сегодня: 21 июня, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 27 от 06 марта 2018 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ДИСКУССИЯ / Конституционный Суд попал впросак

06.03.2018 , № 27 от 06 марта 2018 г.

Целесообразность важнее закона


«Иногда лучше жевать, чем говорить» наш Конституционный Суд бездействовал почти год, но первое же его решение стало скандальным и чреватым весьма существенными последствиями.


ДЕЛО в том, что должность председателя КС была вакантна с 19 марта 2017 года, после того как истек трехлетний срок пребывания на посту председателя Юрия Баулина. Назначение нового председателя всякий раз переносилось из-за «отсутствия кандидата» на этот пост. Последний раз такое НЕизбрание произошло
12 декабря прошлого года. Никому из судей КС не хотелось брать на себя столь тяжкое бремя и на три года «оказаться на раскаленной сковородке».
И вдруг 21 февраля такой смельчак объявился. В этот день, который стал символическим (но об этом ниже), «на специальном пленарном заседании Конституционного Суда Укра­ины председателем Конституционного Суда избран Шевчук Станислав Владимирович», – говорится в сообщении агентства «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу КС.
Питомец Киево-Могилянской академии Станислав Шевчук был назначен судьей Конституционного Суда по квоте Верховной Рады в марте 2014 года, что говорит о многом. Об изменениях, случившихся в ВР в феврале того года, можно не напоминать, как и о духе, царящем в стенах упомянутой академии.  Доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент НАПрН Украины – в течение 2009 года, а потом, начиная с 2012 года и до назначения в КС, был судьей Европейского суда по правам человека от Украины.
Но лучше о человеке судить не по званиям и должностям, а по делам. И первое же дело оказалось весьма красноречивым: спустя пять с половиной лет Конституционный Суд признал действие Закона об основах государственной языковой политики, не соответствующим Конституции и отменил этот документ. Не нашлось в нашем недогосударстве более важного закона, чем языковой закон от 2012 года, вот и взялся за него КС первым делом и решил признать процедуру его принятия неправильной.
В свое время принятие языкового закона 3 июня 2012 года, авторами которого выступили тогдашние депутаты от Партии регионов Сергей Кивалов и Вадим Колесниченко, стало одним из самых громких политических событий в Украине. С точки зрения тогдашней оппозиции, а теперешней власти, этот документ считался самым судьбоносным для нашей страны, поэтому голосование сопровождалось масштабными акциями протеста, голоданием, блокированием парламентской трибуны и драками в сессионном зале.
Депутаты оппозиции и националисты утверждали, что документ несет угрозу независимости Украины и якобы даже служит утверждению государственного статуса русского языка. Сторонники принятия закона вполне резонно утверждали, что он гарантирует права языков национальных меньшинств и никоим образом не угрожает украинскому языку. В его основе –принцип добровольности, люди сами смогут выбирать, на каком языке им учить своих детей, смотреть СМИ и общаться с органами власти, что и соответствует нормам общения в различных многоязычных странах Европы.
Закон, который вступил в силу 10 августа 2012 года, предусматривал дву­язычие в регионах, где численность нацменьшинств превышает 10 процентов населения. То есть в девяти регионах – в Донецкой, Запорожской, Луганской, Николаевской, Одесской, Харьковской и Херсонской областях, а также в Крыму и Севастополе – русский язык был признан региональным.
Венгерский язык становился регио­нальным в закарпатском Берегово, молдавский (румынский) – в селе Тарасовцы Черновицкой области, румынский – в селе Белая Церковь Раховского района Закарпатской области.
СРАЗУ после насильственного свержения режима Януковича Закон об основах государственной языковой политики подвергся атаке со стороны победителей Майдана. В первый же день после смены власти, 23 февраля 2014 года на экстренном заседании Верховной Рады тогдашний депутат «Батьківщини», нынешний вице-премьер Вячеслав Кириленко предложил проект постановления «О признании утратившим силу Закона Украины «Об основах государственной языковой политики». За внесение законопроекта в повестку дня проголосовали 232 депутата и приняли его без обсуждения. Именно это решение стало одним из главных поводов для начала масштабных акций протеста на юго-востоке, которые в дальнейшем приняли характер выступления против незаконной смены власти и протеста против насаждения «бандеровщины».
К такому волюнтаризму не остался равнодушным даже закрывший глаза на государственный переворот Запад. Свое сожаление по поводу отмены закона выразил генсек Совета Европы. Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств заявила, что «решение Верховной Рады Украины об отмене закона об основах государственной языковой политики от 2012 года может привести к обострению ситуации». Негативную оценку этого шага дали и западные дипломаты.
У исполняющего обязанности президента, председателя Верховной Рады Александра Турчинова дрогнула рука, и он отказался подписывать постановление об отмене «закона Кивалова – Колесниченко». Таким образом, постановление зависло и не вступило в силу.
После вступления в должность президент Порошенко тоже заявлял, что отмена закона была ошибкой. Но ныне, судя по его заявлению, сделанному как раз 21 февраля, в день избрания председателем КС Станислава Шевчука, президент страны кардинально изменил свою точку зрения.
НО об этом мы напишем в следующем материале, так как тема слишком обширная. А пока обратимся к комментариям по поводу последнего решения Конституционного Суда. «Отменив один закон, КС фактически ре­анимировал, то есть восстановил в силе, языковой закон 1989 года, где русский язык считается языком межнационального общения и разрешен к употреблению во всех сферах общественной жизни. То есть те, кто добивался отмены закона Кивалова – Колесниченко, создали еще большую правовую коллизию, чем было до сих пор», – уточнил политолог Руслан Бортник.
Однако это сущий пустяк по сравнению с тем, что после того как Конституционный Суд Украины отменил закон о защите языков национальных меньшинств, аналогичные решения следует принимать и в отношении большинства решений, принятых Верховной Радой после Майдана. Об этом на пресс-конференции в Киеве заявила директор консалтинговой компании «Партия власти» Елена Дьяченко, обратив внимание, что КС не решился выносить решение по сути закона, а сделал упор на процедуру принятия.
«Это говорит о том, что КС немножко боится, поскольку оказался между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, власть с ее интересами и принятым законом об образовании. С другой стороны, КС не может так откровенно выносить совсем неконституционные решения. Поэтому решили ограничиться процедурными моментами, отменив закон из-за того, что он принят ненадлежащим образом», – отметила эксперт и подчеркнула, что в Украине решения Конституционного Суда имеют силу прецедента.
«Этим решением суд как бы сообщает общественности, что все законы новой демократической европейской власти, принятые под председательством господ Гройсмана и Парубия, все эти сигнальные голосования из 800 попыток и с любыми нарушениями процедуры тоже могут быть отменены, если в КС обратятся, ссылаясь на это его решение, – предупредила Дьяченко. – Будет очень смешно, когда все принятое за четыре года может также оказаться неконституционным».

 

Автор: Михайло ВИТЯЙ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.