сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 124 от 28 августа 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / МНЕНИЯ / Валентин ВЕРНОДУБЕНКО. Почему горят секонд-хенды?

28.08.2007 , № 124 от 28 августа 2007 г.

Контрабанда убивает легкую промышленность

Время от времени в Украине над рынками секонд-хенд проносятся огненные смерчи. Но  скоро рынки  опять возрождаются, и от былого пепелища не остается и следа. Какая движущая сила позволяет этим структурам выживать? Эта сила — огромный теневой  капитал, который ,по оценкам специалистов, тянет, как минимум, на 50 миллиардов гривен. А в борьбе за место под долларовым солнцем, как известно,  все средства хороши.

Одежда с королевского плеча

Прежде чем говорить о проблемах, вспомним романтическую версию возникновения этого понятия. Second hand пришел в современный мир из Великобритании, чуть ли не из средневековья, когда короли в знак высокой признательности дарили свою одежду верным вассалам. Одним из предметов такого поощрения был королевский плащ. Пока вассал носил этот плащ, он считался главным поверенным короля, его “вторыми руками”. Понятно, что подолгу оставаться поверенным удавалось не многим, потому как монарх менял фаворитов как перчатки. Вот почему плащ и давался только во временное пользование. Со временем уже все дары королевской одежды стали называться second hand. На этом романтическая часть нашего повествования заканчивается и начинается суровая проза жизни.

Обноски с мусорной свалки

В современном виде second hand (как продажа ношеных вещей) в Европе существует уже более 80 лет. Позже этот термин перекочевал в Америку, где им стали называть любую одежду с чужого плеча.

Ныне секонд-хенд в европейских странах превратился в очень мощный вид бизнеса, при этом, как утверждают специалисты, начал приобретать четкую восточную направленность. То есть ориентироваться на нас. Понятно, об одежде с плеча какого-нибудь монарха говорить уже не приходится. Правда, популяризаторы этого бизнеса не прочь поговорить о том, что, мол, известные топ-модели и даже голливудские звезды порой посещают магазины секонд-хенда в поисках старинных эксклюзивных “штучек”. Что ж, у богатых свои причуды. Но украинцам не до жиру, им “быть бы живу”. Не от хорошей жизни большинство из них сегодня роются, как бомжи, в грудах ношеной европейцами и американцами одежде, сваленной иногда просто на раскладушку, а то и на картонку, брошенную прямо на асфальт, подбирая в свой гардероб хоть что-то путное. Тот, у кого в кошельке имеется лишняя гривна, идет в ряды, где одежда более опрятная, обработанная какой-то химией, иногда обрызганная какой-то пахучей жидкостью, убивающей специфический запах.

В западных странах давно действует множество фирм, взявших под свою “опеку” сбор гуманитарной помощи. Знатоки этого дела утверждают, что дельцы не гнушаются и содержимым мусорных баков, куда европейцы и американцы выбрасывают свои обноски. Все это сортируется, лучшее отправляется в Южную Америку, Азию, Африку. Остальное  утрамбовывается в мешки и тюки, а то и в 20-тонные контейнеры и переправляется в другие слаборазвитые страны, в числе которых, после развала Союза, свое “почетное” место заняла Украина. По некоторым слухам в “восточный импорт” попадает даже одежда покойников.

Как копейки превращаются в миллиарды

А что получает госбюджет от этой стихийной торговли?

— Да почти ничего, — заявила в беседе с корреспондентом “Рабочей газеты” президент—председатель Ассоциации предприятий легкой промышленности Украины (Укрлегпром) Валентина Изовит. — Мил­лиарды уходят в тень. В этом легко убедиться, проделав несложные расчеты. Каждый украинец в год тратит на приобретение вещей на рынках не менее ста долларов. Умножим на число жителей страны и получим, что в “тени” обращается сумма, превышающая 50 млрд гривен (треть годового бюджета страны). И этими деньгами заправляют не мелкие торговцы, а крупные структуры, деятельность которых явно отдает криминальным душком. В то же время официально на рынке продается товаров легкой промышленности на сумму не более на 5-6 млрд гривен.

Разница между официальным объемом и фактическим оборотом товара поступает в Украину не только по линии секонд-хенда, но и контрабандой из Китая, Турции, стран Юго-Восточной Азии. Всего в минувшем году в Украину было ввезено 76 тысяч тонн(!) одежды. В нынешнем году этот показатель, скорее всего, будет превзойден. Вот и выходит, что на каждого украинца завозится около 1,5 килограмма одежды. Причем в документах стоимость импортируемого товара самым беспардонным образом занижается. Представьте, цена костюма проставлена в 5-6 гривен, комплекта постельного белья (из хлопка) — 2-3 гривни, сорочки — 1 гривня, пары кожаной обуви — 3-4 гривни. Разве таможенник не разбирается, что пропускает через границу? Или он не знает, по каким ценам продается на рынке этот “копеечный” товар?

Пожар, еще пожар

А там, где большие обороты теневого капитала, там обязательно возникают “разборки” между структурами. Не раз горели рынки в Одессе, Харькове, Черновцах, Львове. Но “образцом” в этом плане служит Киев, власти которого разрешили разместить торговые места под 26 мостами. Особенно много хлопот приносит секонд-хенд на Шулявке. “Запертый” с одной стороны крупным мостом, с другой — станцией метро и зданием комбината “Пресса Украины”, он горел несколько раз. В минувшем году один из пожаров был настолько силен, что угрожал заводу “Большевик”. Высокая температура грозила также расплавить опоры мостового перехода.

Городские власти пообещали перенести “стихийку” в другое место. Но рынок устоял. Торговцы усилили его охрану. Тем временем под мост подвели металлические опоры, а по  обеим сторонам от него вновь обу­строились продавцы.

В апреле этого года Шуляв­ский рынок горел вновь, но уже с противоположной стороны. Он вспыхнул как-то особенно быстро, почти мгновенно, и вновь повредил многострадальный мост. Пожар также затронул наземную часть здания станции метро, а заодно спалил кафе на втором этаже. Знакомая продавщица рассказала, что накануне к торговцам приходили молодые люди и требовали уйти с этого места, угрожая спалить рынок. По ее мнению, пожар стал местью за непослушание. Правда, она говорит, что торговцы скрытно записали эти угрозы и потом отстояли свои рабочие места. Где продолжатся следующие этапы разборки, никто не может спрогнозировать.

Уничтожается отрасль

А между тем навести порядок в этой сфере можно. Для этого, считают в Укрлегпроме, необходимо, по примеру России, повысить стоимость одного килограмма завозимого секонд-хенда, независимо от цены, которая декларируется при ввозе товара. Для сравнения: у нашего северного соседа импорт поступлений по линии секонд-хенда стоит 1,5 евро за килограмм, у нас, в среднем, — 15 центов. Повышение “расценок” на импорт даст прибавку к бюджету Украины в 150 млн гривен. В то же время, по мнению В.Изовит, оно не приведет к повышению цен на рынке, но позволит упорядочить импорт.

Необходимо, считает она, ввести лицензирование ввоза секонд-хенда. Помнится, в свою бытность президентом Леонид Кучма возмутился действиями одной из посреднических фирм, которая занималась ввозом контрабанды в нашу страну. Ныне, как утверждает вице-президент Укрлегпрома Александр Соколовский, в одной лишь Одессе готовы предложить свои услуги по быстрой растаможке грузов уже не одна, а сотни фирм и фирмочек.

Следует также ужесточить требования к качеству ввозимого в страну товара. Растущая контрабанда товаров в нашу страну практически уничтожает отечественную легкую промышленность, о чем не раз предупреждал лидер Компартии Украины Петр Симоненко. Если в 1990 году в легкой промышленности было занято 750 тысяч человек, то сегодня осталось лишь 140 тысяч. Держатся на плаву и даже успешно работают на внешний рынок, к примеру, киевская фабрика “Каштан”, тернопольский текстильный комбинат “Текстерно”, Донецкий хлопчатобумажный комбинат, сумское объединение “Талан”, полтавская хлопкопрядильная фабрика “Демитекс”. И наша задача, считают коммунисты, сохранить их потенциал, дать возможность развивать отечественное производство и наполнять внутренний рынок своими конкурентоспособными товарами.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.