сегодня: 25 сентября, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 255 от 26 апреля 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Было зелено, но не весело

26.04.2007 , № 255 от 26 апреля 2007 г.

“...стали говорить про то, какой будет скоро матерьяльный прогресс, как — электричество и т.п. И мне жалко их стало, и я им стал говорить, что жду и мечтаю, и не только мечтаю, но и стараюсь о другом единственно важном прогрессе — не электричества и летанья по воздуху, а о прогрессе братства, единения, любви...”

Л.Н.Толстой. “Дневник”, 25 апреля 1895 г. (за 101 год
до чернобыльской аварии).

Конец XX и начало нынешнего столетия отмечены целым рядом техногенных катастроф, ставших для человечества предупреждением о том, что за технический прогресс придется платить слишком тяжкую дань. Эти катастрофы происходят с учащающейся периодичностью и с кровавыми последствиями, верхний предел которых никто не в состоянии представить. Человечество тем не менее не спешит делать кардинальные выводы, и молчаливо смиряется с тем, что ради прогресса готово балансировать между жизнью и небытием. Все более бесспорной становится библейская истина о том, что от многих знаний много печали.

В одном из самых прекрасных уголков украинского Полесья 26 апреля в 1 час 23 минуты на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошла самая крупная за всю историю “мирного атома” катастрофа: была разрушена активная зона реактора типа РБМК. В результате аварии радиоактивному загрязнению подверглось 150 тысяч квадратных километров территории бывшего СССР с населением 6 миллионов 945 тысяч человек. От последствий облучения за прошедшее с того момента время скончалось более 300 тысяч человек.

Многие тогда вспомнили Откровения св. Иоанна Богослова: “Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде “полынь”; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки”. Ведь древнеславянское “чернобыль” и есть полынь.

“Откуда она явилась, эта “Звезда Полынь”, — из ночей библейских или уже из ночей грядущих? — с горечью спрашивал Олесь Гончар. — Почему избрала именно нас, что хотела так странно и страшно сказать этому веку, от чего хотела всех нас предостеречь?” И отвечает: “Современная наука при ее фантастическом, не всегда контролируемом и, может, не до конца познанном могуществе не должна быть слишком самонадеянной, не должна пренебрегать мнением общественности... Узковедомственные интересы сплошь и рядом мы ставим выше интересов общества, мнение населения насчет целесообразности ведомственных новостроек никто и никогда не спрашивает, узколобый, обуреваемый гигантоманией чиновник талдычит, что “наука требует жертв”. Как писал в своей книге о Чернобыле Юрий Щербак,  то, о чем не догадывались, а может, игнорировали “ученые умы”, знали местные старушки, которые говорили: “Идет время, когда будет зелено, но не будет весело”. Только после катастрофы народ начал вдумываться в эту информацию, поражаясь ее лаконичности. А в других селах старики говаривали: “Придет время, когда будет все, но не будет никого”.

Ни о чем таком не ведали ни официальная наука, ни технари, отвечавшие за безопасность станции, ни власти... Все были беззаботно оптимистичны и беспечны, как погожие апрельские деньки.

“Завершающий год одиннадцатой пятилетки был для Чернобыльской АЭС необычный — здесь действовали на полную мощность сразу все энергоблоки. Подобного еще не было за всю историю эксплуатации атомного богатыря. Раньше ежегодно, согласно графику, хотя бы один из энергоблоков останавливали на плановый ремонт: он длился, в зависимости от его сложности, от 15 до 80 суток. Благодаря сокращению сроков ремонта графики удалось совместить. И годовое производство электроэнергии достигло в прошлом году рекордной цифры — 28 миллиардов киловатт-часов” (“Известия”, 6 января 1986 г.).

О причинах аварии сказано уже немало. Кроме определенных конструктивных просчетов, самую роковую роль сыграл пресловутый человеческий фактор. Сейчас принято во всех грехах винить советскую власть, головотяпство ее функционеров, приведшее к столь ужасным последствиям. Действительно, Горбачев и его ближайшие приспешники показали себя тогда далеко не с лучшей стороны.

Но если посмотреть на ситуацию в целом, то чернобыльская катастрофа подвергла серьезной проверке готовность и способность государственных и региональных органов управления к ликвидации крупных чрезвычайных ситуаций. Суровый экзамен был выдержан. Моментально была сформирована централизованная система управления локализацией катастрофы и ликвидацией ее последствий. Приступили к работе Оперативная группа (ОГ) ПБ ЦК КПСС, Правительственная комиссия (ПК) в Чернобыле. В министерствах и ведомствах, участвующих в ЛПК, сформированы ОГ штабы. В 30-километровой зоне Чернобыля развернуты оперативные группировки сил и средств.

Чернобыльская катастрофа потребовала невиданной для мирного времени мобилизации сил и средств. В кратчайшие сроки в район ЧАЭС были направлены огромные материальные, интеллектуальные ресурсы, в том числе ведущие специалисты и ученые. За период 1986-1991 гг. из средств только союзного бюджета было выделено 25 млрд рублей.

Работы на ЧАЭС и в 30-километровой зоне, выполняемые оперативными группировками министерств и ведомств, направлялись на достижение главной цели — уменьшение влияния последствий катастрофы на население, оказавшееся в рай­оне радиоактивного загрязнения, содействие скорейшему возвращению к нормальной жизнедеятельности населенных пунктов и объектов народного хозяйства. Во многом благодаря тем усилиям последствия аварии оказались не такими катастрофичными, как рисовались тогда многими специалистами. Столь широкий масштаб работ по предотвращению последствий ядерного взрыва и восстановительных работ едва ли был бы возможным, случись нечто подобное в наше время, в современной Украине.

Ужас Чернобыля не остановил научно-технический прогресс. Но необходимо помнить, что следовать по этому пути нужно более осмысленно, соизмеряя его кардинальность с нравственными и этическими нормами, господствующими в обществе.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.