сегодня: 25 мая, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 15 от 06 февраля 2018 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Май 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Фидель. Бессмертие

Фидель.  Бессмертие
06.02.2018 , № 15 от 06 февраля 2018 г.

Это надо знать и помнить


Два  фильма  и  реальность

ВОТ бы снять в жанре альтернативной истории («Что было бы, если бы…») два фильма о двух сверхдержавах: о Соединенных Штатах Америки – обычной сверхдержаве и о Кубе – моральной сверхдержаве. Это профессиональным историкам непозволительно прибегать к сослагательному наклонению. Они опираются только на свершившиеся факты (другое дело, как они эти факты сопоставляют и интерпретируют). А непрофессионалам фантазировать не воспрещается.
Пусть бы у фильма об Америке было название «Блокада. Бумеранг». То есть это была бы картина о жизни в Соединенных Штатах в условиях блокады – ровно такой же (в пересчете на душу населения) по степени беспощадности,  которую США обрушили на Кубу. Пусть бы во всю силу функционировал некий зловеще-каннибальский «Меморандум», подобный американскому «меморандуму Лестера Д. Мэллори от 1960 года», с пожеланиями населению США «голода и отчаяния». Все финансовые потоки Соединенных Штатов, еще недавно опоясывавшие весь мир, были бы перекрыты, а правила антикубинского эмбарго, которые по пресловутому «закону Хелмса-Бертона» 1996 года поставили перед выбором все другие государства, вернулись бы бумерангом в Америку: наказывались бы санкциями и штрафами государства, все-таки желавшие поддерживать экономические связи с Америкой, запрещался бы заход их судов в американские порты, блокировались бы поставки продуктов питания,  медикаментов и т.д.  И наступили бы в Америке времена похуже Великой депрессии.
Кто и за что мог бы, по фильму, столь жестоко наказать Америку? «Кто?» – здесь можно дать волю фантазии. Пусть бы это был некий Высокий Суд народов, созданный при ООН. А вот по поводу «За что?» – тут и фантазировать авторам сценария не пришлось бы – черпай факты из реальной истории!
Одной из  готовых формулировок обвинительного заключения могла бы стать следующая ёмкая цитата из трудов крупнейшего авторитетного историка XX века британца Арнольда Тойнби (1889-1975 гг.): «Америка – крайне опасная страна, отравленная ядом своих легких побед… Уже во Вьетнаме США пошли на применение всех видов современных вооружений, и их зверства не знают себе равных с мрачной поры Средневековья».
Бомбы и ракеты, обрушенные Америкой на Вьетнам, имели общую массу в 75 милли­онов тонн, что в три раза превышало массу всех бомб, использованных во Второй мировой войне. Напалмом американцы буквально выжигали людей и землю. Так, на 43 процентах использовавшейся во Вьетнаме земли уничтожена вся растительность. Напалмовые бомбы имели температуру пламени 2000 градусов по Цельсию. Вьетнамцы с ужасом познали не­ожиданное и коварное свойство этого пламени: пытаясь загасить его на себе и на окружающих людях и предметах, они бросались к воде, не подозревая, что так называемый супернапалм от соприкосновения с водой, наоборот, вспыхивает и еще сильнее разгорается. «Генералы любят напалм – он имеет большой психологический эффект», – заявил американский полковник в ходе уже другой войны США – в Ираке в 2003 году («Известия», 17.11.2005 г.).
Героическое сопротивление и победу Вьетнама мир не забудет.
Мир не забудет и о том, что США – это первое и единственное государство, применившее атомное оружие. «Успех» в Хиросиме превзошел тогда, в 1945 году, все американские ожидания: одномоментно, в течение нескольких секунд погибли или получили увечья все подряд 140 тысяч жителей города.
Точно так же – все подряд, включая стариков, женщин и детей, – жители германского города Дрездена были подвергнуты в том же 1945 году невиданным и нещадным англо-американским бомбардировкам. Ад продолжался трое суток. Около 800 американских и английских бомбардировщиков сбросили на город 650 тысяч зажигательных и фугасных бомб. Их намеренно сбрасывали в уже бушевавшее море огня, чтобы в конце концов добиться эффекта огненного смерча, который образовывается, если все пожарища удаётся объединить. И был «успех» – смерч сформировался! Это означало, что массы раскаленного до 1000 градусов воздуха с бешеной, ураганной скоростью втягивают в себя все, в том числе горящих людей. А ведь в Дрездене не было ни военных объектов, ни военной промышленности. Расправа над Дрезденом была настолько вопиюще немотивированной, что в ходе Нюрнбергского процесса стала для официальных адвокатов нацистских главарей доводом в пользу смягчения вины обвиняемых. «Англо-американское командование, – было заявлено со стороны защиты, – вело себя в отношении гражданского населения не менее варварски, чем германское».
В воображаемом художественном фильме «Блокада. Бумеранг» в условиях наказанной за свои злодеяния Америки действовали бы, конечно, и персонажи, которые всегда присутствуют в жизни любой страны как спасители совести. Они были бы подобны нашим сегодняшним современникам из США – Ноаму Хомски, Оливеру Стоуну и другим. Эти герои фильма искали и предлагали бы народу (кстати, Фидель Кастро не раз с симпатией отзывался об американском народе) честные и мужественные выходы из тупика. Им, наверно, пригодился бы опыт Кубы. Ни на одну минуту Куба в течение этих почти шести десятилетий блокады не теряла своего достоинства. Вспомним в качестве последнего по времени символа, как мгновенно Рауль Кастро, нынешний руководитель Кубы, высвободился от руки приехавшего в 2016 году на Кубу президента США Барака Обамы, вознамерившегося было панибратски похлопать этой рукой его, гордого кубинца, по плечу. Этот ролик сразу в те дни стал самым тиражируемым в американских СМИ.
Почему не сбылся самоуверенный прогноз американского Меморандума 1960 года о том, что только («есть только одно средство») блокада приведёт к «низвержению режима» и «лишит революцию внутренней поддержки»? Фидель, напомним, это объяснил, перечислив экстраординарные факторы: «Этого можно добиться только на базе принципов, на базе идей, на базе этики. Это единственный способ». То есть  в качестве источников внутренней силы для сопротивления экономической блокаде со стороны несопоставимо, несоизмеримо более мощного государства названы только те (неолиберальным прагматикам этого не понять!), что имеют нематериальную природу. Недаром Тойнби, этот историк-мыслитель, отмечал: «Оружие коммунизма, которое так нервирует Америку, – это духовное орудие пропаганды». «На базе идей» – одна из перечисленных Фиделем составляющих сопротивления. На базе каких именно идей – здесь вопросов нет. Есть полная ясность. «Без социализма, – заявил Фидель на митинге в 2001 году, – Куба не смогла бы вынести 42 года вражды, блокады и экономической войны, навязанной империализмом». Был и еще один существенный фактор стойкости кубинцев. «В одной из речей Кастро мимоходом, без всякой рисовки упомянул среди причин победы Кубы над  тяжелейшими обстоятельствами – честность власти» («Советская Россия», 30.12.2000 г.).
Во втором фильме – о Кубе – толчком для фантазии послужил бы вопрос «Что было бы, если бы против Кубы не была объявлена блокада?» То есть это была бы картина, в которой, по сценарию, никто извне не препятствует революционерам выстраивать общество их мечты. Фидель в 2005 году напомнил о тех мечтателях: «Сегодня, через 46 лет после победы революции, достигнутое намного превосходит наши мечты того времени. Несмотря на то, что тогда мы были большими мечтателями».
Можно представить, какую прекрасную страну (о ней был бы фильм) созидали бы революционеры, если даже в условиях блокады и особого периода достигнутое всё равно превзошло их самые смелые мечты. Советский и российский учёный, политолог и публицист Сергей Кара-Мурза назвал поколение кубинских революционеров светлым («Не подберу для него иного слова»). На Кубу он, Сергей Георгиевич Кара-Мурза, приехал в 1966 году, «уже в новое общество». В своих заметках о том периоде кубинской и своей жизни он отметил: «На Кубе я провёл счастливые годы… Вырос я в Академии наук СССР, в среде «шестидесятников». Набрался от них спеси… Куча дешевых, кухонных рецептов. Куба из меня вытряхнула этот мусор, выбила меня, как пыльный ковер. За эту науку я благодарен огромному множеству кубинцев… Чтобы верно взвесить новую Кубу, новое общество, надо знать, из чего Куба вырвалась. Мне приходилось с этими людьми работать, ходить по лачугам и видеть, как они брали на руки детей и какова была ответная любовь родителей этих детей. Эти молодые революционеры были исполнены не просто живой, теплой любви, но почти животной нежности ко всему своему народу... »
Атмосфера нашего воображаемого фильма была бы воссоздана по реальным свидетельствам очевидцев. Впечатления самых разных людей о кубинцах после революции переполнены именно светлыми оценками: «Более веселого и радостного народа, чем кубинцы, встречать не приходилось». «Кубинцы счастливы, ибо легки и шагают!» «Это страна удивительного оптимизма и жизнелюбия».
«Куба – это воплощенная мечта о человеческом содружестве, – восхищался израильский публицист Исраэль Шамир. – Она далека от заскорузлого пуританизма. Здесь ключом бьёт любовь – духовная, телесная, поэтическая, любая. Совершенная красота кубинцев и кубинок подчёркивает утопический характер кубинского социализма. Тут живут самые красивые и добрые люди планеты с полным диапазоном цветов кожи и разрезов глаз».
«В кубинской революции не было ненависти, – подчеркивает Кара-Мурза. – За это кубинцы благодарны СССР. Поддержав Кубу в самый трудный момент, мы позволили их революции не ожесточиться – и это там прекрасно понимали. Мы в 30-е годы такой руки помощи не имели, и радостно было видеть, как прекрасна суть революции нашего типа, если людям не приходится озлобляться». Второй фильм можно было бы так и назвать – «Революция, ты прекрасна!»
Персонажи в этом фильме, конечно же, были бы талантливы («Какие таланты мы открыли!»), безоглядно любили бы свой народ («Революционеры были исполнены почти животной нежности ко всему своему народу»), чистосердечно протягивали бы руку действенной помощи народам других стран («Великодушие Кубы огромно!») Для них естественной и органичной была бы политика, как внутренняя, так и внешняя, превращавшая Кубу в моральную сверхдержаву («Куба вела себя как очень хороший человек в семье народов»). Они были бы верны своей революции («Они были готовы взвалить на свои плечи задачу спасения родины и социализма любой ценой»). Они, персонажи фильма, были бы неотразимы («Тут живут самые красивые люди планеты»). В фильме было бы много любви («Здесь ключом бьет любовь») и, само собой, юмора («Более веселого и радостного народа, чем кубинцы, встречать не приходилось»). Это был бы вдохновенный фильм о реально возможных грандиозных преобразованиях и свершениях, если бы… Если бы не было блокады.
Однако в реальной жизни блокада Кубы существовала и существует, а блокады по отношению к США не было и нет.
Действительность, что известно всем, состоит из противоположностей, пребывающих как в единстве, в постоянном совместном наличии, так и в постоянной борьбе между собой, нередко суровой. Подобная борьба идет и внутри каждого человека ввиду изначальной двойственности его натуры. «В глубине души каждый гражданин, – отмечал Фидель, – ведёт собственную битву против врожденной тенденции человеческого существа следовать инстинкту выживания… Все мы рождаемся с этим инстинктом. Сталкиваться с ним хорошо, потому что это ведет нас к диалектике, к постоянной и бескорыстной борьбе, делает нас настоящими коммунистами».
Какие начала победят в душах людей на Кубе после ухода Фиделя Кастро – многие в мире задаются сегодня этим вопросом.
Пока что главный итог состоит в том, что не в фильме, а в реальной контрастной действительности социалистическая Куба выстояла! Более того, она добилась замечательных и признанных в мире успехов в противостоянии – далее цитируем Фиделя – с «ненасытной, хищной, лицемерной и аморальной политикой правительства гегемонистской сверхдержавы». Реальная любимая Куба, что потрясает, в условиях блокады находила в себе силы помогать народам других стран.
Недавно, 25 ноября 2017 года, в день, когда исполнился год после кончины Фиделя Кастро, тысячи и тысячи студентов на ступенях и  на площади около Гаванского университета скандировали: «Я – Фидель!» Камера выхватывала то одни, то другие группы студентов из множества и при повторных просмотрах видеосюжета по Интернету можно было останавливать картинку и всматриваться в эти молодые, энергичные, улыбающиеся, красивые лица, можно было слышать, как подхватили эти юноши и девушки клич председателя Федерации студентов Кубы Рауля Фернандеса: «Команданте! Мы продолжаем твоё дело! Революция – здесь! Венсеремос! Мы победим!»
Пожалуй, тут могло бы быть полное совпадение: эту реальную сегодняшнюю видеозапись можно было бы использовать  в качестве финальных кадров нашего воображаемого светлого фильма «Революция, ты прекрасна!»
Светлана ГАРАЖА.
(Окончание следует).

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.