сегодня: 23 сентября, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 166 от 07 ноября 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Ирина САМСОНОВА. Деревянных дел мастер

07.11.2007 , № 166 от 07 ноября 2007 г.

НА ОДНОЙ из улиц одно-этажного Киева есть дом, в котором живет мастер. От соседних кирпичных близнецов в три окна его отличают резные ставни и увитое деревянным кружевом крыльцо. Чуть дальше расположилась небольшая, но очень уютная беседка. Что-то неуловимо знакомое было во всем этом. Но что?.. Я еще раз оглянулась на старый дворик и поняла: этот домик словно вырос из моих детских фантазий, навеянных бабушкиными сказками.

А построил этот теремок своими руками его хозяин — Юрий Владимирович Гулевин. 17 лет строил.

— Давненько у меня журналистов не было. Раньше -то приезжали, интересовались. Были даже англичане. Они все смеялись, фотографировали и приглашали в Англию. Говорили, мол, будешь у нас миллионером. А мне и здесь неплохо. Каждое утро просыпаюсь с новой  идеей — и сразу за работу. Но только вот руки меня подводить стали. Теперь мало что могу успеть.

Юрий Владимирович с грустью смотрит на свои скрюченные пальцы. Врачи говорят, что так стянуло сухожилия от постоянной работы, от большой нагрузки. Пальцы не болят, но и не разгибаются.

Гулевин занимается резьбой по дереву уже 47 лет. Каждый день, приходя с работы, он спешил к своему сапожному ножичку (самоучка, он никакой другой инструмент, кроме острого треугольного ножичка, не использует) и резал, резал смолистую янтарную древесину, освобождая ее от лишнего, ненужного, чтобы показать красоту ее запрятанную.

Работал кочегаром на паровозе, 16 лет в Метрострое, а на пенсию ушел с киевского завода им. Ковальской. И все эти годы он спешил к своим поделкам. Увлечется и до самой темноты, бывало, засидится, а если не успевает закончить, включит свет и дальше за рисунком идет. Кто кого ведет? То ли он дерево режет, то ли оно его зовет за собой. А утром снова на смену спешит.

— Когда-то руки хорошо работали, — вздыхает мастер. — У меня в комнате на стеночке 35 разделочных досок висело — и ни на одной рисунок не повторялся. Бывало, подарю кому-то экземпляр, а к концу дня уже новую вешаю. Быстро работал. А теперь вот только что-нибудь меленькое режу. Больше палки делаю. Ведь мои ровесники  и друзья уже не молоды. Для них нынче красивая палка — лучший подарок. Я ее за 2-3 дня делаю. А стул резной смастерить — полтора месяца работы. На шкатулку много времени надо и хороший материал. Липа для этого подходит и ольха тоже, но она у нас не растет.

... Юрий Владимирович родом с Вологодщины. В тот край война не пришла. Но с ее началом он в одночасье стал сиротой. В то время заключенных выпустили из тюрем. Они шли в Вологду через ту деревню, где жил Юра. Местные жители пускали их ночевать. Попросились бывшие каторжники и к Гулевиным. Да лихие то были люди. Убили хозяев. Юру и трех его братьев спасло то, что гостили они тогда у тетки. Дети возвратились домой только через три дня и первыми узнали о смерти родителей. Это был один  такой случай на всю округу. Поохали колхозники и стали решать судьбу  детей. Старших в колхоз взяли. А младшего, Юрку, которому исполнилось тогда 11 лет, определили в детский дом.

— Тогда в каждом районе детприемники были. Прошел я их видимо-невидимо. Поживу чуть-чуть — и в бега. Беспризорничал. Интересно было мир посмотреть. Пацан, одним словом. Довелось побывать и в колониях, и в детдомах, и в спецучреждениях. Вроде бы и разные они были, а похожи были строгими порядками да скудным питанием. Лучше всего кормили в Молдавии. А на хороших людей мне везло. В Одессе был у нас воспитатель — Герой Советского Союза (имя его не помню, к сожалению). Он очень хотел, чтобы я учился рисовать. У меня к этому были способности с детства. Вот уехал он в оперный театр к тамошнему художнику договариваться, чтобы тот взял меня к себе помощником. Пока воспитатель ездил, к нам приехали вербовщики: надо было Киев восстанавливать. И я, не дождавшись воспитателя, уехал вместе с ребятами. Честно говоря, ленился я тогда рисовать. Кропотливое это дело. Ветер был в голове. В Молдавии, кстати, одна воспитательница тоже пыталась меня в художественное училище пристроить. Не захотел. Но сколько ни брыкался, а не ушел все-таки я от своего призвания. Правда, не сразу я к нему пришел.

... В Киеве Юрия Владимировича определили кочегаром в вагонное депо. Терпеливый парнишка понравился рабочим. Они его жалели, подкармливали.

Девушек на выданье тогда было очень много. Женихов унесла война. Рады они были любому стоящему человеку: была бы душа светлая. Вот и беспризорное детство Юркино никого не отпугнуло.

А он присмотрел себе под стать Лидочку из военкомата. Когда Юра и Лида поженились, принес он свое “приданое” — два альбома с собственными рисунками, карандаш и свои стихи. И уже 44 года они вместе. Сына вырастили. Но мастерство отца он не перенял. А вот у внучки есть дедовская жилка, но выбрала она себе профессию медсестры. Но кто знает, быть может, как и у деда, ее природный дар не пропадет.

... Мы заходим в дом — чудо расписное. Резные двери, наличники, стулья, камин, всевозможные полочки, аптечки, шкатулочки. По стенам в ажурных рамах картины. Часть из них он покупал, другие ему дарили такие же умельцы, как и он.

Мастер ежегодно представляет свои изделия на День города. Рассказывает, что раньше они занимали пол-автобуса, а теперь вывозит сам на тачечке, чтобы людям показать красоту дерева и силу рук человеческих.

В этом году у Юрия Владимировича юбилей. Свой день рождения 7 ноября он всегда праздновал вместе с днем рождения страны и гордился таким совпадением.

Не нажил он от таланта своего богатства звонкого и шуршащего. Когда заболел сын, продал почти все, чтобы лекарства оплатить. Вылечил. Сколько раз его обманывали люди совсем не бедные. Сделает он заказ — заберут, и с концами. А Гулевин по судам не ходит. Удивляется только жадности и лживости человеческой и дальше идет по жизни. Некогда ему на месть размениваться. Ждет каждый день его красота неизведанная, тайна нераскрытая. И он спешит ее разгадать.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.