “Не делайте этого, это не по-божески”. Наш сосед, который был в этой банде, а по-другому их не назовешь, сказал: “Ничего, мы и к тебе сегодня придем”. И вечером не стало моего деда и его семьи. Это мне рассказывал отец, и у меня нет причин сомневаться в истинности его слов.

Что касается голодомора, то, конечно же, мы молимся об упокоении всех безвинных жертв репрессий и гонений. Но не ограничиваемся временными, так сказать, рамками одного из существовавших режимов. Хочу сказать, что мы обязательно отслужим молебен, когда закончится и нынешний голодомор — уже сугубо украинский и устроенный самими украинцами. Оглянитесь вокруг, и вы увидите, сколько сейчас бедствующих, прозябающих, находящихся на грани выживания людей! К нам в Лавру приходит столько нуждающихся, что поневоле ужасаешься! И кого обвинить в этом? Сталина уже нет, Советов нет, московского “владычества” тоже нет! Сегодня свои янычары ведут ко всем этим бедствиям. Посмотрите, что делается даже в Киеве, не говоря уже об областных городах и тем более о деревнях. Посмотрите, что делается сегодня во всей Украине!

Что можно посоветовать политикам, чтобы не разрывали Украину? Не нужно создавать никакой коалиции! Что это вообще за слово такое — коалиция? Что это за разделение народа? Наоборот, нужно объединить весь парламент! И на те или иные должности назначать людей не по партийной принадлежности, а по уму, по способностям, по образованию. Если, скажем, человек и по призванию, и по профессии аграрий, то пусть и занимается сельским хозяйством. Зачем же делать из него министра образования или культуры только потому, что партийная квота — есть, а специалистов нужного профиля — нет? А если он, к примеру, врач, то никогда достаточно глубоко не будет понимать в экономике или строительстве. Каждый человек должен быть на своем месте!

Другими словами, определяющей характеристикой для назначения людей на руководящие посты должны служить их моральные и деловые качества, профессиональная подготовка и стремление служить всему обществу, а не только одной его части. И в этом отношении представители Партии регионов ничем не лучше коммунистов, коммунисты — не хуже “нашеукраинцев” и ничем “Наша Украина” не лучше БЮТ. А все вместе они ничем не лучше тех людей, которые действительно хотят сделать добро для нашей страны. Поэтому все должны объединиться: не видеть друг в друге врага, а делать для нашей страны все необходимое.

— Владыка, в социальной концепции Православной Церкви сказано о взаимоотношениях Церкви и государства, но не всем нашим читателям этот документ доступен и не все, вероятно, смогут его правильно понять. Вы не могли бы хотя бы несколько упрощенно очертить границу взаимодействия, сотрудничества и сосуществования между этими структурами.

— В самом начале необходимо сказать, что взаимоотношения государства и последователей истинной религии изменялись в ходе истории. Но во все времена государство, как необходимый элемент жизни в испорченном грехом мире, благословляется Богом. Священное Писание призывает власть имущих использовать силу государства для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл его существования. Поэтому анархия, призывы к уничтожению надлежащего устроения государства и общества противоречат христианскому миропониманию — Церковь не только предписывает своим чадам повиноваться государственной власти, независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее.

Но в то же время необходимо учитывать различие природы Церкви и государства — целью Церкви является вечное спасение людей, а цель государства заключается в обеспечении их земного благополучия. И в этом контексте никаких границ взаимодействия быть не может. Почему? Потому что есть вопросы, которые государство само не в силе разрешить. Нет в его структурах людей, заинтересованных в этой работе, а если кто-то и занимается на совесть, то многие другие делают это за зарплату, за какие-то привилегии. А Церковь, в свою очередь, не имеет достаточных финансовых средств для того, чтобы эти вопросы решать. Поэтому государству и Церкви нужно быть в таких тесных связях, которые наполняли бы мощную структуру духовным содержанием.

Приведу пример. Сейчас все признают, что детские дома, существующие при церквях, не просто благоденствуют, а блаженствуют, в то время как подобные государственные заведения находятся практически на грани выживания. Почему так получается? Не секрет, что основная финансовая нагрузка в деле содержания детских домов ложится на плечи благотворителей. А они, как мы зачастую можем наблюдать, государству не доверяют. Они видят, с какой периодичностью меняются люди на руководящих постах — приходят одни, потом другие, затем третьи. И к каждому из них нужно найти подход, “притереться”. А ведь нередко случается так, что государственные чиновники ищут какую-то личную выгоду даже в таком милосердном деле. Поэтому на сотрудничество с ними благотворители идут крайне неохотно. А вот Церкви они верят, ибо знают, что их деньги будут потрачены действительно на богоугодное дело.

Или возьмите хотя бы такой вопрос, как языковой. Оказывается, наше государство не в состоянии обеспечить полноценное функционирование даже одного, государственного языка. Его как следует не знают, не изучают, не совершенствуют. И сил хватает только на пропаганду: “Думай по-українськи, говори українською”. А о каком украинском может идти речь, если даже по телевидению, послушайте, украинский язык извращают, как только кому в голову взбредет. Не буду называть канал, потому что суть не в названии (таких сейчас много), на котором прозвучало следующее. Словосочетание “сотрясение мозга” понятно всем — и русским, и украинцам. В переводе на “их” украинский оно звучит как “стрiс мiзку”. Я почти 50 лет прожил, но таких слов не слышал — их попросту не существует в украинском языке. И подобных примеров, когда коверкается и порочится действительно певучий, благозвучный, красивый украинский язык, можно привести великое множество.

А вот в Церкви — говорим ли мы на церковнославянском, на русском или украинском языке, всегда звучит правильная, строгая, возвышенная речь. Потому что Церковь может выполнить свою миссию — донести учение Христа, изменить мир — только тогда, когда она понятна. Поэтому мы сотрудничаем и с прессой, и с телевидением — через любые средства массовой информации пытаемся достучаться до сознания и сердец как простых людей, так и власть имущих. А государственные мужи должны, наконец, увидеть преимущество в сотрудничестве с Церковью. Конечно, если они радеют за народ, за страну, а не за свое собственное благополучие.

— Владыка, Евангелие от Луки повествует нам о словах Спасителя, которые Он сказал, говоря о гонениях: “Терпением спасайте души ваши”. А есть ли пределы этому терпению? И можно ли определить, сколько еще терпеть нашему народу все эти творящиеся у нас беззакония?

— Народ долготерпелив, и многомилостив Господь! Но проходит терпение и у народа. Когда это наступит, точно не знает никто. Но по некоторым признакам, описанным в Откровении Иоанна Богослова, мы можем узнать не только о времени падения народов, об исчезновении целых государств, а даже и о наступлении царства антихриста. Однако в русле нашей беседы нужно, наверное, говорить о том, как не испытывать терпение народа или хотя бы ослабить испытываемое им напряжение. И самое первое, что приходит на ум, это пожелание нашим чиновникам, бизнесменам, политическим деятелям всех рангов: “Смотрите, будет ли спасительным ваше правление для вас же самих”.

Например, мы читаем в Биб­лии о том, что нельзя поды­мать цену на хлеб — горе тем людям, которые делают это. А у нас на этом строится бизнес, на чужом горе, на чужих слезах зарабатываются огромные состояния, ради наживы единиц в нищету ввергаются миллионы. Но нам известны слова из Апокалипсиса, что настанет время, когда деньги будут не нужны. И если проанализировать ситуацию, которая постепенно складывается в Америке, Европе, а теперь и в Украине, то можно заметить — это время приблизилось вплотную: цены растут, наполнять их денежным содержанием уже нет возможности — поля пустеют, недра земли оскудевают. И только жадность людей не ослабевает — деньги, деньги, деньги... Уничтожаются леса и поля, индустрия и производство приводят к изменению климата, технологические катастрофы оставляют мертвые пустыни в тех местах, где еще недавно бурлила жизнь. И за такое отношение к господнему дару — ведь это Господь посылает нам и дожди, и солнце — земля сейчас производит только плевелы.

Но настанет время, когда Господь положит всему этому конец: мир или сгорит, как свидетельствует Апокалипсис, или затонет, как мы уже сейчас видим это повсюду — пожары, наводнения, штормы, бури, смерчи. И не нужно говорить, мол, это Господь нас наказывает. Господь никого не наказывает, мы наказываем сами себя. А Он лишь посылает нам то вознаграждение, которое мы заработали.

Перед тем как задать Владыке следующий вопрос, сделаю то необходимое отступление, о котором говорил в начале статьи. О десяти заповедях Закона Божьего слышали, наверное, все: “Не убий”, “Не укради”, “Не возжелай жены ближнего”... А вот о существующих девяти заповедях блаженства, являющихся взаимным дополнением к заповедям закона, знают, к сожалению, немногие современные люди. А ведь именно в них нас учат тому, как мы можем достигнуть христианского совершенства или святости. Так вот, в девятой заповеди блаженства Господь наш Иисус Христос называет особенно блаженными, то есть угодными Богу, тех, которые за имя Спасителя и за истинную православную веру терпеливо переносят поношение, гонение, злословие, бедствия, клевету и даже смерть. Выше такого подвига, который называется мученическим, ничего нет! Умом я это понимаю, но вот как найти в сердце силы простить унижения, оскорбления и клевету? Как полюбить наветников и клеветников? И вот в разговоре с Высокопреосвященным Павлом я увидел, что это возможно. И пусть не скоро я еще взойду до таких высот христианского смирения, но пример для подражания у меня уже есть!

— Владыка, в последнее время усилился поток откровенной лжи и клеветы в адрес Церкви и Ваш лично. Как Вы ко всему этому относитесь?

— Во-первых, и самое главное, я благодарю Бога за эту Его величайшую милость. А еще благодарен телевизионному каналу СТБ, который сегодня в открытую клевещет на нашу Украинскую Православную Церковь, Свято-Успенскую Киево-Печерскую Лавру и на меня лично. И вообще благодарю всех тех людей, которые клевещут на меня, потому что так они показывают мою глубокую веру, мою преданность Богу, Церкви и его Блаженству Митрополиту Владимиру. И всем клеветникам искренне говорю “спасибо” за то, что они дают такую информацию обо мне.

Но делающий зло во зле и приходит к своему концу. И с этой стороны я жалею этих людей и молюсь об облегчении их участи. Есть такой дьяволенок (иначе не назову) — филаретовский лжеархимандрит Евстратий, который, кстати, никогда не смотрит в глаза, что является одним из признаков лжеца. Так вот, он говорил, что мы продаем мощи. Вы даже не можете себе представить, какое это кощунство! И каждый верующий человек знает, что даром оно не пройдет. Да, мы действительно даем маленькие частички — меньше макового зерна — Церквям, которые просят их у нас. И это общепринятая церковная практика — делиться святынями. Вот, например, недавно у нас была матушка из Сирии — передала нам частички мощей святой равноапостольной великомученицы Феклы, Димитрия Ростовского. И тоже это были маленькие, почти невесомые частицы, ибо сила Божия совершается и в таких маленьких частицах!

А вот клеветники, эти дети дьявола, ищут подобных себе. Церкви давно известно такое свойство человеческой души — замечать или выискивать у ближнего те пороки, которым подвержен сам. Еще пример. Хулители Украинской Православной Церкви где-то “раскопали” телекадры, на которых речь идет о немыслимых, невообразимых мерзостях, что, якобы вся лаврская братия — геи, что мы распродаем имущество, и о других подобного рода измышлениях. Я не утверждаю, но, судя по всему, они ищут в этом оправдание своим собственным порокам. Ведь если один человек ищет причины для оклеветания другого человека, то, вероятнее всего, он и сам такой.

Или совсем недавний пример с якобы разрушением арки на въезде в Нижнюю Лавру (об этом “Киевский вестник” писал в №111 от 18 октября этого года. — Авт.). Главными нашими обвинителями выступили сотрудники музея, которые как раз и допускают самые вопиющие нарушения. Крича на весь мир о том, как “церковники” их притесняют, они тем самым отвлекают внимание от собственных прегрешений. Но ладно, если бы это действительно были их собственные проблемы. Но ведь все мы ясно осознаем, что когда-нибудь Божьим произволением этот музей уйдет в небытие. А что он оставит обители? Разрушенные коммуникации, рассыпающиеся здания и полусгнившие экспонаты?

Но я клеветников не боюсь, потому что ничего плохого не сделал ни для Церкви, ни для монастыря. Я ничего не разрушил, никому не сделал никакого зла — в этом вы можете убедиться, посмотрев, сколько к нам приходит страждущих. Я стараюсь верой и правдой служить Богу и людям. И мне близко на сердце ложатся евангельские слова “блаженни есте, егда поносят вам”. Когда я вспоминаю их (я не оправдываюсь, я человек грешный), то мне приходит утешение. И еще в Евангелии сказано: “По делам их судите их”. Вот и давайте посмотрим на наши дела.

Приходит человек болезненный — мы молимся Господу, и Он дает исцеление. Приходит много нищих — и они находят утешение. Мы содержим детские дома и приюты. И, конечно же, отстраиваем Лавру. Не буду называть всех благотворителей и благодетелей, государственных людей, помогавших своими решениями. Мы благодарны многим: и Виктору Януковичу, и Николаю Азарову, и Виктору Балоге — я должен быть честным и не могу этого упустить. Когда премьер-министрами были Юрий Ехануров и Анатолий Кинах, они тоже нам помогали. Старалась нам помочь районная и городская власть. Сегодня мы восстанавливаем пять корпусов. Реставрируем то, что за 75 лет своего существования музей, о котором я уже сказал, либо испоганил, либо переделал для своей выгоды — братские корпуса, братские кельи. Еще мы реставрируем две церкви, работа в которых практически близка к завершению — Аннозачатиевскую и храм “Всех скорбящих радость”, который был храмом схимников.

И вот еще пример к вопросу об отношениях Церкви и государства. Я не могу взять на работу шкуродеров (иначе их не назовешь) из государственных структур, потому что они требуют до 1000 долларов и даже больше за квадратный метр. У нас таких денег нет. Мы ищем и собираем средства буквально по копейке. При этом не создаем никакие торговые точки, не переделываем памятники истории под свои нужды. Потому что это для мира они памятники истории, а для православных — святыни. И мы сделаем все возможное, чтобы сохранить их, сделать так, чтобы они вновь воссияли по всей нашей стране. И в переносном, и в буквальном смысле. Например, сегодня вы можете посмотреть новую позолоту колокольни храма “Живоносный источник” на Дальних пещерах.

Не скрою, государство нам все же помогает, но дает какую-то мизерную долю от того, что нам необходимо. Все остальное восполняется трудами братии, трудами наших благодетелей — да воздаст им Господь сторицей за их добро, чтобы они и дальше могли совершать добрые дела, приводить в порядок монастырь. А ведь сюда входит не только реставрация, но и прокладка новых теплосетей, электрообеспечения, водоснабжения. Я человек не вечный и хочу успеть за то время, которое мне осталось, сделать все, чтобы обитель наша жила и дальше. Не сегодня-завтра Господь меня может призвать к вечности, но я хочу быть уверен, что созданное нашими трудами простоит, как минимум, еще 50 лет. Называю именно эту цифру, потому что столько прошло со дня последней прокладки тех же труб. Музей так дохозяйничался, что они все сгнили.

— Владыка, в нашем прошлом интервью Вы говорили о своем уважительном отношении к коммунистам. Мне довелось после этого разговаривать с приходскими батюшками, которые придерживались такого же мнения. Но после выборов они ощутили некоторое давление, что ли, какое-то противление со стороны властей, которого ранее или не замечали, или оно было не таким явным. А Вы не испытывали нечто подобное?

— Я благодарен вам за этот вопрос, потому что до сих пор в нем существует непонимание между людьми. Действительно, по заповеди Божией задача Церкви — забота о единстве своих чад, о мире и согласии во всем обществе. Апостол Павел в Послании римлянам сказал: “Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми”. А святой Игнатий Богоносец, обращаясь к членам Церкви Христовой, писал: “Все вы составляйте из себя как бы один храм Божий”. Поэтому Церковь не может и не имеет права заниматься агитацией. Украинская Православная Церковь никогда этого и не делала — во время собраний и богослужений никто не слышал из уст Блаженнейшего или какого-нибудь епископа призывов голосовать за ту или иную политическую силу.

В то же время неучастие Церкви в политической борьбе и в предвыборных процессах не означает ее отказа от публичного выражения своей позиции по общественно значимым вопросам. И уж тем более Церковь не отказывает мне, как человеку, иметь свое собственное мнение, допускает наличие различных политических убеждений не только среди клира и мирян, но даже и среди епископата. И я такое мнение — личное мнение — имею. И пускай злопыхатели и клеветники делают что хотят, но я своего мнения не стесняюсь и буду его придерживаться.

Например, я стоял у истоков создания Партии регионов, но в том интервью я высказал мнение, которое интересовало многих. И если прочитать его внимательно, то можно увидеть, что я не говорил обо всех коммунистах. Хорошие люди есть во всяких партиях — и в БЮТ, и в “Нашей Украине”. Так же во всех партиях, как и во всей нашей жизни, есть люди недостойные. Но я сказал, и повторю еще раз, что никогда не слышал от Петра Симоненко, чтобы он лил на кого-нибудь грязь, клеветал, искал личной выгоды. Любой человек, любая партия — поучитесь у этого политика, как нужно вести дискуссии, отстаивать свою позицию. Если вы не видите достойных людей в Церкви и считаете, что только светский человек может быть примером, то вот обратите внимание на Петра Николаевича. Я никогда не слышал, например, чтобы Юрий Ехануров на кого-нибудь клеветал — поучитесь, господа!

Но никогда я не призывал голосовать за кого-нибудь конкретно, а все время настаивал: делайте сознательно свой выбор. Да, мне были некоторые упреки и на Волыни, и в основном в Западной Украине, что вот, мол, Владыка Павел — коммунист. Нет, я не коммунист, я беспартийный. Вернее, я член партии христиан — нас ведь в первые века называли по-разному. Тем более сегодня, когда всякие 5-10 человек, собравшиеся в одно целое, — это уже есть партия. Например, вам сейчас не зарегистрируют общину, если она не насчитывает 10 человек. Поэтому я не знаю, как отреагировали упомянутые батюшки, а я говорил, говорю и буду говорить о том, что мне нравится или не нравится. Я никого не осуждаю, ни одного человека. Это не мой стиль. Но то, за что у меня болит душа, я буду отстаивать. Я буду отстаивать Церковь свою, я буду отстаивать страну свою и свой народ. И не на словах, как это принято у политиков, а на деле.

Вот, например, почему никто из бывших министров иностранных дел, хотя я со многими разговаривал, ни разу не спросил, как живут украинские православные за границей? Евреи сегодня говорят, что им здесь плохо живется, но никто не спрашивает, как живут наши люди в Иерусалиме. Сегодня говорят, как плохо татарам в Крыму, но никто не спрашивает, как живется нашим в Турции. И единственный, кто откликнулся на тревогу Церкви по этим вопросам, был Арсений Яценюк. Теперь подождем результатов его работы.

А если мы сегодня говорим, как плохо украинцам в России, то почему не задаем себе вопрос: “Отчего же все они бегут туда на работу?” Может быть, потому, что здесь им живется еще хуже? Поэтому, повторю, нельзя смешивать партийную принадлежность человека и те дела, которые он творит. Нам нужно отстаивать своих граждан, нужно относиться с реальностью к своим обещаниям. Кто-то бросил клич: “Вернем татарам землю!” А как это будет происходить, какими сопровождаться процессами, никто не задумывался. А если и задумывался, то в силу достижения личных целей отбросил решение этих проблем за ненадобностью. И что теперь сделано из обещанного? И как теперь живут обманутые люди?

Или, например, во многих городах Италии нет православных храмов, и католические епископы не допускают создание таких церквей. Никто даже не говорит том, что можно дать православным какой-то опустевший костел или выделить землю для постройки нового храма. У нас же католикам не только возвращают храмы, но и строят новые, еще более величественные. Я не против ни католиков, ни иудеев, ни мусульман. Нас один Господь всех терпит. Но если мы, люди, должны любить всех, то почему наши соплеменники должны страдать?

— Владыка, что бы Вы пожелали гражданам нашей страны, и политикам в том числе, для достижения того единства, о котором у нас шла сегодняшняя беседа?

— Такое пожелание у меня есть, но сначала позвольте через вашу газету поздравить Святителя Украинской Православной Церкви, нашего дорогого Митрополита Киевского и всея Украины Блаженнейшего Владимира с днем рождения. Вне всякого сомнения, 23 ноября — великий день, ибо в этот день родился великий человек, который принес мир нашей стране. В первую очередь в церковной среде, потому что, я вас уверяю, война между церковными людьми очень страшная. Но этот человек принес небесный мир и божественную благодать на нашу землю.

А пожелать нашим гражданам и, конечно же, читателям “Ки—евского вестника”, хочу следующее. Я благодарен вам за то неравнодушие, которое живет в ваших сердцах по отношению к Церкви, к вопросам возрождения духовности, чести, морали. И хочу попросить у всех, кто еще далек от веры, чтобы они нашли Христа! Чтобы не спешили в какие-нибудь секты, чтобы помнили слова апостола Павла: “Мы — узники Христовы. У нас единая вера, един Господь, едино крещение и единая Церковь, которая была основана Господом”. Еще прошу, чтобы каждый человек принес в этот мир частицу своего труда, молитвы, воздержания и терпения. И если все это у нас будет, если будет у нас взаимопонимание, если будут видеть в человеке не врага, а брата, помнить, что все мы дети Христовы, тогда все у нас будет хорошо. Тогда и наступит на нашей земле мир! И Господь не оставит нас!

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.