сегодня: 19 января, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 268 от 30 мая 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / НОВОСТИ ЭКОНОМИКИ / «Лугансктепловоз продавали под «нужного» покупателя»

30.05.2007 , № 268 от 30 мая 2007 г.

76% акций крупнейшего предприятия тепловозостроительной отрасли — холдинговой компании “Лугансктепловоз” — на недавнем конкурсе были проданы всего за 292,5 млн грн при стартовой цене пакета 292 млн. К конкурсу были допущены только две аффилированные компании из России — ОАО “Демиховский машиностроительный завод” и ЗАО “Управляющая компания “Брянский машиностроительный завод”. В то же время от участия в конкурсе были фактически отстранены украинские компании ОАО “Днепрвагон­маш” и ОАО “Марганецкий горно-обогатительный комбинат”. Кстати, МГОК был готов предложить за госпакет акций “Лугансктепловоза” не менее 400 млн грн. По предварительным же оценкам Фонда гос­имущества, от приватизации  “Лугансктепловоза” государство должно было получить от 400 млн до 2 млрд грн.

Почему же не получило? И кто в этом виноват? Об этом — наш разговор с директором Международного института приватизации, собственности и инвестиций Александром Рябченко.

— Александр Владимирович, по мнению экспертов, 76% акций “Лугансктепловоза” фактически были проданы за полцены. Это вынуждена была признать и глава Фонда госимущества Украины госпожа Семенюк, которая, в частности, сказала, что “цена на акции оказалась ниже, чем та, которую ожидали”. Как известно, раньше она заявляла, что ожидает выручку от продажи объекта в диапазоне 1 млрд грн. Почему же этого не случилось? И почему к участию в конкурсе не были допущены украинские компании?

— Бывают разные типы конкурсов и разные типы продаж. Есть конкурсы аукционного типа с максимальным допуском участников — для того, чтобы была конкуренция. Пример подобного конкурса — продажа “Криворожстали”. Это был классический случай, а также классический пример решения того, как получить максимум денег. Как известно, к участию в том конкурсе допустили всех желающих. В финансовом отношении результат торгов по “Криворожстали” был прекрасным.

Есть и другой тип конкурса, когда с самого начала фигурирует “желательный” покупатель, и тогда конкурс проводится в таком виде, как это было в 2003 — 2004 годах — когда прописываются условия под конкретного покупателя, или вообще конкурс не проводится, а вопрос решается по-другому.

Что же произошло при проведении конкурса по продаже 76% акций “Лугансктепловоза”? Торги были начаты как конкурс с элементами аукциона — якобы для того, чтобы в государственную казну поступило побольше средств. Ожидалось, что будет жесткая схватка, что за акции будут спорить. Подобный конкурс нуждается в наибольшем количестве участников — для того, чтобы обеспечить его результативность.

Однако заканчивался этот конкурс уже при других условиях — когда был известен “желаемый” покупатель. И именно это очень плохо — начали конкурс как классический, прозрачный, а закончили тем, что акции купил “запланированный” покупатель. Конкурса как такового фактически не было; все знали, что оба его участника имеют непосредственное отношение к одному владельцу. И именно это очень плохо. Если бы было определено с самого начала, что мы не будем проводить конкурентный конкурс, тогда стартовая цена была бы другой, гораздо выше, и более близкой к рыночной. В данном же случае эта цена составляет около 450 млн гривень. Таким образом, государство потеряло более 150 млн гривень.

И тогда бы продажа не вызывала тех замечаний, которые она вызывает в настоящий момент.

Я не говорю о том, что покупатель плохой, но продали акции так, что государство потеряло эти деньги.

Если вы продаете непосредственно конкретному покупателю — вы отвечаете вместе с ним за выполнение взятых обязательств, за то, как он выведет завод на надлежащий уровень экономического развития.

— Президент обратился к Генпрокуратуре и СБУ с просьбой проверить соблюдение ФГИУ законодательства при продаже 76% акций “Лугансктепловоза”. Как Вы оцениваете перспективы возможного пересмотра результатов конкурса?

— Могу сказать, что, исходя из опыта украинской приватизации, если уже за факты нарушения закона при продаже “Криворожстали” во времена Кучмы не наказали, то маловероятно, что за “Лугансктепловоз” последуют какие-то наказания. Скорее всего, этот вопрос не будет пересмотрен в судебном порядке, потому что состоялся переход права собственности от Фонда государственного имущества к покупателю, и поэтому вытребовать из владения имущество, даже в судебном порядке, будет сложно. Не думаю, что результаты этого конкурса будут пересмотрены. Но расследовать все, что происходило, так, чтобы это стало достоянием общественности, и, чтобы в дальнейшем не было подобных прецедентов — это необходимо сделать.

К сожалению, государство опять создало прецедент непрозрачной продажи. Кто здесь в чем заинтересован — это могут установить только компетентные органы. Впрочем, к сожалению, думаю, что они ничего не установят. По крайней мере, до сих пор не было подобных прецедентов. Если кто-то думает, что госпожа Семенюк имела полномочия на принятие такого решения, то это не так. Председатель Фонда не может решать, кому продать тот или другой важный объект. Если бы таких объектов продавалось двадцать на год, тогда можно было бы думать что-то подобное, однако, когда это случается один раз на квартал, то понятно, что не председатель Фонда решает эти вопросы.

— Вы достаточно пессимистично относитесь к тому, что возможен пересмотр этого дела...

— Когда уже деньги поступили на счет Фонда госимущества, акции переданы покупателю, то технология обжалований, которая существует в украинских судах, не дает достаточно оснований для достижения результата, поскольку в таком случае существует возможность блокировать выполнение решения. Это, в частности, прослеживается на примере судебной волокиты вокруг Никопольского завода ферросплавов, относительно которого существует даже решение Верховного Суда Украины в интересах государства, но, как известно, результат для государства нулевой.

— Как известно, исковое заявление относительно результатов конкурса “Лугансктепловоза” собирался подать “Марганецкий ГОК”. Ответчиками, в соответствии с данным исковым заявлением, должны были выступить Фонд госимущества и Брянский машиностроительный завод. Вам известно что-то об этом?

— Возможно, исковое заявление и подано, но мне об этом неизвестно. В любом случае они не успели подать исковое заявление до того момента, когда акции поступили покупателю на счет. А это главное. Нужно было затормозить этот процесс, чтобы покупатель не вступил в права собственности. Тогда бороться за эти акции было бы намного проще, чем в настоящий момент.

— Некоторые эксперты не исключают, что в случае повторного проведения конкурса он может состояться, в том числе и при участии донецких бизнес-групп. Вместе с тем крупный бизнес на события вокруг “Лугансктепловоза” отреагировал достаточно-таки сдержанно. Не означает ли это, что борьба за право контроля над наибольшим предприятием отрасли еще впереди?

— Думаю, что было уже довольно времени для того, чтобы выяснить интересы всех потенциальных участников этого процесса.

Решение этого вопроса — достаточно политическая вещь. Если в настоящий момент начать процесс обжалования, то упразднить результаты конкурса юридически, при условии, когда акции уже находятся у покупателя — трудно. Это очень сложный и длительный процесс. Покупатель будет защищать свои интересы. Понятно, что, если политический баланс изменится, то это может повлиять и на ситуацию вокруг “Лугансктепловоза”. Но если какая-то команда хотела приобрести эти акции, то было достаточно времени для того, чтобы действовать в этом направлении.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.