сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 234 от 20 марта 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ПОЛИТИКИ / На пути к стратегическому партнерству

20.03.2007 , № 234 от 20 марта 2007 г.

Сегодня для большинства граждан нашего государства стало очевидным, что реализация национальных интересов Украины зависит от решения множества проблем в межгосударственном диалоге с Российской Федерацией. К сожалению, за последние годы в отношениях между Украиной и Россией было завязано еще несколько конфликтных узлов. Поднялись цены на газ, все громче звучат обсуждения проектов строительства газотранспортной системы в обход Украины, не забылись недавние ограничения на ввоз в Российскую Федерацию нашей молочной и мясной продукции. Может быть, конфликтный потенциал в наших отношениях достиг критического уровня?

За комментариями редакция обратилась к главе КПУ Петру Николаевичу Симоненко.

Системный кризис

— Петр Николаевич, как Вы оцениваете ход переговорного процесса Украины и России?

— Я считаю, что за исключением международно-правового оформления признания территориальной целостности нашими государствами, нам не удалось преодолеть противоречия ни в одной из сфер двусторонних отношений. Подписание и ратификация договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве (1997 г.) не только не остановили развитие указанных тенденций, но еще больше снизили уровень взаимопонимания между Украиной и Россией.

А привела к глубокому системному кризису в российско-украинских отношениях внешняя политика Украины, которая реализовывалась во времена Кравчука — Кучмы — Ющенко и разрабатывалась в стенах Ленгли. Та же Тузла, языковые и территориальные недоразумения, кражи российского газа, торговые войны — это наглядные проявления кризиса в наших отношениях.

После 2004 года, когда к власти пришли политические силы, исповедующие откровенно националистические и воинственно антироссийские взгляды, климат украинско-российских отношений существенно ухудшился.

На протяжении последнего года по всему периметру украино-российских отношений шли “игры на обострение”. Учитывая нашу не снижающуюся энергетическую зависимость от северного соседа, такое поведение иначе как “героизм” не назовешь. Были у нас в отношениях с Россией “романтические” и “прагматические” этапы, а теперь — “героический”. Оранжевая власть сама создает себе проблемы, а потом героически их преодолевает. К примеру, на подведении Борисом Тарасюком внешнеполитических итогов года Россия плавно и незаметно перестала быть стратегическим партнером (каковым она была еще в середине лета в публичном отчете МИДа о деятельности правительства Юрия Еханурова). Следует вспомнить и отказ руководства внешнеполитического ведомства от употребления термина “братский российский народ”.

Но в стране, где русскоговорящих и русских на порядок больше грузин или поляков (братьями украинский МИДа считает грузин и только поляков с американцами стратегическими партнерами), подобные подходы руководства МИДа выглядят как часть спланированной провокации по отношению к собственному народу и его исторической памяти.

— С каким же наследством мы начали нынешний год?

— 2007-й проявил в отношениях Украины и России достаточно много старых и новых проблем: постоянная интрига, связанная с ценами на газ, “мясомолочные, винные, маяковые войны”. Своеобразным индикатором отношений стал краткий “холодно-вежливый” визит В.Путина в Украину 22 декабря. Очевидно, что постоянное декларирование украинско-российского “стратегического партнерства” далеко не всегда соответствует реальному состоянию дел.

Можно вспомнить и попытку руководства Украины “втиснуться” в евроатлантические структуры, невзирая на то, выгодно это для наших людей и страны или нет. Главное, чтобы “в пику” России. Все региональные проекты, в которых Украина принимает участие: ГУАМ, Содружество демократического выбора (СДВ) — это попытка выглядеть в глазах европейских и американских “наблюдателей” самостоятельным геополитическим игроком. И в этом не было бы ничего плохого, если бы не одно “но”. Дело, собственно, не в самих проектах, где активничает Украина, а в том, во имя чего это делается. А делается это с целью формирования в сознании украинских граждан образа России как “империи зла”, которая спит и видит, как “придавить” Украину.

В планах внешнеполитического ведомства видна четкая устремленность к милитаризации регионального сотрудничества. Хотя устав ГУАМ не ратифицирован в Верховной Раде и даже не начата работа структурных органов этой организации, украинская дипломатия 18 августа прошлого года принимает решение о формировании так называемого “миротворческого батальона ГУАМ”.

Неоднократные заявления украинского руководства о готовности отправить украинские войска в зоны “замороженных” конфликтов на Кавказе — грузино-абхазского, грузино-осетинского, армяно-азербайджанского имеют четкую направленность на конфронтацию с Москвой. Апофеозом стало выступление ГУАМ единым “антироссийским” фронтом на 61-й Генассамблее ООН с проектом резолюции “О затянувшихся конфликтах на территории ГУАМ...”.

— Петр Николаевич, Украина “сама по себе” принимает такие решения?

— Не секрет, что американские стратеги разрабатывают новую политику США для Черноморского региона, которая должна укрепить и расширить военно-политическое присутствие Вашингтона в этом важном “энергетическом регионе”. Среди предполагаемых усилий США следует ожидать активизации Америки в работе существующих региональных структур безопасности. В этом же контексте надо рассматривать и размещение элементов американской системы ПРО в Чехии и Польше.

Кроме того, по словам американского ястреба Ариэля Коэна, такая стратегия предусматривает “расширение сотрудничества НАТО со странами, которые не являются членами НАТО, через программу “Партнерство во имя мира”, в рамках которой будут предложены техническая помощь и обучение в сфере безопасности, а также укрепление двусторонних военных контактов с Украиной.

План действий относительно членства Украины в НАТО (ПДЧ), который разрабатывался в штаб-квартире Альянса, а не в Киеве, направлен именно на защиту интересов действующих членов НАТО и, в первую очередь, США и их сателлитов. Путь в НАТО — ошибочный путь. Компартия уже давно предлагает свернуть сотрудничество с Альянсом и направить высвободившиеся средства на перестройку и реформирование собственной армии, в том числе и на техническое переоснащение воинских подразделений, обеспечение их современным вооружением. Нужно направить высвободившиеся средства на выполнение принятых по требованию коммунистов законов относительно социального обеспечения военнослужащих. Это наша позиция, и мы будем ее отстаивать. Но последнее слово за народом, как единственным источником власти в государстве. Именно поэтому мы требуем провести Всеукраинский референдум и определить, хотят люди в НАТО или нет.

— Фактически США “руками” Украины хотят вести борьбу с Россией?

— Вытеснение России с помощью подконтрольной Ва­шингтону Украины и зон нестабильности на Кавказе и в Приднестровье — один из главных факторов новой американской политики на пространстве СНГ и в Черноморско-Каспийском регионе. Поэтому в 2007 году в регионе будет наблюдаться обострение противоречий между основными глобальными игроками — РФ и США. Это создает серьезные вызовы национальной безопасности Украины — мы оказываемся открытыми перед внешними влияниями на собственный внутриполитический процесс. Это сопровождается провоцированием внутриполитической нестабильности, разбалансированностью власти, ослаблением защитных механизмов в сфере национальной безопасности.

Поскольку компенсирующие интеграционные схемы отсутствуют, Украина оказывается наиболее уязвимой перед экспансией США. Пятнадцать лет у нас либо саботируют, либо преднамеренно отстраняются от реализации общих региональных проектов с Россией и другими странами СНГ (ЕЭП, ОДКБ, ЕврАзЕС) в угоду транснациональным корпорациям и интересам заатлантических политиков.

Энергетическая дипломатия

— Заявления на последнем экономическом саммите в Давосе свидетельствуют о возрастании энергетического фактора на мировую политику. Как Вы оцениваете ситуацию в этом направлении?

— В последнее время мы видим обострение борьбы транснациональных корпораций и мировых игроков за контроль над энергоресурсами и энергопроводами. Термины “нефтеполитика” и “энергетическая дипломатия” вошли в политический лексикон многих государств.

Речь идет о построении системы неравноправных (экономических и политических) отношений, навязываемых мировыми игроками — ЕС и США. Америка, включившись в борьбу за энергетический передел мира, за создание новых политических, экономических и военно-стратегических сфер и зон влияния, намерена максимально активизировать свою наступательную политику в Евразии.

Времени у них мало. Согласно прогнозам ПНАС (Проекта нового американского столетия), составленного Американским институтом предпринимательства, в 2017 году Китай (в союзе с Россией) будет представлять полномасштабную и законченную угрозу для национальной безопасности США. Расчет “мозгового треста” (среди основателей которого числятся Дональд Рамсфельд и Пол Вулфовиц) представляется вполне достоверным. В 2017 году кривые добычи нефти и газа поползут вниз, а аппетиты ведущих промышленных держав достигнут максимальной высоты. Цена нефти и газа достигнет головокружительных уровней — втрое выше нынешних. То есть через десять лет будет решаться не столько судьба Черноморского флота РФ в Крыму, сколько судьба мира в ХХІ веке.

Сейчас это противостояние находится на начальном этапе. Запад пытается ограничить российское влияние на собственную энергетическую отрасль. Так, в январе 2006 г. европейская комиссия выступила с инициативой “Энергетическая политика для Европы”, где указывается на необходимость синхронизации энергетической политики ЕС.

В такой синхронизации энергетической политики ЕС заинтересованы, в первую очередь, США. Например, глава компании Moncrief Oil International Ричард Монкриф заявил: “Если сейчас не принять соответствующие защитные мероприятия, то мы окажемся зависимыми от неподконтрольного монополиста (Газпрома), чьи интересы коренным образом отличаются от американских национальных интересов”.

Вашингтон не только стимулирует Евросоюз к жесткости в диалоге с РФ, но и старается выстроить собственную защитную стратегию. Так, в сенат США внесен законопроект “Акт об энергетической дипломатии и безопасности”, одним из положений которого является “поддержка Украины и Грузии в стремлении к энергетической независимости”. В документе также говорится, что запасы нефти и газа сконцентрированы в небольшом числе стран.  “Доступ к снабжению нефти и газа зависит от политической воли стран-производителей”, и “страны-экспортеры нефти резко увеличили свои доходы за счет роста глобальных цен, которые усилили возможности ряда этих государств действовать таким образом, что составляет угрозу глобальной безопасности”, — говорится в документе.

Это значит, что независимая, суверенная политика Венесуэлы, Боливии, России и в целом ОПЕК создает угрозу мировому доминированию США. Естественно, что Вашингтон не намерен сдавать свои позиции.

Напомним, руководство ЕС пытается заставить Россию либерализировать свой энергетический рынок: предоставить свободный доступ к трубопроводным сетям в РФ и запретить поставщикам газа владеть трубопроводами. Для России это представляет стратегическую угрозу. Контроль над энергоресурсами является основой российского национального суверенитета. В случае если этот принцип будет нарушен, наш северный сосед снова попадет под контроль олигархических групп.

В этой связи нелишне вспомнить о планах российского олигарха Михаила Ходорковского, который намеревался продать активы нефтяного монополиста ЮКОС американской “Шеврон-Тексако”. Если бы это произошло, Россия потеряла бы контроль над частью собственных нефтяных месторождений, а Украина вела переговоры о поставках “черного золота” с Вашингтоном.

— Все изложенное подводит читателя к выводу о том, что Россия уже переросла уровень регионального лидера?

— После саммита “большой восьмерки” Москва окончательно позиционировалась в качестве центра влияния в Евразии. Кремль активно разрабатывает комплексный подход к “энергетической дипломатии” и использование ее для усиления своих позиций в мире. Собственно, в Москве не скрывают “энергетизации” своей внешней политики. Первый заместитель председателя МИДа РФ Андрей Денисов заявил, что “владение энергоресурсами — это владение властью, возможностью влиять на мировую политику”.

Относительно постсоветских стран Кремль имеет намерение реализовывать “особую энергетическую дипломатию”, направленную на повышение интеграции энергетических и хозяйственных связей России, в первую очередь, с сопредельными государствами СНГ.

Это вполне соответствует украинским национальным интересам. Киев заинтересован в возобновлении горизонтальной кооперации предприятий Украины и России, особенно в сфере наукоемкого производства. Кроме того, наши промышленные комплексы остаются взаимозависимы, и искусственное создание препятствий на пути интеграции приводит к тому, что наши позиции на внешних рынках захватываются “третьими” странами.

Да, за 10 месяцев текущего года внешнеторговый оборот между Украиной и РФ составил 18 миллиардов 136 миллионов долларов США: из них экспорт — 6 миллиардов 819 миллионов, а импорт — 11 миллиардов 318 миллионов долларов США. Но это не благодаря внешнеполитическому сопровождению экономических связей двух стран, а вопреки этому. МИД не только не способствовал этому, но и искусственно провоцировал новые “войны”.

Россия рассматривает украинские “уколы” как часть политики “ударов по России”, инспирированной Западом. Что недалеко от правды. Поэтому Россия реагирует возрастающим недоверием и резкостью на разнообразные “недружественные” действия украинских политиков и государственных деятелей.

На летнем совещании с послами президент РФ Владимир Путин заявил, что “Россия не ставит под сомнение право соседей, стран СНГ, самостоятельно действовать и внутри страны, и на международной арене. Но мы должны ясно заявить, что это предусматривает право на выбор своих друзей. При этом мы видим пример ряда стран Содружества, где попытки игнорировать столетние связи между народами оборачиваются угрозой появления несамостоятельных, слабых, зависимых государственных образований”.

— В категориях “несамостоятельного” и “слабого” государства может рассматриваться и Украина?

— Если решения в МИДе принимаются только после консультаций с заокеанскими “партнерами”, а на позицию президента больше влияет мнение Вашинтгона, а не собственного парламента и правительства, то иначе чем неэффективным такой политический режим назвать сложно!  

Единственной возможностью для Украины во время ужесточения “энергетической дипломатической дуэли” является  консолидация политической элиты в вопросе выработки политики Украины в отношении России, которая бы строилась на принципах реального стратегического партнерства, а не на основе конфликтных стратагем.

Кстати, во время переговоров с Россией по поставкам и транспортировке газа Украина сама пожелала перейти на рыночные отношения. Это, а также неспособность руководства “Нафтогазу” и Минтопэнерго договориться с Туркменией о газовых поставках, постоянное невыполнение межправительственных договоренностей по оплате привело к резкому повышению цен на голубое топливо. Вместо того чтобы исправить ситуацию, политическое руководство Украины прибегло к необоснованным обвинениям в адрес России, называя ее действия на энергорынке “газовым шантажом”.

Именно провокационная и недружелюбная политика “оранжевой” украинской власти создала основу для так называемой “газовой войны”. Невозможно требовать для себя “справедливой” цены на газ, другими словами, не рыночной, а специальной, как для особых экономических и политических партнеров и в то же время поддерживать антироссийские силы на Северном Кавказе, в Грузии, раздувать антироссийские настроения в обществе.

Нужно понимать, и об этом откровенно говорят в России, что спустя несколько лет внутренние российские цены на газ будут такие, как и мировые. Потому мы должны готовить нашу экономику к работе в новых условиях. Для этого необходимо время и средства на разработку и внедрение энергосберегающих технологий. Мы убеждены, и Компартия стоит на позициях, что все эти вопросы решить с минимальными потерями для украинской промышленности и жилищно-коммунальной сферы возможно только в рамках ЕЭП.

Ура-патриоты не хотят понять, что ни Европа, ни США не “зальют” Украину газом. Но Россия может отказаться от использования украинского магистрального газопровода в европейском направлении. Недаром было подписано соглашение между “Газпромом” и немецкими концернами E.ON и BASF о строительстве Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря, первая очередь которого будет введена в эксплуатацию в 2010 году. Что тогда запоют “оранжевые” соловьи о газовом шантаже?

Активный  диалог

— В какой плоскости Вы видите решение существующих проблем?

— Решение наболевших вопросов возможно только при условии активного и откровенного диалога. И украинско-российские отношения не исключение. Сегодня, с созданием по нашей инициативе Антикризисной коалиции и формированием правительства, которое исповедует прагматичные подходы при решении сложных задач, мы имеем необходимые предпосылки для преодоления кризиса в межгосударственных отношениях с Россией. А чтобы предпосылки материализовались в конкретные достижения, мы будем требовать от правительства проводить понятную и эффективную интеграционную политику в рамках ЕЭП.

Позиция Украины, если мы думаем о достойном будущем для наших людей и государства, должна быть такой, как и позиция Компартии — воплощение в практику межгосударственных отношений Украины и России политики “открытого регионализма” и создание на этих принципах ЕЭП. Хватит “оранжевым” обманывать людей и заявлять, что “европейский выбор противоречит ЕЭП”, или “ЕЭП угрожает вступлению Украины в ВТО”. Не противоречит и не угрожает! Напротив, эффективная кооперация усилий в рамках ЕЭП, понятные правила игры на энергорынке, общие экономические и технологические проекты — все это будет способствовать “прорыву” украинских товаров на мировые рынки, позволит стать в один ряд с ведущими геополитическими игроками.

— А как же быть с планами вступления в Евросоюз?

— Никто не отрицает, что интеграция Украины в ЕС является достойной целью. Однако необходимо трезво оценивать свои шансы. На каких условиях мы вступим в Евросоюз? Мы категорически против того, чтобы ради ускоренного присоединения к  “европейским ценностям” государство в лице президента, его окружения и мидовских “евроинтеграторов” пренебрегало перспективами развития собственной экономики и  интересами простых людей. Разве Украина уже готова конкурировать с мощными европейскими странами? Нет. А при таких условиях мы столкнемся с ростом безработицы и сокращением социальных программ — малообеспеченные так и останутся малообеспеченными, но к ним присоединятся миллионы тех, кто сегодня считает себя средним классом. Так что, мы должны идти в Европу  как люди второго сорта? Простите, но политику, которую нам навязывают “оранжевые” западники, можно называть “евроидиотизмом”.

И главное. Разве решение Совета министров иностранных дел Евросоюза о том, что в договоре с Украиной не будет формулировки о перспективе членства Украины в Европейском Союзе не должно отрезвить наших “еврооптимистов”?

Поэтому общей задачей Укра­ины и России должна стать социальная составляющая интеграции: обеспечение эффективной защиты людей посредством регулирования рынка труда и ликвидации безработицы, решение проблем трудовых мигрантов с помощью усиления роли проф­союзов и создания межгосударственных профсоюзных союзов стран — участниц ЕЭП. Не в последнюю очередь эффективность ЕЭП зависит от уровня доверия между странами-участницами, гармонизации тарифной политики, решения проблемных вопросов относительно транзита нефти и газа по территории Украины.

Условия базирования ЧФ РФ определены Большим украинско-российским договором о сотрудничестве. Согласно этому договору, срок базирования российского флота в Крыму истекает только в 2017 году. Поэтому сегодня нужно прекратить любые политические спекуляции на эту тему, а все хозяйственные и ведомственные противоречия согласовывать на уровне соответствующих министерств и ведомств, а не прибегать к политическим провокациям с привлечением радикальных организаций. В том числе решать на межведомственном уровне и споры относительно пользования гидрографическими объектами — маяками.

Мы должны больше прислушиваться к собственному народу и руководствоваться здравым смыслом, а не ждать подсказок из-за океана. Пора прагматично развивать интеграционные процессы как на экономическом, так и на политическом уровнях. В отношении языкового вопроса надо исходить из того, что русский язык должен быть вторым государственным. Для этого необходимо внести изменения в ст.10 Конституции Украины и соответствующие законы. Причем промедление в этом вопросе недопустимо, потому что угрожает территориальной целостности Украины, а значит, и существованию государства как такового. Поэтому Компартия требует немедленного проведения референдума по вопросу предоставления русскому языку статуса второго государственного. Пусть народ решает.

В этом году Украина будет проводить совсем другую внешнюю политику: инициативную, взвешенную и, главное, результативную.

Ныне у нас появился шанс исправить ситуацию, хотя сделать это  крайне трудно. Но КПУ и фракция коммунистов приложат максимум усилий, чтобы отношения между народами и, в частности, украинско-российские отношения не зависели от злой воли определенных политиков с обеих сторон.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.