сегодня: 16 июля, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 200 от 16 января 2007 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / Большое «Г»... от министерства

16.01.2007 , № 200 от 16 января 2007 г.

“Нас волнует, что судьба трудового коллектива оказывается в руках чиновников, менявших в период большой приватизации иномарки как перчатки”, — пишут рабочие одесского ОАО “Прессмаш” в своем обращении к “Рабочей газете”. Люди встревожены тем, что в нынешнем году их предприятие, большая доля акций которого принадлежит государству, выставляется на торги. При встрече рабочие назвали фамилию чиновника из департамента машиностроения Минпромполитики, который и согласовывал имущественные вопросы. Позднее мне удалось выяснить: этот чиновник уже лишился хлебного места.

Однако авторов письма беспокоит, что в ходе акционирования практически оказалось разрушенным одесское станкостроительное и машиностроительное производства. В восемь-десять раз сократились  коллективы  объединений “Завод радиально-сверлильных станков”, “Микрон”, “Прессмаш”, численность в каждом из которых приближалась к четырем тысячам человек. Мои собеседники сетовали на то, что родное министерство, получив от Фонда госимущества в управление “Прессмаш”, свои управленческие функции сводит лишь к тому, чтобы выставить на аукцион чудом сохранившееся предприятие.

А вот для Одесского станкостроительного завода, находившегося на улице Канатной, и завода фрезерных станков имени Кирова приватизационный процесс завершился стопроцентным сокращением трудовых коллективов, так как производства попросту исчезли. В административных  помещениях и цехах первого разместились банк, ресторан, магазины. А второй практически стерт с лица земли. На  месте одних цехов ударно возводится многоэтажное г-образное жилое здание, место других также занято под массивное элитное строение.

— Завод на Канатной, — говорит председатель одесского обкома профсоюза работников машиностроения и приборостроения Василий Белявский, — выпускал высокоточные станки для приборостроительной и часовой промышленности. Помню, как англичан поразило на международной выставке, что одесский станок дает резцом 12-й класс чистоты.  Да что-то запозднились они заказ оформить на них. А когда собрались, то от завода уже одно воспоминание осталось.

Василий Григорьевич рассказывает, что завод фрезерных станков привозил с международных выставок в Ганновере, как минимум, одну золотую медаль за свои экспонаты. Недавно и представители немецкой фирмы, пожелавшие оформить заказ на партию фрезерных станков, наведались в обком профсоюза. В их сознании не укладывалось, как же можно было потерять такое уникальное предприятие!

Исчезновение заводов особенно тяжело бьет по ветеранам. Более тридцати лет проработал на заводе имени Кирова литейщиком Анатолий Запорожченко. Литейное производство подорвало ветерану здоровье. Пока завод работал, прославленному литейщику ежегодно выделяли льготную десятипроцентную путевку в санаторий.

— Всегда у нас, — вспоминает Анатолий Владимирович, — собирали ветеранов на праздники, делали небольшие подарки, нередко выписывали и материальную помощь. Помогали в приобретении дорогостоящих лекарств. Сейчас мы лишены внимания и поддержки. А самым большим ударом для моей семьи является то, что мы потеряли возможность улучшить свои жилищные условия. Завод постоянно выделял средства на строительство, и вот-вот должна была подойти моя очередь на получение квартиры.

Запорожченко считает, что из-за сокращения рынка сбыта, финансовых трудностей следовало бы вести выпуск станков только под заказ и освоить производство какой-то дополнительной продукции, но не губить трудовой коллектив. Например, друзья с Одесского завода кузнечно-прессовых автоматов рассказывали: там, чтобы иметь “живую копейку”, наладили выпуск бетономешалок, различных металлоконструкций для нужд строительных организаций. К сожалению, те, кто решал судьбу завода имени Кирова, не захотели выслушать мнение рабочих.

Акционирование завода радиально-сверлильных станков тяжелым катком прошло по судьбе большинства рабочих этого предприятия. Вячеслав Иванов, проработавший на предприятии 17 лет водителем электрокара, сейчас перебивается случайными заработками. Живет с семьей в заводской “малосемейке” через дорогу от предприятия. Это крохотная комната, кухонька, туалет. До начала приватизации у него с женой были четкие планы. Стояли в очереди на жилье, которое постоянно строил завод. Думали, что на предприятии начнут приобщаться к трудовой жизни и их подрастающие дочь Таня и сын Саша.

— Однако Таня после одиннадцатого класса смогла устроиться  лишь в магазин, в котором работает и мать, — говорит Вячеслав Григорьевич. — Саша учится пока в 8 классе. Его привлекает работа по механической части. Парню бы токарное или слесарное дело в руки! А от завода остались рожки да ножки. В одном-двух цехах еле теплится жизнь.

Из бесед с другими рабочими становится ясно: в процессе акционирования, продажи производственных и административных помещений руководители трудовых коллективов почему-то перестают заботиться о судьбе рядовых тружеников, а порой даже проявляют к ним черствость, граничащую с преступлением. Это, в частности, подтверждает и судьба Александра Кузенко, также проживающего в заводской 17-метровой “малосемейке” с женой и сыном.

На заводе он работал электриком. Чтобы быстрее получить квартиру, перешел в СМУ, строящее для коллектива жилье. Начинал разнорабочим на растворном узле. Быстро освоил строительное дело и вскоре стал бригадиром. Заключил с предприятием договор, согласно которому вместо платы за работу получит трехкомнатную квартиру в новом доме, за которую доплатит четверть ее стоимости.

Однако квартира, предназначавшаяся семье Кузенко, почему-то оказалась проданной. В суде при решении этого вопроса было заключено мировое соглашение. Предприятие обязалось предоставить Александру Викторовичу взамен трехкомнатной — двухкомнатную квартиру, но уже без доплаты. Увидев, что и новое обязательство не выполняется, Кузенко снова подает в суд. На этот раз Малиновский суд выносит решение о том, что предприятие должно выплатить рабочему стоимость двухкомнатной квартиры — 200 тысяч гривень.

Но и это решение председатель правления ОАО “Одесский завод радиально-сверлильных станков” Василий Заремба не спешит выполнять. Не торопится почему-то прекратить семилетнюю волокиту, в которую не по своей вине оказалась втянутой рабочая семья, и исполнительная служба Малиновского района. А адвокаты предприятия издевательски заявляют Кузенко: “Ты получишь свои деньги тогда, когда их съест инфляция и их хватит только на буханку хлеба”.

Кстати, сегодня 200 тысяч гривень в Одессе уже не хватит и на стандартную однокомнатную квартиру в новом доме. В пакете акций  этого предприятия есть  доля государства. И невольно возникает вопрос: “Как же Минпромполитики может рекомендовать на руководящие должности бюрократов, жестоко относящихся к рабочим? Почему при решении кадровых вопросов не учитываются моральные качества руководителей?”

— Меня волнует поспешность, с которой Минпромполитики стремится завершить процесс приватизации на предприятиях, — отмечал Василий Белявский. — Во Франции, например, доля государственных предприятий составляет более трети от общей численности. Считаю, что неуверенная деятельность Минпромполитики связана с тем, что в нем чуть ли не ежегодно меняются министры. А им пора бы уже всерьез заняться защитой интересов отечественного производства на внутреннем и внешнем рынках. Для начала неплохо бы киевским чиновникам отладить корпоративные связи внутри страны. По идее, министерство должно хорошо знать возможности своих предприятий, и просто грех не помочь им в загрузке высокопроизводительного оборудования.

Пытаясь уверить меня в том, что у прессмашевцев иная судьба, начальник  облуправления промышленности Наталья Пилипенко говорила: “Мы будем подбирать для “Прессмаша” такого инвестора, который придет не только с деньгами, но и с рынком”. А я, глядя на скромный костюм и недорогие часы Натальи Павловны, думал: “Хорошо, если так. Но ведь зачастую судьба рабочих все-таки решается в кабинетах, хозяева которых привыкли часто менять дорогие иномарки как перчатки”.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.