сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 107 от 25 июля 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Было у отца два сына

25.07.2007 , № 107 от 25 июля 2007 г.

Дед Харитон прожил в Красиловке полвека и вдруг стал... бомжом

 Стыдно ему теперь в глаза односельчанам смотреть. Каждый раз при встрече отводит старый свой печальный взгляд в сторону, и сердце его сжимается в комок. Да и самим сельчанам очень жаль деда. Ведь все у него раньше было — семья, дом, заботливая жена. А каким столяром он был! Настоящий мастер — скольких жителей Красиловки выручал. Пытался всем помочь, не требуя-то особой платы за свой труд. Совестливым и честным был дед Харитон, говорят о нем в селе, а сегодня он даже крыши над головой не имеет.

Все беды свалились на старика после смерти жены. С ней Харитон Мефодиевич прожил в мире и согласии. Правда, была у супруга одна слабость — не прочь он был при возможности приложиться к рюмке. Но Лидия Михайловна, мудрая сельская женщина, к этому относилась спокойно и даже по-философски. Во-первых, это случалось не так уж и часто, за работой да повседневными заботами было не до того.  Харитон Мефодиевич слыл в селе хорошим хозяином, жену не обижал, помогал ей. Но последнее слово глава семейства, как и положено,  всегда оставлял за собой.

Трудились они сначала, чтобы обучить в столичных институтах сыновей Юрия и Сергея, а затем старались для внуков, которых всегда с радостью ждали к себе на каникулы.

Но пришла беда — Харитон Мефодиевич овдовел. Тяжело переживал утрату. Еще пару лет после смерти жены он держал на подворье домашнюю птицу. Но с каждым годом выполнять обязанности по хозяйству становилось все сложнее — все-таки почти восемьдесят годков. А тут еще напомнила о себе давняя болячка. В больницу пришлось лечь, но от операции отказался. “Я после наркоза не проснусь”, — так объяснил врачам. Соседи, пока старик был на больничной койке, за хозяйством и домом присмотрели. Вернулся Харитон домой, стал дальше жить, да силы уже не те: то ноги вдруг подкашиваются, то одышка беспокоит.

— Да зачем тебе, батьку, все это? — говорили навещавшие его сыновья. — Тебе пенсии не хватает — так мы подбросим, только скажи, сколько — 150 или 200 гривень.

Обидно становилось отцу после этих слов. Неужели они не понимают, размышлял он наедине с собой, что я вполне проживу и без их помощи, а вот без хозяйства и забот — это все равно что оказаться в заключении.

В очередной приезд младший сын Сергей поставил вопрос ребром: папа, ты старый, немощный, нуждаешься в уходе, тебе у нас будет лучше. И нам спокойнее, ведь из Днепропетровска часто к тебе не наездишься. Харитон Мефодиевич воспротивился, но Сергей настоял на своем — переезжаешь и все. Дал неделю для того, чтобы распродать   соседям домашнюю живность да пристроить Джека с Мурчиком.

Старик не посмел противиться сыну. Оставлял родное подворье с тяжелым сердцем и тревожным предчувствием. И интуиция его не подвела. Городская жизнь у Харитона не сложилась. Душа его рвалась ежедневно и ежечасно в родную Красиловку, грусть и тоска по родному краю разъедали его изнутри. Тяжело было дышать в стенах городской квартиры. Чтобы отвлечься, Харитон Мефодиевич пытался найти хоть какое-нибудь занятие во дворе, познакомился с соседями. Как-то сын заметил его в компании мужиков, сидящих на лавочке у подъезда, и посоветовал с ними лучше не иметь дел. После этого дед Харитон и вовсе затосковал, стал просить сына отвезти его домой. Потеряв через пару месяцев всякую надежду на то, что сын воспримет его просьбу серьезно, старик решил сбежать из домашнего заточения.

С трудом преодолел он неблизкий путь. Но в селе его ждало горькое разочарование. На родном подворье Харитона встретил молодой мужчина. Оказалось, он купил этот дом (так, оказывается, распорядились отчим домом дети) и живет теперь тут со своей семьей. Дед отказался этому поверить и стал доказывать, что это его дом и он в нем жил очень-очень долго...

Спустя несколько дней в поисках отца в селе появился Сергей. Между ними состоялся очень бурный разговор прямо на сельской улице, в присутствии соседей. Братья действительно продали дом, деньги поделили между собой, не посчитав нужным даже известить об этом отца.

Харитон остался без крыши над головой, но в Днепропет­ровск он больше не уехал.

Пока тепло, ночует где придется — на автобусной остановке, во дворе сельсовета. Доб­рые люди его подкармливают, пока он переоформляет в районе пенсию. Из Красиловки он уезжать не собирается, хотя старший сын с женой хотят забрать его к себе.

Нет, городская жизнь не по мне, размышляет он сам с собой. Долго не решался, но потом таки зашел к сельскому голове и попросил подыскать ему хатку — пусть, мол, это будет халупа с единственным окошком, лишь бы цена подходящая. Потеряв собственный дом, Харитону Мефодиевичу, скорее всего, придется оплачивать новое жилье с помощью кредита. Судиться с сыновьями он не собирается, хотя сердобольные земляки и советуют. Но и рассчитывать на Юрия и Сергея перестал.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.