сегодня: 25 сентября, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 265 от 23 мая 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Василий Гоголь: 145 лет спустя

23.05.2007 , № 265 от 23 мая 2007 г.

Уважаемые наши читатели!

“Рабочая газета” продолжает знакомить вас с историей Василия Афанасиевича Гоголя-Яновского — выдающегося отца гениального Николая Васильевича Гоголя. Как стало известно из ваших писем, эту историю узнали не только читатели “РГ”, но и их родственники, друзья, знакомые, случайные знакомые... Одним словом, обрывки биографии, правду сказать, малоизвестного теперь человека стали сенсационной новостью для людей грамотных, ищущих. А фрагменты водевиля Василия Афанасиевича, которые появились в нашей “Литературной гостиной”, стали предметом настоящих споров, дискуссий и... деловых предложений. Не будем загадывать наперед, но, очень возможно, что уже в этом году один известный театральный режиссер (наш подписчик!) возьмется за постановку “Простака...”.

Супружеству Василия Гоголя с Марией Косяровской предшествовал сон во время паломничества Василия Афанасиевича к Ахтырской иконе Божьей матери. Во сне Богородица указала ему его суженую. Некоторое время спустя, находясь на  соседнем хуторе, Гоголь узнал свою невесту в... младенце. Он наблюдал за этой девочкой тринадцать лет. И только после повторного сна и пророчества Богородицы посватался. Там же в Яреськах они и обвенчались. Ожидая третьего ребенка (первые двое были мертворожденными), Мария Ивановна поклялась перед иконой Диканского Николая Чудотворца, что, если будет сын, назовет Николаем. Мальчик был крещен в Спасо-Преображенской церкви в Сорочинцах.

 Рассказ о Василии Гоголе, который поначалу планировался как средний по размеру материал-расследование обрастает все новыми подробностями. Практически каждый день добавляется какая-то информация — впору развить это дело до большой книги. Кто знает?

А один мой коллега назвал попытку напомнить об отце Николая Гоголя “одой родителям”. Что ж, наверное, он прав.

Так что ж за люди были родители Николая Васильевича? 

Гоголь-Яновский Василий Афанасиевич (1777—1825), единственный сын полкового писаря Панаса Яновского, родился на хуторе Купчинский на Полтавщине. Учился в Полтавской духовной семинарии.

Очень важными для нас являются воспоминания современников об особенностях характера Василия Гоголя. Основной его заботой как хозяина был сад. Каждой аллее он давал какое-то имя, например, “Долина спокойствия”. Он не разрешал стучать в саду, чтоб не дай Боже, не вспугнуть соловья. Запрещал полоскать белье в пруду, чтоб не потревожить рыб. Когда из писем Николаши узнавал, что тот болен, сам мог занемочь...

Один из эпизодов воспоминаний матери Николая Васильевича, не прошел мимо внимания биографа писателя, вдохновив его на следующее описание прогулки новобрачных родителей писателя по саду в имении Васильевка: “Они вышли к Долине спокойствия, и тут Василий Афанасиевич начал было читать Маше героическую повесть Хераскова “Кадм и Гармония” (М.Херасков — один из родоначальников сентиментализма в России, предшественник, а затем соратник Н.Карамзина).., в голосе чтеца вовсе не слышалось трубных звуков. Василий Афанасиевич, читая, негромко ворковал, как воркует голубок, выстилая гнездышко для своей голубки... Он трактовал Маше о жизни среди природы и о тех великих преимуществах, кои получает бедная душа, которая смотрит в вечность...” (Полторацкий А. Детство Гоголя. 1956 год.)

А теперь долгожданное продолжение “Простака...”. И вновь обращаемся к драгоценным словам современника Пантелеймона Кулиша (цитаты и водевиль излагаются на языке оригинала):

Простакъ или хитрость женщины перехитренная солдатомъ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Романъ, малороссийский козакъ, простой и ленивый. Параска, жена его, женщина молодая и хитрая. Соцкий, кумъ Параски. Дьячекъ, любовникъ Параски. Солдатъ переходящей команды. (Продолжение) ЯВЛЕНИЕ VI ДЬЯКЪ и ПАРАСКА Дьякъ входитъ, дълаетъ знакъ удивления, слушая пъсню, а при концъ оной: Ей-ей, ангельский гласъ! Параска, увидъвъ. Охъ, мiнi лихо! Дьякъ. Радуюсь сердечно... тое-то душевно, что слышу гласъ веселiя вашего сердца и нижайший отдаю вамъ, Параскева Пантелемоновна, добридень. Параска. А се ви, Хома Григоровичъ? Цур же вамъ, якъ ви мене злякали! Дьякъ. Азъ есмь, тое-то... да гдъ же вашъ возлюбленый сожитель? Параска. Пiшовъ по зайцi. Дьякъ, про себя, Сiя оказiя для меня сладка, яко медъ дикiй. (Къ Параске.) Такъ вамъ удалась выдумка Онисiи? Онъ... тое-то, якъ ёго... направилъ стопы своя на дубраву: тамъ бо есть прибъжище заяцомъ. Съ оружiемъ или... тое-то... съ дрекольми? Параска. И, нi! Съ кованымъ кабанцемъ. Дьякъ, смъется, Хе, хе, хе! Не мечите бисера предъ свинiями. Сiе есть чудо неизглаголанное... Но вы, здается мнъ, якобы творите надо мною глумление. Параска. Нi, далебi що правда. Потягъ у поле скiлько видно. Дьякъ. И такъ вы посвятили своего Романа въ патентовые мисливцi? Параска. Нехай лишї трохи провiтриться, ато вже такъ розлежався, що не хоче нi-за-вiщо й приняться. Дьякъ. Ей-ей, премудро! Дакъ теперь безъ всякого преткновения можно мнъ насладитися всевозлюбленнъйшею бесъдою съ вами? Параска. Що таке? Дьякъ. Моя сладчайшая! Вы не внемлете глаголу моему. Параска. Одже ви, Хома Григоровичъ, такъ говорите по письменному, що я й не второпаю. Дьякъ. Я... ей, ей, не изберу глагола къ уразумению васъ въ страстехъ моихъ, которыми любовь моя со дня воззрънiя на васъ на поклонахъ воспламенила мое сердце. Параска. Далибi, я не знаю, що ви кажете. Дьякъ. О, Боже мой! Какъ не уразумъть глагола моего и не доагадаться, что я, то-есть, яко олень къ источнику, къ вамъ прибъгаю. Параска. Що? Олена? Дьякъ. Якая тутъ Олена? Боже мой! Я возлюбихъ васъ всъмъ сердцемъ и душею. Параска. Не знати, що ви вигадуете! Я просила васъ, Хома Григоровичъ, прийти протвердить ту пiсню, що ви мене на христинах у дядини учили, а ви мiнi провадите не знати що. Дьякъ. Очень добре; изрядно. (В сторону.) Гласомъ моимъ воззову къ ней и въ пѣснъ возвеличу ея. (Къ Параске) Приклоните ухо ваше и внемлете гласу моему. Параска. А нуте, нуте! Дьякъ поетъ: Я люблю тебя и стражду, Жизнь съ тобою проводжати — Но отрады не сыщу; Нът утъхи мнъ иной, Зръть тебя всегда я жажду, И тебъ не милымъ стати — И очей не насыщу; Нът мнъ горести другой. Быть хочу всегда съ тобою Ты едина составляешь И съ тобой всегда въщать, Радость и печаль мою, Наслаждатись красотою Ты едина заставляешь И словам твоимъ внимать. Ръчь сказать меня сию. Параска. Вторитъ за Дьякомъ ту же песню. Я люблю тебя и страждаю, и проч. Дьякъ. Ей-ей прекрасно! вы совершенно изучились сему сладкому пънiю. Параска. Спасибi вамъ, Хома Григоровичъ! Да якъ же ви хорошо спiваете басомъ! Дьякъ. Такъ, такъ, моя возлюбленная. А какое же вы сотворите мнъ воздаянiе? Параска. Я для васъ вареноi наварила и курочку спекла. Дьякъ. Всякое даянiе благо и всякъ даръ совершен; но... тое-то... щедроты ваши не суть совершенны. Параска. Що таке? Дьякъ. То есть — бремя тяжкое отяготъ на мнъ; — нъсть мира въ костехъ моихъ; слякохся до конца, по вся дни сътуя хождахъ. Параска. Одже я бачу, що ви Хома Григоровичъ, въ хмару заходите. Дьякъ, вздыхая. Охъ!... Параска. Чого ви такъ важко здихаете? Дьякъ, про себя. Ей-ей, не знаю, какими глаголами вскрыть мнъ страсти сердца моего: языкъ мой прильне гортани. Параска. Що вам, Хома Григоровичъ, сталось? (Про себя.) Чи вiнъ не сказився? Дьякъ. Прихилившись къ стене, берется рукою за сердце, вздыхаетъ. О, духъ немощи овладъша мною. Параска. Вамъ, мабуть, нудно, Хома Григоровичъ? може, у васъ соняшниця або завiйниця? випийте-лише чарочку запiканки. (Становитъ на столъ горилку. Вдругъ слышитъ лай собаки.) Охъ мiнi лихо! хтось иде! Покоть не даромъ бреше! (Выглядывая въ окно.) Отъ бiда! Соцький, да ще зъ москалем, якъ разъ сюди прямуетця. Дьякъ. Проклятiи люди! тое-то... яко скимны рыкающий! Теперь мнъ остается сотворити благо и направити стопы моя во свояси. (Хочетъ уити.) Параска. Стрiвайте лишъ, Хома Григоровичъ, послухайте мене. Теперъ соцькому багацько дiла: москалi вiйшли въ село сёгоднi, дакъ ёму треба квартирi вiдводить: то вони не довго тутъ будуть... Сховайтесь пiдъ привалокъ. Дьякъ. Ей-ей, премудро! Параска. Швидше жъ ховайтесь, бо вже вони въ сiняхъ. (Подбираетъ его подъ привалокъ и закрываетъ рядномъ.) Дьякъ, под привалкомъ. Ахъ Боже мой! якъ преизрядно, если бы и вы, Параскева Пантелемоновна, здъсь со мной обитали! ЯВЛЕНИЕ VII ПАРАСКА, СОЦКИЙ и СОЛДАТЪ Соцкiй. Помайбi вамъ! Параска. Здоровенькi були, пане куме! Соцкiй. А кумъ де? чи вже на пiчъ забрався, або, може, сёгоднi съ печi и не злазивъ? Параска. Да нема дома. Соцкiй. А дежъ вiнъ? Параска. Пiшовъ у поле. Соцкiй. Оце, мабуть, уже насильне ёго витурила. Солдатъ. А что же, здъсь мне квартира? Соцкiй, къ солдату. Здъсь, тутича. (Къ Параске.) Кумо, оце вамъ постоялецъ... да глядiть, щобъ у васъ все гараздъ було. Параска. Охъ, менi лихо! Солдатъ. Скидая амуницию. Не бойся, хозяюшка: я добрый человъкъ; наше дъло солдатское. Намъ много не надо: курица къ объду, а другая къ ужину; а если и лаврениками накормишь, то сердиться не стану; отъ меня ты худа не услышишь. Параска. Якъ-би було! (Къ соцкому.) Що оце ти, куме робишъ? Ти ж обiщався не ставить у насъ постою! Соцкiй. Постiй, кумо, не варуй. На сей разъ ослобонить тебе вiдъ постою, далебi, не можна: всi хати зайняли, а въ iншiй по два и по три. Народ и такъ на мене враждує, що деколи васъ обминаю: да я жъ тобi и москаля привiвъ предоброго. Вiнъ стоявъ у свата мого въ Рако сiчi, и сватъ мiй нимъ не нахвалиця. Параска. Бiдна моя головко! А я хотiла хату мазать! Соцкiй. Або поженихаться съ кимъ безъ Романа. Параска. Не знать що ти куме вигадуешъ! Я не знаю, якъ у тебе язикъ не заболить, отаке мелючи. (Къ солдату.) Може бъ ви, служивий, вiдпочили? Солдатъ. Ладно, хозяюшка; однако дай мнъ прежде чего покушать. Параска. Що жъ вамъ дать? Ми вже пообiдали. Солдатъ. Ну чево-нибудь на первой случай, а там ужъ прiймемся дълать лавреники. Вить я ужъ болъе года стою въ Малороссiи вашей и самъ ихъ дълать научился. Соцкiй. Отъ бачишъ, кумо, який москаль моторний! вiнъ тобi и вареникiв наробить. (Увидя водку, для дьяка приготовленную.) А се що в пляшцi? Параска, про себя. Охъ мiнi лихо! Забула сховати! (Къ соцкому.) Та се для Романа отискала, щобъ почастувать, якъ вернетця съ поля. Соцкiй, грозитъ пальцемъ. Эй, кумо! Ти лихомъ, бачу граешъ... Параска. Ище чого чи не буде? Уже ти мiнi допiк своїми вигадками. Соцкiй. Ну, годi жъ, годi, кумо! (Вынимаетъ изъ кармана деньги) На тобi грошi да купи для свого Романа, а ми сю випьемъ съ служивымъ. (Садиться, наливаетъ въ чарку горiлку и потчеваетъ солдата.) Прошу випить, пане служивий. Солдатъ, беретъ чарку. Ай да прiятель! Здравствуй, любезный! (Выпиваетъ) Сватъ твой... (Утираетъ усы) как бишъ ево? Соцкiй. Оверко. (Наливаетъ горiлку в чарку.) Солдатъ. Да, да, да, Веверко, Веверко!... Правду сказать, такихъ людей мало нынича на свътъ. (Продолжение следует)

“Недалеко еще отошли от нас десятилетия благодатной помещичьей жизни, но взгляд на жизнь и самая жизнь изменилась в Украине почти до невероятности. Знаменитые Кибенцы, — эти Афины времен Гоголева отца... Нет больше в Кибенцах домашнего театра, нет музыки, нет многолюдных помещичьих съездов. Одна только обширная библиотека свидетельствует, что там жили, чувствовали и мыслили согласно с духом своего времени...

Доброта помещиков доходила лишь... до того, чтобы присматриваться с любовью к детям природы и подавать им помощь от избытков богатства, но видеть в мужиках произведение старой истории и деятелей истории грядущей..., — куда!... осмеяли бы тогда философа с подобными убеждениями в том самом кругу, который разыгрывал комедии из простонародного быта и где народная песня исторгала кой-у-кого горячие слезы...

Эта-то узость взгляда на то, что составляет общество, народ и нацию и была причиною, что люди с большими литературными способностями, каковы Гоголь-отец и Котляревский, производили в области простонародной словесности так мало и так слабо, сравнительно с писателями их времени, пересаженными из украинской почвы на великорусскую...

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.