сегодня: 23 апреля, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 45 от 29 марта 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Апрель 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

  Главная / КОМЕНТАРИИ / КУДА ДУЕТ ИРАНСКИЙ ВЕТЕР

29.03.2006 , № 45 от 29 марта 2006 г.
Обсуждение будущего ядерной программы Ирана напоминает разговор слепого с глухим. Не знающая всей правды о засекреченных иранских исследованиях мировая общественность тем не менее... грозит Тегерану всевозможными санкциями и даже военными ударами, если на ядерные объекты не допустят инспекторов МАГАТЭ.

Иран заявляет, что ничего противоправного не делает, а занимается исключительно внедрением прогрессивных мирных технологий,  но рассекречивать их все же не спешит. Взаимные упреки сыплются с обеих сторон уже не первый месяц, благо, за рамки дипломатической перепалки дело пока не выходит.

Напомним историю вопроса. Ядерная программа Ирана разрабатывалась еще в 70-е годы прошлого столетия. Планировалось, что к 2020 году в стране построят значительное количество атомных электростанций с реакторами типа ВВЭР на слабо обогащенном уране общей  мощностью в
20 тысяч мВт. Для сравнения, суммарная мощность украинских АЭС составляет лишь около 12 тыс. мВт. Реакторы типа ВВЭР работали и продолжают работать на большинстве атомных электростанций СНГ, в том числе и на всех украинских, и МАГАТЭ не имеет к их работе серьезных претензий. 

Позднее весьма амбициозные планы Ирана пришлось пересмотреть и существенно урезать. А во время ирано-иракского конфликта о них вообще почти забыли. Долгое время энергетический потенциал страны представляли богатые месторождения углеводородов, благодаря которым Иран занял четвертое место в мире по объемам экспорта нефти и газа. К слову, на иранских энергоносителях “сидит” едва ли не половина Европы, а для государств Закавказья Иран — альтернативный России источник топлива.

Так продолжалось бы и дальше, если бы в середине 90-х Тегеран не возродил ядерную программу, одновременно начав работы по созданию ядерного оружия. Предположительно для обогащения урана в Пакистане закупили около полутысячи центрифуг. Об этом сотрудники ЦРУ рапортовали в Вашингтон еще в 1996 году. В феврале 2003 года Иран обнародовал информацию об установке 100 центрифуг для обогащения урана на экспериментальном производстве в городе Натанза.

Сколько на самом деле агрегатов установили в Натанзе, знают лишь несколько человек в Тегеране, поскольку “экспериментальное” производство, понятно, засекречено и размещено глубоко под землей. Доподлинно известно только одно: уран там действительно обогащали. Доказательства тому нашли инспекторы МАГАТЭ в том же 2003 году. Это послужило одной из причин приостановки ядерной программы Ирана и начала переговоров о дальнейшей реализации ядерных проектов в этой стране. Участниками переговоров, помимо МАГАТЭ, были и делегации так называемой “евротройки” — Франции, Германии и Великобритании.

В конце 2005 года Иран в одностороннем порядке без разрешения МАГАТЭ снял пломбы с закрытых ядерных объектов и возобновил программу. Есть сведения, что сейчас там активно ведется строительство завода по производству тяжелой воды, а также тяжеловодного реактора, который можно использовать в том числе и для производства оружейного плутония.

Словом, технологии производства ядерной бомбы у Ирана есть. Вопрос в том, воспользуются ли ими. При этом Тегеран не устает уверять, что его ядерная программа имеет исключительно мирный характер. Иранцы хотят создать в своей стране замкнутый ядерный цикл, позволяющий не только диверсифицировать источники энергии, но и не зависеть от поставок ядерного топлива. Для этого им и нужны различные технологии, в том числе и обогащения урана.

Формально запретить Ирану иметь такие технологии никто не может. Вся загвоздка лишь в том, что развивать свой мирный атом Тегеран должен лишь под неусыпным контролем
МАГАТЭ. Это следует из Договора о нераспространении ядерного оружия и Дополнительного протокола к нему. Иранцы подписали оба документа и должны следовать предписаниям. Но на деле иранская энергетика развивается, а МАГАТЭ лишена возможности контролировать этот процесс.

Аналитики побаиваются повторения истории с Северной Кореей. КНДР тоже была участником Договора о нераспространении ядерного оружия, но как только освоила ядерные технологии, тут же вышла из договора и теперь грозит всему миру ядерным ударом в случае проявления агрессии, в частности со стороны США. Многосторонние переговоры, призванные убедить КНДР отказаться от ядерных амбиций, ведутся не первый год и до сих пор так ни к чему и не привели. А угроза заявленного ядерного удара не уменьшается.

Иранцы открыто не угрожают США, но намерения “стереть с лица земли” государство Израиль уже высказывали. Эскалация напряженности на Ближнем Востоке в связи с этим растет. Кроме того, любые поползновения Ирана усилить свои позиции в регионе — пускай даже в столь мирной области, как энергетика, — только подогревают страсти, поскольку это так или иначе влечет за собой новый передел сфер влияния между ведущими мировыми игроками, контролирующими сырьевые и финансовые потоки.  

Приструнить Иран пытались поначалу дипломатическими “пряниками”. Обещали режим наибольшего благоприятствования в обмен на отказ от технологий обогащения урана. В свое время этот прием сработал с Ливией, отказавшейся от ядерных исследований и заработавшей немалые деньги благодаря режиму благоприятной торговли своими товарам и услугами на европейском и американском рынках. Россияне предлагали иранцам создать на территории России СП по производству обогащенного урана, а также гарантировали Тегерану, что будут продавать топливо для иранских АЭС по сниженным ценам в течение длительного времени. Тегеран лишь отмахивался.

Терпение стран “евротройки”, МАГАТЭ, США и России оказалось не безграничным. В Америке заговорили о возможном силовом развитии событий, так называемом “превентивном” ударе.

Уверенности сторонникам военного конфликта с Ираном добавил и тот факт, что на прошлой неделе Тегеран начал торговлю нефтью на своей бирже. Причем торги ведутся не в долларах, как это обычно происходит, а в евро. Эксперты неф­тяного рынка утверждают, что подобная инициатива Ирана может серьезно пошатнуть позиции американской валюты и вызвать глубокий финансовый кризис.

Сейчас дело об иранской ядерной программе рассматривает Совет Безопасности ООН. Его задача — вернуть Тегеран “в лоно” МАГАТЭ и убедить его работать в сотрудничестве с этой организацией. В противном случае Совет Безопасности ООН инициирует введение санкций против Ирана. Однако именно вопрос санкций и разделил участников Совбеза. США и “евротройка” настаивают на жестком наказании Ирана, а Россия и Китай — против. И неудивительно, ведь именно эти страны являются крупнейшими партнерами Ирана по целому ряду совместных проектов, в том числе и в энергетике.

Но даже если решение о введении санкций со стороны ООН так и не примут, Соединенные Штаты готовы ввести свои санкции. И не только против Ирана, но и против всех стран и правительств, работающих с Тегераном. В этой связи перспективы украинско-иранского сотрудничества, исчисляющегося сотнями миллионов долларов, могут оказаться весьма проблематичными.

Олеся АЛЕКСАНДРОВА.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.