сегодня: 20 сентября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 208 от 30 января 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Герои Крут или обманутые мятежники?!

30.01.2007 , № 208 от 30 января 2007 г.

Победа большевиков в Петрограде активизировала противостоящие Временному правительству политические круги Киева. Самостийники, воспользовавшись ситуацией, начали захват власти в городе. До 31.10. (13.11.) 1917 г. они подавили сопротивление оппонентов, в результате чего в Киеве на пару недель установилось своеобразное двоевластие большевиков и незалежников. Последние к концу ноября (в связи с усилением давления губернских сельчан) овладели главными рычагами административного контроля над городом. 20-го ноября (по новому стилю) было задекларировано провозглашение “автономной” УНР (3-й Универсал Центральной Рады), что стало возможным благодаря Октябрьской революции.

Сам факт победы советов в Петрограде способствовал реальному овладению самостийниками положением на части территорий Украины. Другая (большая) часть нашей земли оказалась под властью Харьковской УНР. Последнюю сформировало большинство Всеукраинского Съезда Советов (127 из 200 делегатов). Меньшинство же этого форума закрепилось в Киеве, “под крылом” Центральной Рады, которая в начале 1918 г. продекларировала (позднее, чем Харьковская УНР) свой вариант независимости Украины.

После этого началось военное противоборство обоих самостоятельных правительств. Харьковский Народный Секретариат был не только легитимнее (ибо репрезентировал большую часть Всеукраинского Съезда Советов), но и сильнее киевской Центральной Рады (ЦР). Даже поддержка ЦР кайзеровскими кругами и мобилизация остатков украинизированных царских частей не могла обеспечить ей преимущество перед восставшим трудовым народом.

Слобожанско-донецко-северопричерноморская УНР могла победить киево-волынскую в течение нескольких недель. Силы Муравьева, присланные Петроградским Совнаркомом на помощь Украинскому Советскому правительству, в целом уступали численности отрядов этого правительства. Они лишь ускорили падение ЦР, которое произошло менее чем через месяц.

В реалиях января 1918 г. Харьковская УНР была законной властью, а “центральнорадовская” считалась мятежниками. Такой же мятежной, с точки зрения закона, была и выступившая против правительственных украинских сил группа учащейся молодежи. Она отражала настроения достаточно незначительной части тогдашних молодых киевлян) и именовала себя “студенческим куренем “галицких (военнопленных?) сичевых стрельцов”.

«Легенда, яку треба здати до архiву»

Каков же контекст этих не столь далеких от нас событий? Сегодня каждому школьнику и студенту известно, что в 1917-м наконец-то возникла молодая Украинская держава. Трансформируясь в те или иные формы правления, она просуществовала до 1920 г. и была уничтожена вооруженными до зубов “ордами московских большевиков”.

Эти псевдоистины уже давно опровергнуты объективными историками. Даже авторитетный в кругах диаспоры историк И. Лысяк-Рудницкий писал: “Легенда, що її треба здати до архiву, це казка про “надчисленнi полчища” ворогiв, що пiд їх ударами буцiмто завалилася українська державнiсть. У дiйсностi iнтервенцiйнi московськi армiї пiд час першої та другої навали (зими 1917-18 рр. та 1918-19 рр.) були вiдносно малi. Кремль до лiта 1919 року не диспонував великою регулярною армiєю. Совєтська експансiя була здатна поширюватися на тi країни, що їх їхнє власне безголiв`я робило з них легку здобич”.

Обратимся к воспоминаниям очевидца событий Дорошенко, впоследствии написавшего книгу “Война и революция на Украине”. “Как только Центральная Рада пошла на разрыв с большевиками, участь ее была предрешена. Увлеченная успехами национального движения, опьяненная легкими победами над бессильным Временным правительством, украинская социалистическая демократия не хотела допустить к делу государственного и социально-экономического строительства тех, кого она называла “панами” и “москалями”, ибо не хотела делиться с ними властью и руководящим положением; конечно, не хотела она делиться и с претендентами на возглавление революции — с большевиками... Поманив крестьянство своими обещаниями, разжигая классовую рознь, раззадорив худшие инстинкты и аппетиты, ЦР остановилась и стала отставать от того, что уже осуществили у себя большевики, — и влияние ее мгновенно исчезло. В решительную минуту, когда большевики нажали извне и изнутри, оказалось, что за Радой никто в сущности уже не стоит...”

В январе 1918 г. пятитысячный отряд войск Центральной Рады сдал Полтаву Михаилу Муравьеву без боя. Часть солдат влилась впоследствии в “Красное казачество” Примакова. В отряд самого Муравьева входили не “московские орды”, а красногвардейцы Харькова, красные казаки Примакова, донецкие красногвардейцы Жлобы, екатеринославские, донецкие и московские рабочие под руководством Егорова (чуть больше 1200 воинов).

«...негайно прийти на пiдмогу своєму краєвi i народовi»

В конце 1917 — начале 1918 гг. Центральная Рада катастрофически теряла поддержку, а деморализованные воинские части просто разбегались. Винниченко в “Вiдродженнi нацiї” писал: “Єдиною активною мiлiтарною нашою силою була наша iнтелiгентна молодь i частина нацiонально свiдомого робiтництва, яке гаряче стояло за українську державнiсть, розумiючи за нами ту державнiсть так само, як i ми її розумiли...” Вот и оказалось, что в условиях всеобщей растерянности и паники способными на самоотверженные действия оказались только студенты.

5 января 1918 г. на собрании учащихся младших курсов Киевского университета св. Владимира, созванном по инициативе студентов-галичан, было принято решение приступить к созданию студенческого Куреня Сечевых Стрельцов. К формированию “под угрозой бойкота и исключения из украинской студенческой семьи должны приступить все студенты-украинцы”. В состав куреня также были привлечены ученики двух старших классов 2-й украинской гимназии им. Кирилло-Мефодиевского братства.

Руководство ЦР знало о порыве студентов и даже идейно поддержало и стимулировало его. Так, 11 января 1918 г. газета “Нова Рада” опубликовала обращение “До українського студентства”, в котором призывала “студентiв-українцiв усiх вищих шкiл негайно прийти на пiдмогу своєму краєвi i народовi, одностайно ставши пiд прапор борцiв за волю України”. И призывала студентов записываться в “Курiнь Сiчових Стрiльцiв”. А в IV Универсале Центральной Рады было сказано: “Всi товаришi, що вписались в курiнь, повиннi негайно явитись в казарму куреня (Печерськ, Московська вул., Костянтинiвська вiйськ. школа)”.

“Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их — буквально на убой — навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на “позиции”.

В то время когда юноши (в большинстве никогда не державшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих... Путь на Киев был теперь совершенно открыт” (Дорошенко, “Война и революция на Украине”).

Что касается количества погибших, то, кроме мифических “трехсот спартанцев” Грушевского, назывались разные цифры. Так, Дорошенко приводит поименный список погибших
11 студентов.

В 1958 г. в Мюнхене и Нью-Йорке в издательстве “Шлях молодi” были напечатаны результаты 40-летнего исследования С. Збаражского “Крути. У 40-рiччя великого чину 29 сiчня 1918 — 29 сiчня 1956”. В списке пофамильно названы 18 человек. Половина из них — галичане. Так что рождение “культа Крут” не случайно пришло в Киев с Галичины.

Но основной парадокс заключался в том, что “очiльники” ЦР в это время паковали барахло, чтобы драпать на Запад (вам это ничего не напоминает?), а коренное население в это время дуло каждый в свой ус. Пока одни заботились исключительно о том, как свести концы с концами, другие грабили помещичье добро и попивали горилку.

И в заключение — о командире “отряда” Аверкии Гончаренко. Как-никак — главный “герой” Крут. В 1944 году он стал полковникам дивизии Ваффен СС “Галичина”. Наверное, это закономерно.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.