сегодня: 20 сентября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 147 от 04 октября 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Сергей ПИРОГОВ. «Балетмейстером быть непросто во все времена»

04.10.2007 , № 147 от 04 октября 2007 г.

Работа хореографа во многом похожа на работу режиссера театра или кино. Соединить в единое целое музыку, сценографию, хореографию и индивидуальность каждого танцора под силу яркой и волевой личности, которая ясно и четко видит свой замысел, умеет его воплотить. Обо всем этом, а также о современных проблемах хореографического искусства рассказывает известный киевский балетмейстер Алла Рубина — обладательница двух премий “Золотая пектораль”, дважды лауреат Международных конкурсов артистов балета имени Сержа Лифаря.

— Сейчас невозможно представить без вас современную хореографию Украины. Интересно, когда вы впервые осознали, что ваше призвание — быть балетмейстером?

— Это произошло в 1973-1974 годах, когда я работала в большом спорте — в спортивной гимнастике и акробатике. В те времена в этих видах спорта больше присутствовало хореографии, чем сейчас. Я стремилась делать композиции неповторимыми и оригинальными, учитывая индивидуальные особенности спортсменов. На соревнованиях они не должны были быть похожими на кого-то. Тогда я, как бы невзначай, открыла образное течение в спортивной хореографии.

У меня была целая плеяда чемпионов Европы и мира. В их числе — Надежда Тищенко и Рита Кухаренко (спортивная акробатика), Наташа Кучинская (художественная гимнастика) и другие.

— Интересно, а когда же появились чисто хореографические постановки, созданные вами?

— Когда меня пригласили в “Укрконцерт”, где я и поставила свои первые хореографические номера: “Арлекино” (на парафраз знаменитой песни Аллы Пугачевой) с элементами блоковского “Балаганчика”, “Манекен”, “Та казала менi Солоха “приходь”. Первый успех меня окрылил, я поверила в свои силы...

— ...и в дальнейшем появилось множество постановок — от миниатюр для одного танцора до крупных балетных спектаклей. Это “Весна священная”, “Петрушка” (музыка И.Стравинского), “Майская ночь” (муз. Е.Станковича), “Кармина  Бурана” (муз. К.Орфа), “Обранець сонця” (муз. А.Шимко). Легко ли быть балетмейстером в наше время?

— Балетмейстером быть непросто во все времена, а сейчас — особенно. Ведь мы живем в эпоху хаоса, и сейчас появилось много тех, кто называет себя “балетмейстерами” либо “хореографами”, но профессионализм у них ценится меньше, чем самовыражение. Увы, среди них мало думающих по-своему, и мне, глядя на их творческие работы, хотелось бы посоветовать им сначала стать личностью, а затем уже быть уверенным в себе. Но, к сожалению, чаще бывает наоборот и это одна из реалий современности.

Начинающему артисту балета очень важно сберечь собственную личность и не стать жертвой “информационного мусора”.

— Современное общество навязывает иные ценности.

— Все учения (как философские, так и религиозные) рассказывают, что человек должен развиваться внутренне, ведь сначала идет воспитание, а потом обучение. Но сейчас средства информации используют вкусы обывателей и потакают им. Ведь люди, внимающие чужим историям жизни (например, А.Пугачевой, Ф.Киркорова и т.д.), это те, кому скучно самим с собой и у кого обедненный духовный мир.

— Вас часто называют молодежным балетмейстером, умеющим, как никто другой, раскрыть душу подростка. Чем это объяснить?

— Тем, что я люблю учиться и не люблю навязывать готовое. Я верю в них и мне интересно общаться с ними. У молодых есть легкость бытия и незавершенность, непредсказуемость. Работая с ними, я словно проживаю этот возрастной этап еще раз, а они в свою очередь тянутся ко мне. Я вижу, что им нужен мой опыт. Обычно советую им то, что могла бы сама себе посоветовать в той или иной ситуации.

— Вероятно, поэтому вы еще занимаетесь и преподавательской работой?

— Когда меня приглашают преподавать, я сначала не соглашаюсь, но затем иду навстречу. Почему? Мне хочется получше понять молодых, может быть, помочь им сориентироваться. Когда идет “живое” общение с молодежью, то это предполагает обоюдный обмен. Я считаю, что и мне не мешает чему-то научиться у них. Увы, многие из молодых сейчас спешат состояться и сделать карьеру, а не вырасти в творческую личность.

— Каковы тенденции в сфере хореографии за рубежом? Что вы об этом знаете?

— Немало моих бывших и нынешних учеников работают за рубежом. Так, этим летом многие из них приезжали из Польши, Германии, Франции, США. Просмотрев видеоматериалы, которые они мне привезли, я сделала вывод, что сейчас утрачивается уникальность творчества. Многое из того, что сейчас ставят, мы уже видели. Вот почему важно сохранить то, что есть у нас. А это и великолепные традиции, и наша особая “закваска”, и собственная духовная ментальность.

— Вас приглашали ставить спектакли за рубежом?

— Мне довелось работать в США с нашим дуэтом по фигурному катанию — Еленой Грушиной и Русланом Гончаровым (в 2000 и 2001 годах), тренером  которых была Наталья Линничук. А также с талантливыми фигуристами из Израиля — Галит Чейт и Сергеем Сахновским (их тренировала там Наталья Дубова). А еще работала в Турции, где ставила номер для конкурса артистов балета. В Польше, в Щецине с артистами балетной труппы и в Кошалине с детским коллективом, а также в жюри конкурса современной хореографии имени Дягилева.

Мне посчастливилось вместе с известным киевским режиссером Ириной Молостовой побывать в Венгрии на фестивале оперных театров. Там я ставила танцы для будапештской труппы в опере “Риголетто”. Кроме этого, работала в России и на острове Маврикий, куда меня пригласил наш украинский “Балет на льду”. В то время он там гастролировал, и для этого ансамбля я ставила там три номера для дальнейших гастролей в Сеуле.

— Муки творчества вам знакомы?

— Я работаю легко, но очень завишу от окружающей атмосферы. Если могу ее создать сама, то тогда все идет очень легко, интересно и радостно. Один из моих принципов — вовлечь всех, с кем я работаю. Мне трудно быть авторитарным постановщиком, хотя иногда это необходимо.

Порой трудность заключается в том, что надо передать другим ту идею, которая у меня родилось. Ведь люди разные, у каждого своя душа, свои представления о жизни. А вообще муки творчества часто бывают связаны с расчетом музыки, с либретто и общим замыслом. Но без этих мук просто не обойтись.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.