сегодня: 21 апреля, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 205 от 24 января 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Апрель 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

  Главная / КАТАСТРОФЫ / Устоит ли дом за булавой Богдана?

" class="picture" align="left" hspace="10" alt="Устоит ли дом за булавой Богдана?">
24.01.2007 , № 205 от 24 января 2007 г.

По слухам, идущим из народной молвы, прежде чем поставить на Софиевской площади памятник Богдану Хмельницкому создатели оного отважились испросить его согласия. Великий гетман вроде бы призадумался, окинул державным взглядом окрестность, а потом, уразумев историческое значение данной акции, изрек: “Я не против, только при одном условии — чтоб осталась нетронутой архитектоника окружения”.

Его заверили, что так и будет. Зиновий-Богдан, удовлетворенный сиим обещанием, лихо взмахнул булавой в сторону четырехэтажного дома №18/2, венчающего один из углов Владимирской улицы, и со словами “Не трожь!” застыл на вздыбленном коне.

Но надменные потомки то ли по незнанию такого условия, то ли по безудержной личной прихоти, а скорее всего, по тому и другому, повели против Софиевской площади необъявленную войну, возводя с двух сторон подобные крепостям грозные высотки. Один небоскреб уже ослепляет стеклянным панцирем киевлян, другой всей мощью своих гигантских размеров вот-вот навалится на дом, расположенный как раз напротив булавы Богдана и имеющий статус памятника архитектуры, охраняемого государством и самой ЮНЕСКО.

Почувствовав неладное, обитатели дома всполошились и начали защищать свои приватизированные жилища. Казалось бы, логика, история и права на стороне участников обороны. Да и чего бояться под надежной сенью гетманской булавы? Однако силы наступающей рати более активны и решительны. Того и гляди одолеют сопротивление.

Редакция “Рабочей газеты” располагает увесистой папкой реляций, из которых следует, что схватка происходит не на жизнь, а на смерть. И хотя схема действий посягателей на чужую собственность особой оригинальностью не отличается, все же воровским духом классического татя пропитана насквозь. Причем настолько искусно и тонко, что Остапу Бендеру подобное и не снилось.

Во избежание бесплатной рекламы рейдерской деятельности подлинных действующих лиц назовем их по-народному — Ивановым и Петровым. Так вот, эти два лица, одержимые идеей захвата дома, пустили в ход массу различных приемов. Тут и выкуп квартир с оформлением на подставных лиц, и заключение арендных договоров с гражданами иногородней прописки, и наигранный отказ этих арендаторов от предложенных квартир якобы из-за того, что соседи “несанкционированными ремонтами создают угрозу жизни и здоровью граждан”. Устроили даже залив квартир, чтобы вину свалить на “нерадивых” жильцов и предъявить им иск.

Одному Всевышнему известно, каким образом рейдерская рать нашла путь к нашим “неприступным” судам, которые, несмотря на свою отдаленность от града Киева, согласились решать столичные дела. А ведь согласно части 1 статьи 114 ГПК Украины (“Исключительная подсудность”) иски, возникающие по поводу недвижимости имущества, предъявляются по местонахождению имущества или основной его части. Квартиры, из-за которых разгорелся сыр-бор, находятся в Киеве. Вывод понятен.

Тем не менее с завидным рвением включились в баталию за дом №18/2 по улице Владимирской суды: Коростенский межрайонный Житомирской области, Каменнобродский районный города Луганска, Барский районный Винницкой области, Фастовский и Броварской горрайонные Киевской области, а также примкнувший к ним Шевченковский города Киева. Несмотря на свою загруженность, они быстро проштамповали решения об аресте имущества и запрете ответчикам операций с принадлежащей им собственностью. Еще более энергично сработали спецы государственной исполнительной службы, доставившие по нужному адресу копии таких документов быстрее, чем сумели это сделать суды со своими решениями и копиями исков. По отдельным квартирам ответчики получали решения сразу нескольких разных судов. Думаете, в госисполнительной службе не знали об этом? Знали. Но молчали.

И никто не усомнился в правдивости содержания исков. В одном случае излагается требование, чтобы жительница Коростеня все-таки взяла квартиру в аренду, хотя та руками и ногами отбивается, поскольку, дескать, ремонты и перепланировки квартиры ей уже разонравились. В другом случае вырисовывается ужасная картина неудобств, спровоцированная якобы размещениями в квартирах турфирм с толпами посетителей, жаждущих немедленно рвануть в романтическое путешествие. В третьем случае ответчику приписываются такие грехи, за которые, мол, следует не только взыскать огромную сумму, но и вообще лишить права жить в данной местности.

Расчет исключительно прост и практичен: запугать людей, довести до отчаяния пожилых владельцев жилья, которые не выдержат нажима и сдадутся. Не поедет же 70-летний пенсионер на Виннитчину или Житомирщину доказывать свою правоту. Не подадутся другие ответчики из числа детей войны в тот же Луганск опровергать предъявленные им надуманные обвинения. Не хватит ни здоровья, ни денег.

Но чтобы у ответчика вообще отбить желание оспаривать свои права, предусмотрительный истец либо его доверенное лицо на руки брали копии судебных решений, держали их у себя пять дней, то есть весь срок апелляционного обжалования, потом направляли владельцам арестованных квартир. Один судья отреагировал на возмущение ответчика: “А чего вы беспокоитесь? Как наложили арест, так и снимем”. А кто вернет униженным и оскорбленным людям здоровье?

И пишут они в СБУ, Генпрокуратуру, МВД, просят помощи. А она не идет. “Что нас ожидает дальше, не знает никто, — говорится в письме столичному мэру. — Мы в страхе оттого, что наш дом могут поджечь или подорвать. Если “они” смогли вывести на чердак шланги с водой и залить дом, то чего “им” стоит вывести туда газовые шланги. Нас пугает, что такие служители закона, как судьи, которые выносят против нас решения по несправедливым искам, составят акт об аварийном состоянии дома и выселят нас на окраину города. А учитывая, что мы на отселение не согласны, допускаем, что те, кто захочет украсить своим “творчеством” памятник архитектуры, который в 1850 году создал главный архитектор Киева Иконников, могут понадеяться на “авось”. То есть лишь слегка усилить несущие конструкции без отселения. Тогда нас постигнет участь дома № 37 по улице Большой Васильковской. Только уже с жертвами...”

Эх, Зиновий-Богдан, кто знает, не поспешил ли ты с согласием быть памятником в ненадежном месте? Ведь, оказывается, то, что тебе нравилось, нынче не по вкусу твоим, так сказать,  потомкам. Ты восседаешь на своем коне в центре Софиевской площади с 1888 года. В минувшем году столичная власть объявила конкурс на лучшую концепцию застройки зоны Софиевского собора. А ты же как раз и стоишь в этой зоне. Поговаривают, будто тебе подобрали другое место. Если проглотят дом за твоей булавой, то и за тебя возьмутся. Что молчишь? Не молчи!

Кстати

Охранную зону Софиевского собора уже “украсили” огромный стеклянный монстр-отель, 10-этажное офисное здание, двухэтажная мансарда на жилом доме рядом с собором; на углу Софиевской улицы готовятся строить шестиэтажный дом на месте существующего двухэтажного — памятника истории, с балкона которого в
1918 году перед киевлянами выступал М.Грушевский; под стенами Софии построен фитнес-центр для элитных семей, поселившихся на мансардных этажах; по улице Ирининской, напротив здания СБУ, выросли два громадных 18-этажных жилых дома, соперничающих с Софиевской колокольней; невдалеке, на Михайловской площади, вырастает совершенно не соответствующее сложившейся застройке, подавляющее ее офисно-отельное здание.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.