сегодня: 23 сентября, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 262 от 17 мая 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ПОТРЕБИТЕЛЬ / Крем, который «кусается»

17.05.2007 , № 262 от 17 мая 2007 г.

Лимонел, придающий кремам и моющим средствам запах лимона, относится к группе диоксинов. А это сильнейший яд. Он опаснее некоторых боевых отравляющих веществ.

“ПОДАРИЛА свекрови крем для лица, — пишет Мария Д. — У нее пошли пятна. Пришлось подарок выбросить”.

О том, откуда эта напасть, мы беседуем со Светланой Берзиной, заместителем председателя технического комитета стандартизации “Охрана окружающей природной среды Украины” (ТК-82).

— В производстве косметики и моющих средств используются химически синтезированные вещества. Они не всегда позитивно влияют на человека, поскольку токсичны: это формальдегиды, диоксины и прочие, — рассказывает Светлана Валерьевна. — Отвечают добавки не за основной состав того же крема, от которого мы ждем разглаживания морщин, увлажнения кожи, а за вторичные качества — запах и цвет. Для продления срока годности в продукцию добавляют консерванты. Если на упаковке стоит цифра 12 или 24 месяца, то крем хорошо сдобрен эмульгаторами и консервантами. Отсюда аллергия чуть ли не у каждого второго потребителя, другие заболевания.

— Сколько могут храниться кремы?

— Оптимальный срок — шесть месяцев. Консерванты и эмульгаторы нужны, ведь любой продукт портится. Но надо учитывать их объем в составе продукта. Следует обращать внимание на отдушки, дающие приятный запах, и красители. Международная организация производителей ароматических веществ International Fragrance Association (IFRA) после проведения медико-биологических испытаний регулярно издает предписания об использовании тех или иных парфюмерных материалов или их запрете. Например, существует ограничение концентрации некоторых цитрусовых масел, гидроксицитронеллаля, коричного спирта и полное табу на синтетический амбровый мускус, который много десятилетий был важнейшим компонентом мускусного запаха. А 90% косметики, продающейся на украинском рынке, содержат вещества из этого перечня. Это касается не только кремов, но и мыла, шампуней, жидкостей для мытья посуды, стиральных порошков.

— Я всегда выбираю то, что пахнет лимоном.

— Вот-вот, а там, как правило, лимонел. Он из группы диоксинов с мощным мутагенным, иммунодепрессантным, канцерогенным действием. Диоксины накапливаются в организме. Летальная доза — 10-6 г на килограмм веса тела, и это значительно эффективнее, чем у некоторых боевых отравляющих веществ. По рекомендации IFRA допустимая концентрация лимонела — 0,1 мг на грамм продукта. В странах Евросоюза, где подобные рекомендации закреплены на законодательном уровне, этого правила придерживаются. У нас же многие моющие и косметические средства желтенькие и пахнут лимоном. На упаковке обычно не указано процентное соотношение химических веществ, отвечающих за запах и цвет.

Мы работаем в основном по ГОСТам, которые были раз­работаны в 70-80-х годах. Стан­дарты в Украине пересматриваются редко, а технологии развиваются семимильными шагами. Согласно действующей в Украине нормативно-технической базе, на тот же лимонел ограничений нет. Надо на законодательном уровне исключить из продукции опасные добавки. Отдельные народные депутаты и Министерство аграрной политики инициируют решение этого вопроса. Уже подготовлены соответствующие законопроекты.

— А какова позиция зарубежных производителей?

— Европейцы, которые уже наелись “химических” колбас, напитков, чипсов, вдоволь попользовались косметикой с искусственными наполнителями, теперь ответственно относятся ко всему, что приобретают. Больше всего ценят экологическую чистоту. За этим следует и экономика. Люди выбирают качество ради здоровья, жертвуя красивой упаковкой, ярким цветом и запахом. Мы тоже должны помнить, что покупаем кремы не для того, чтобы хорошо пахнуть, а чтобы выглядеть моложе. В натуральной косметике однозначно отсутствуют шлейфовые запахи, которые держатся несколько часов. Если у мыла запах сирени, ландыша или гвоздики, значит, в нем есть химически синтезированные вещества. Это как в природе, когда цветок пахнет и не пахнет. А вот масло персика, лаванда, мята обладают натуральным устойчивым ароматом. Поэтому и продукция с ними, скорее всего, натуральная.

— Растения могут быть с нитратами? 

— Чтобы потребитель был уверен в чистоте продукции, в Европе в
80-х годах были разработаны принципы экологической сертификации и маркировки продукции и закреплены в системе международной стандартизации и сертификации. Это добровольный экзамен для производителя, который хочет подтвердить соответствие своего продукта международным требованиям помимо законодательных норм. Об экологической чистоте покупателя информируют специальные знаки на упаковке. И он сам решает, брать хорошо пахнущую помаду или ту, что более “здоровая”.

В западноевропейских странах, Японии, США, Новой Зе­ландии люди избирательно относятся к натуральности продукта. Учитывается весь жизненный цикл компонента. Ту же календулу можно вырастить на гербицидах, пестицидах, стимуляторах роста, которые войдут в конечный продукт. А можно использовать сырье из экологически чистого хозяйства.

С другой стороны, производителю выгоднее покупать дешевое сырье из отходов нефтепродуктов, чем натуральное.

— Но и за рубежом, наверное, проще призвать на помощь химию, чем солнце и воздух?

— В принципе да, однако там иные потребительские приоритеты, которые меняются в пользу здорового образа жизни, а следовательно, в пользу здоровой продукции. Именно это подтверждает постоянное увеличение ежегодного спроса на экологически сертифицированную продукцию в странах Европы более чем на 10%. И хочешь — не хочешь, а производителю приходится поворачиваться лицом к потребителю. В феврале я была на Международной выставке экологически сертифицированной продукции “BioFashe” в Нюрнберге. В ней приняли участие более девяти тысяч производителей продуктов питания, напитков и косметики из 148 стран мира! Объем производства экологически чистой косметики в мире за год вырос на 18%, что для западных рынков много. Наш производитель к этому придет. Особенно, когда поймет, что зарубежные фирмы интересуются украинским рынком.

— Покупатели должны больше знать о “здоровой” продукции.

— И задуматься над данными Всемирной организации здравоохранения: 30% болезней возникают из-за неудовлетворительного состояния окружающей среды, где немалое место занимает производство и потребление продукции. 33% детских болезней имеют те же корни. Производители, которые стонут, что не могут развиваться, поскольку на отечественные товары небольшой спрос, тоже должны знать о важности “чистой” продукции. На нашем рынке косметики доминанту составляет импорт, причем не лучший. Переход на более качественное, с точки зрения сырья, производство косметики в Украине имеет хороший потенциал. Мы имеем натуральное сырье, которое закупают даже зарубежные компании. Крымские масла, например. Нужно просто захотеть сделать хороший продукт для внутреннего рынка. Тогда граждане отдадут предпочтение отечественным кремам и лосьонам. В Украине с 2003 года существует добровольная программа экологической сертификации и маркировки продукции, которая аккредитована на международном уровне. Но, к сожалению, пока нет ни одного отечественного производителя косметики и моющих средств, который проверил бы  свой товар на соответствие международным экологическим стандартам.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.