сегодня: 25 сентября, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 41 от 22 марта 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС СКВИРСКОГО УЕЗДА

22.03.2006 , № 41 от 22 марта 2006 г.

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС СКВИРСКОГО  УЕЗДА

Андрею Дорносу из Сквирского района местной прокуратурой предъявлено обвинение по статье 115 Уголовного кодекса Украины (УК) “Умышленное убийство”. От 7 до 15 лет. Это прокурорский фасад. Посмотрим, что за ним.Кто виноват?

“Простой сельский хлопец” — это про Андрея Дорноса. Он родился, вырос и живет в селе Руда Сквирского райо­на, которое потом назвали Шамраевкой. Работал трактористом в Укравтодоре. 19 лет. Не богатырь. Нрава самого тихого и скромного. Десять лет помогал сельскому батюшке в церкви. Безвозмездно. Непьющий, в помощи безотказный. Сейчас, когда он находится под арестом, местные жители, наивные в своей доброте, пишут ему “характеристики”. “Чтобы глаза им открыть”, т.е. следствию.

За три года до трагических событий в деревне появился Виктор Д. (не будем называть его фамилию), женился на местной девушке. Лет 27, сильно пьющий и хулиганистый. Сразу “отметился” в селе драками, которые в УК квалифицируются, как “нанесение телесных повреждений средней тяжести”. Милиция на это не среагировала, и этот факт парня только раззадорил. Безнаказанность развращает. Первый “контакт” Андрея Дорноса и Виктора Д. произошел 10 декабря 2005 года возле кафе. Виктор Д., будучи, как обычно, в подпитии, подошел и попросту потушил сигарету... о лицо Андрея. Такой вот простой сельский отморозок. Реакция Дорноса: он убежал, ему “было стыдно перед девчатами”...

С тех пор он попросту избегал любых встреч с Виктором Д., хотя сделать это на небольшом сельском пространстве довольно трудно.

И вот 3 января 2006 года на свою беду около 9 часов вечераАндрей зашел в местную столовую, переделанную в дискотеку, купить сигареты. Там он встретился с давним приятелем и его женой, которые пили пиво. Его пригласили, он сел за столик, выпил полкружки пива и пошел танцевать с женой друга — все-таки дискотека. И вот тут возник Виктор Д. С криком и матами выволок Андрея на улицу. Виктор уже был порядком пьян (забегая вперед, отмечу, что вскрытие и экспертиза зафиксировала в организме Виктора 4.2% алкоголя, при том что 5.2% — это смертельная доза, экспертиза по Андрею — трезв).

Затолкав Андрея за угол дискотеки, Виктор принялся его бить руками и ногами. Андрей сначала закрывался, а потом стал отмахиваться и, видимо, попал в него, потому что неожиданно для себя он вдруг увидел, что Виктор упал. На этом драка кончилась. Другой бы повернулся и ушел, но Андрей решил привести Виктора в чувство, прислонил его к забору и принес от колонки воды. Побрызгал в лицо — никакой реакции. Тогда Андрей тут же побежал в помещение дискотеки и попросил охранника вызвать “скорую помощь”.

Она, разумеется, приехала через час, когда Виктор Д. уже умер... Причина смерти — кровоизлияние в мозг.

Искусство квалификации

Милиция задержала Андрея. Он не скрывался и не отпирался, сразу все рассказал. Мера пресечения — содержание под стражей. Возбудили уголовное дело по статье 121 части 2 Уголовного кодекса Украины. Дословно она звучит так: “2. Умышленное тяжкое телесное повреждение, ...или послужило причиной смерти потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок от семи до десяти лет”.

Оставим суть — “умышленное тяжкое телесное повреждение”. Здесь по квалификации преступления вроде бы все правильно, кроме одного, но весьма существенного — “умышленное”. Не получается тут умышленного, учитывая обстоятельства дела и личности обвиняемого и убитого. Не поэтому ли следствие так и не допросило двух приятелей Виктора Д., которые за два часа до прихода Андрея на дискотеку пьянствовали вместе. Один сразу скрылся, потому что за ним — шлейф судимостей, а второго все никак найти не могут. Или не хотят. К тому же единственный свидетель, якобы видевший драку, — несовершеннолетняя девочка, допрошенная без родителей и адвоката.

К этому преступлению идеально подходят две другие статьи УК:

“Статья 116. Умышленное убийство, содеянное в состоянии сильного душевного волнения, которое внезапно возникло вследствие противозаконного насилия, систематического издевательства или грубого оскорбления со стороны потерпевшего, наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок”; либо, на худой конец, “Статья 119, часть 1. Убийство, содеянное из-за неосторожности, наказывается ограничением воли на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на тот же срок”.

Причем статья 116 как будто специально написана для этого случая. Налицо и противозаконное насилие, и издевательство, и тяжелое оскорбление. Или потушенный на лице окурок можно как-то расценить иначе? Даже сильное душевное волнение любой квалифицированный психиатр может объяснить, ознакомившись с некоторыми событиями из жизни Андрея Дорноса до этого трагического и нелепого случая: в 2002 году Андрей попал в автомобильную аварию. Его не только порядком поломало — переломы и сильное сотрясение мозга, — но еще и именно на него отбросило окровавленное тело погибшего водителя. Шок на уровне “афганского синдрома”. А 1 сентября 2005 года его сильно избили — закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга и перебита барабанная перепонка. А судебно-психиатрическую экспертизу, положенную по закону, провели в Глевахе, на “высшем” научном уровне: после пятиминутной беседы решили, что он здоров...

«Неприязненные отношения» прокуратуры

Но что происходит дальше?! Вступает в силу “Уголовный кодекс Сквирского района в картинках и без комментариев”: местная прокуратура вдруг забирает дело из милиции и предъявляет Дорносу обвинение по статье 115 части 1 “Умышленное убийство вследствие неприязненных отношений”. Так и хочется спросить светил юриспруденции из Сквирской прокуратуры: чьих неприязненных отношений? О чье лицо тушили окурок? Кто кого вытаскивал из дискотеки? Кто, наконец, был пьян, а кто трезв? Однако в новом обвинении вдруг оказывается, что был пьян, вопреки выводам экспертизы и показаниям свидетелей, именно... Дорнос. А само событие преступления вдруг волшебным образом переместилось из дискотеки в другое место — туда, где прокуратуре удобнее “лепить горбатого к стенке”.

Так что пока налицо “неприязненные отношения” прокуратуры к подследственному.

Хотя, конечно, имея опыт жизни в Диком поле нашего Закона, позиция прокуратуры просчитывается легко. Первое — на судьбу человека им плевать. Так исторически сложилось. Второе — попадание дела Дорноса в “особо тяжкие” автоматически ставит галочку в графе “раскрытие особо тяжких преступлений”. Неважно, что раскрывать тут особо нечего, зато для карьеры, для отчета очень даже важно. Тут могут вменить за мелкую кражу шпионаж, а за мат в общественном месте — измену Родине. Карьера первична, человек и Закон вторичны.

Евгений КОРОТКОВ.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.