сегодня: 23 ноября, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 287 от 05 июля 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / Юго-востоку нужна широко представленная в парламенте КПУ

05.07.2007 , № 287 от 05 июля 2007 г.

Лидия Шаповал из Львова пишет:

“Я i мої друзi — великi шанувальники вашої газети, але зовсiм не розумiємо, чому на її сторiнках з’являється стiльки теплих слiв про комунiстiв.

Невже навiть факт їхнього вiдвертого спiвробiтництва з олiгархами-”регiоналами” не переконав вас, що вони не мають жодних принципiв? Адже згiдно з їхнiм вченням вони повиннi боротися, а не дружити з крупним капiталом”.

Понять причины “дружбы” КПУ с “регионалами” невозможно, не обратившись к теме возможной дружбы последних с “Нашей Украиной”, а также компромисса этих политических сил относительно выборов 30 сентября. Так называемый компромисс, согласно которому страна таки отправилась на внеочередные выборы 30 сентября, безусловно, не является никаким выходом из кризиса, сколько бы (и кто бы) об этом ни объявлял.

Сам кризис начался задолго до выхода 2 апреля первого “разгонного” указа Ющенко. Нынешние события — это всего лишь одно из острых проявлений того глубокого общественно-политического кризиса, в пучину которого ввергли страну “оранжевые” с самого начала своего прихода к власти.

В основе этого кризиса лежит явное несоответствие общественных настроений и навязываемого “оранжевыми” государственного курса: установки на разрыв с Россией, на вступление в НАТО, на насильственную украинизацию и вытеснение русского языка, на ревизию мировоззренческих устоев начиная от разрушения общего восточнославянского культурного пространства и заканчивая переписыванием истории.

Формирование парламентско-правительственной коалиции в составе ПР—СПУ—КПУ летом 2006 года стало попыткой преодолеть вышеуказанные противоречия, поставить страну на рельсы более взвешенного и реалистичного государственного курса. Коалиция получила вполне адекватное название, отвечающее ее (коалиции) предназначению, отражающее существо момента, — антикризисная (а не какая-либо идеологическая).

И просто смешно слушать иных, пытающихся “задеть” коммунистов фактом их участия в коалиции с социалистами, особенно с “регионалами”: дескать, “вступили в сговор с олигархами”.

По сути, это была геополитическая коалиция. Иной она, видимо, и быть не могла. Сначала президентские выборы 2004 года, а затем и парламентские 2006-го прошли под знаком внешнеполитического курса, геополитической ориентации Украины. Именно эти вопросы были мобилизующими (электорат) и определяющими (его, электората, выбор).

При этом социально-экономическая тематика, с одной стороны, не играла главенствующей роли, с другой — абсолютно все без исключения партии и блоки использовали в ходе выборов левую риторику (если угодно, все были коммунистами в том, что касается социальной защиты).

Таким образом, вполне естественной выглядела коалиция коммунистов с “регионалами”, проведшими избирательную кампанию под лозунгами отказа от вступления в НАТО, ориентированности на развитие тесных отношений с Россией, защиту русского языка (при высоком акценте на социальную защиту населения у всех политических сил).

Коммунисты пошли на союз не с олигархами из ПР, а с теми 9 миллионами избирателей юго-востока, которые поддержали эту партию за вышеотмеченные программные установки. Более того, на союз со своим по сути избирателем, поддерживающим именно те позиции, которые долгие годы последовательно отстаивают коммунисты.

Не будет преувеличением сказать, что КПУ и ПР процентов на 90 находятся в одной электоральной нише. Подавляющее большинство тех, кто в 2004 году проголосовал за Виктора Януковича на президентских, а затем и в 2006 году за ПР на парламентских выборах, это те, кто ранее поддерживал КПУ (и кто потенциально может поддержать коммунистов в будущем).

На президентских выборах-2004 Виктору Януковичу благодаря именно четкому геополитическому позиционированию на стратегический союз с Россией удалось сфокусировать на себе внимание (ожидания, надежды) юго-восточного избирателя. В 2006-м “регионалы” с раскрученным еще в ходе президентской кампании имиджем Януковича — пророссийского политика — по инерции и, конечно же, взяв на вооружение те же лозунги, в основном удержали избирателя юго-востока за собой.

В конкретных условиях 2006 года отказ КПУ от создания парламентско-правительственной коалиции в формате с ПР и СПУ означал бы формирование коалиции ПР и “НУ” — “широкой” по названию, но наверняка пропрезидентской и “оранжевой” по сути — этого добивалась “НУ”, и к этому стремились некоторые функционеры ПР. Вот это был бы самый настоящий сговор “оранжевых” и “бело-синих” олигархов (не секрет, что именно за такую коалицию и выступали бизнес-круги как в “НУ”, так и в ПР), чего коммунистам удалось не допустить.

Последовавшие попытки президента ввести “НУ” в парламентско-правительственную коалицию были блокированы именно Компартией, занявшей жесткую позицию по ряду принципиальных вопросов, — НАТО, земли, языка. КПУ, можно сказать, вытолкала “нашеукраинцев” из гипотетического состава участников парламентско-правительственной коалиции, а вслед за этим вынуждены были убраться из правительства и делегированные Ющенко “наше­украинские” министры.

Формирование антикризисной коалиции означало срыв планов по установлению в Украине режима проамериканской националистической диктатуры “бананового” толка, целью которой являлся окончательный разрыв стратегических украинско-российских отношений (по всему спектру) и втягивание Украины в орбиту Запада в роли вашингтонской марионетки.

 Еще в мае-июне 2006 года (когда представлялось реальным формирование “оранжевой” коалиции) из Вашингтона поступали “мэссиджи” о планах принудить Украину стать членом НАТО до конца президентского срока Буша, т. е. до конца 2008 года. Тогда мало кто сомневался, что уже на ноябрьском (2006-го) саммите НАТО в Риге Киев получит официальное приглашение в альянс.

Однако уже в сентябре (и не в последнюю очередь под влиянием жесткой и принципиальной позиции коммунистов) премьер, представляющий правительство антикризисной коалиции, заявил в Брюсселе об отказе подавать заявку на присоединение к плану действий относительно членства (ПДЧ) в НАТО. Полагаю, не стоит дополнительно доказывать, что в том случае, если бы летом 2006-го была сформирована “оранжевая” коалиция (или коалиция в формате “НУ” ПР), к нынешнему моменту Украина полным ходом вступала бы в НАТО. Да в ситуации, когда Украина одной ногой практически стояла в НАТО, со стороны КПУ было бы просто безответственно перед избирателем юго-востока отказаться от формирования антикризисной коалиции летом 2006 года!

Антикризисная коалиция с участием КПУ значительно улучшила российско-украинские отношения. Хотелось бы, конечно, большего. Однако не следует забывать, с каким положением вещей, оставленных “оранжевыми”, пришлось столкнуться: “газовые” войны, российское эмбарго на поставки украинской сельхозпродукции, ограничения на экспорт в Россию украинского металлопроката и т. д.

Менее чем за год удалось выровнять ситуацию. К примеру, 22 июня на заседании Комитета по вопросам экономического сотрудничества Межгосударственной украинско-российской комиссии в Москве российский премьер Михаил Фрадков привел такие цифры: за первые четыре месяца текущего года объемы экономического сотрудничества Украины и Российской Федерации выросли на 38%, при этом экспорт из Украины в Россию — на 68%! Если бы летом 2006 года была сформирована “оранжевая” коалиция, подобного не могло быть по определению.

При самом непосредственном участии КПУ был отстранен от руководства украинской дипломатией г-н Тарасюк. И полностью заслуга коммунистов — недопущение в кресло главы министра иностранных дел “Тарасюка-2” — г-на Огрызко. Как известно, в марте по “делу Огрызко” КПУ вынуждена была даже прибегнуть к демаршу — ставить вопрос о выходе из коалиции после того, как премьер и спикер пообещали президенту назначение Огрызко на министерский пост.

Не допустили коммунисты отказа от моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Не позволили Ющенко реализовать его давнишнюю мечту по приравниванию вояк ОУН-УПА к ветеранам Великой Отечественной войны. И т.д. и т.п.

К сожалению, малочисленность фракции (да и слишком короткие сроки деятельности коалиции) не позволила добиться большего... А вот тут уже “недоработали” избиратели.

Неадекватная политика “оранжевых” на вовлечение Украины в орбиту Запада, провоцирующая общенациональный кризис, нуждается в жестком и эффективном противодействии. Особенно неприемлемо, что свои прозападные установки с ярко выраженным антироссийским подтекстом “оранжевые” пытаются не просто реализовать, но действуют методом навязывания, насильственного насаждения такой политики в Украине (собственно, иначе чем через диктат и силовое принуждение жестко прозападный курс и не может быть реализован, ибо вступает в противоречие с волей и интересами большей части страны).

Абсолютно неприемлем такой государственный курс для юго-востока Украины. По целому ряду причин — от культурно-исторической близости до зависимости индустрии юго-востока от экономических связей с Россией.

Однако в условиях насильственного насаждения “оранжевыми” своих установок следует отметить и проблемное состояние представительства интересов юго-востока. Наглядно это про­явилось в ходе последних событий — инспирированного Ющенко политического кризиса.

Как и “оранжевый” переворот-2004, незаконно назначенные внеочередные выборы-2007 (одной из главных составляющих которых является возврат страны на жестко прозападные рельсы) должного отпора не получили.

Так называемые “компромиссы” от 4-го (первое согласие на выборы) и особенно 27 мая (“заявление трех”), безусловно, не являются выходом из кризиса, ибо в них нет и намека на разрешение вышеупомянутых общественно-политических противоречий, будоражащих страну, ведущих к ее расколу.

Нынешние уступки оказались даже большими, чем в 2004 году, ибо тогда в “пакете” с т.н. “третьим туром”, задуманным как легализация президентства Ющенко, была хотя бы проголосована политреформа, ослабившая возможности “оранжевого” президента диктовать стране свою волю и оставлявшая шансы на реализацию интересов юго-востока через парламентские выборы.

Не случайно из переговорного формата были выведены коммунисты, которые никогда бы не поддержали такие договоренности (от 27 мая), фактически легитимирующие антиконституционные действия “оранжевого” президента (со всеми вытекающими из этого последствиями).

В свою очередь такой политико-олигархический “компромисс” был бы невозможен или, по меньшей мере, крайне затруднен, если бы КПУ была более мощно представлена в парламенте, иными словами: если бы у здоровых сил Партии регионов был более мощный союзник, представляющий интересы политического юго-востока.

Понятно, что монопольное по сути положение ПР и позволило, не оглядываясь ни на кого, “решать вопросы” с президентом. Причем решались вопросы, которые, к сожалению, имели мало общего с интересами избирателя, поддержавшего ПР. Ни один из принципиальных программных пунктов, которые можно было поставить перед Ющенко в ходе этих переговоров по поиску компромисса (скажем, назначение конкретной даты референдума по НАТО и ЕЭП, подпись президента под законом о статусе русского языка и проч.), поставлен, к сожалению, не был.

Зато 14 июня на пресс-конференции Виктор Андреевич публично похвалил г-на Ахметова: дескать, после общения с этим бизнесменом у “оранжевого” президента сложилось впечатление, что “у этого человека формируются конструктивные позиции относительно перспектив национального развития”. Ющенко также отметил, что во время консультаций относительно путей решения конфликта Ахметов имел “позиции, которые были важными и полезными для урегулирования политического кризиса, — я хотел бы, чтобы в данном случае журналисты об этом знали”.

О роли Ахметова в т.н. “урегулировании политического кризиса”, а фактически в “оранжевом перевороте-2” журналисты (и не только) и раньше знали. Как, полагаю, ни для кого не секрет, что есть в понимании Ющенко “конструктивные позиции” относительно “перспектив национального развития”. Хорошо известно, какие именно “перспективы” президент предлагает для Украины — явно расходящиеся с теми, за которые выступает избиратель юго-востока.

В контексте электоральной (на юго-востоке) монополизации ПР имеет смысл обратить внимание на ситуацию в “оранжевом” спектре, а именно на конкуренцию между БЮТ и “НУ”.

При всех имевших место издержках такая конкуренция между бютовцами и “нашеукраинцами” — кто из них лучше защитит “идеалы майдана”, т.е. интересы “оранжевого” избирателя — дала положительные (для “оранжевых”) результаты. В частности, и на нынешние шаги — “оранжевый” реванш г-на Ющенко не в последнюю очередь подвигла конкуренция внутри “оранжевого” лагеря со стороны Тимошенко.

Показательный момент: и бютовцы, и “нашеукраинцы” наперебой берут на себя публичные обязательства ни в коем случае не блокироваться с “регионалами” в будущем парламенте — демонстрируют принципиальность перед лицом своего (“оранжевого”) избирателя. Почему? Да потому, что чувствуют горячее дыхание наступающих на пятки конкурентов (бютовцы — “нашеукраинское”, “нашеукраинцы” — бютовское).

Почему бы Партии регионов не взять ровно такое же обязательство перед избирателем юго-востока?

В интересах юго-восточного избирателя отказ от монополии ПР в данной электоральной нише и увеличение парламентского представительства КПУ — соотношение депутатских мандатов между партиями, представляющими преимущественно юго-восток, должно быть примерно такое же, как между “оранжевыми” “НУ” и БЮТ. Тогда можно рассчитывать на большую последовательность и принципиальность самих “регионалов” при отстаивании позиций в таких вопросах, как невступление в НАТО или статус русского языка.

От того, насколько широко будет представлена КПУ в будущей ВР, напрямую зависит и формат коалиции. В частности, пойдут ли “регионалы” на “широкую коалицию” с пропрезидентскими “нашеукраинцами”. Вне сомнения, перед лицом мощной фракции КПУ и в свете предстоящих президентских выборов “регионалы” поостерегутся идти на альянс (со всеми неизбежными уступками) с “НУ” из опасений окончательно утратить симпатии юго-восточного избирателя.

Не допуская в практике негативный опыт отношений между БЮТ и “НУ”, не опускаясь до взаимоуничтожения (как было у “оранжевых” в конце 2005-го — начале 2006-го), конкуренция между Партией регионов и КПУ, безусловно, дала бы положительный эффект для избирателей юго-востока.

Наконец, и в свете общенационального кризиса от того, насколько широко будет представлена в парламенте КПУ (идеологическая партия со стойкими мировоззренческими установками), во многом зависит, как будет разрешен этот кризис, каким образом будут учтены интересы политического юго-востока, в какие формы выльется общенациональный компромисс (именно компромисс, а не соглашательство), к которому неизбежно предстоит прийти, если, конечно, стоит задача сохранения Украины в нынешних территориальных пределах демократическими средствами.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.