сегодня: 15 декабря, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 140 от 07 декабря 2017 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Декабрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / «Автономное Закарпатье» и другие забытые референдумы 90-х

07.12.2017 , № 140 от 07 декабря 2017 г.

Пока политически озабоченная общественность полностью поглощена «михомаршем» за импичмент и блокадой NewsOne, в календаре незаметно проскользнули три даты: о двух еще иногда вспоминают, третья была забыта намертво. 1 декабря 1991 года прошел Всеукраинский референдум о независимости. 5 декабря Верховная Рада «вывела» Украину из состава учредителей СССР. При этом 1 декабря в Закарпатской области прошел местный референдум об автономии (!) в составе Украины. Его проигнорировали. Но спустя много лет ружье на стене, похоже, готово выстрелить...

Референдум о независимости, как и первые президентские выборы в Украине/УССР, тогда еще формально не отпочковавшейся от фактически уже рухнувшего СССР, собрал беспрецедентное количество голосующих. По статистике, девять из десяти украинцев, имеющих право голоса, пришли на участки. Советская дисциплина, когда явка на выборы была почти 100%, давала о себе знать. Никогда после украинцы уже не ходили на выборы так дружно.
 Проголосовали, естественно, также почти единогласно: 90,32% положительно ответили на единственный вопрос, который был в бюллетене: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года?» Полный текст Акта также содержался в бюллетенях для голосования, и каждый мог прочитать, что на территории Украины будут соблюдаться исключительно ее собственная Конституция и законы.
 По иронии Конституция УССР, ставшая одномоментно Конституцией Украины, содержала множество отсылов к СССР. Их удалили только 19 июня 1992 года, когда президент Украины Леонид Кравчук подписал закон о полном исключении упоминаний об СССР из Конституции Украины 1978 года. В таком виде “брежневская украинская Конституция” прожила до 1996 года.
 Примечательно, что в период проведения референдума уже была запрещена Компартия УССР, и главные оппоненты независимости были лишены возможности контрагитации. В некоторой мере – дежавю.
 Зато для РУХа и Республиканской партии настал звездный час. Их лидеры Вячеслав Чорновил и Левко Лукьяненко, только недавно покинувшие советские лагеря, баллотировались в президенты Украины. Выиграл, естественно, член ЦК КПСС Леонид Кравчук, но, как говорится, сам факт.
 Диаспора еще не успела перебывать в гостях, но уже активно давала деньги. До сих пор помню руховские листовки с тогда еще нелегальным тризубом (и без) о том, сколько мы производим угля, пшеницы и сахара и как мало потребляем сами. Все забирает ненавистный центр. Поэтому мы зарабатываем в 5-7 раз меньше европейцев (что характерно, до сих пор).
 Помню, сравнивалось производство у нас и в Европе. Хотя о слове «евроинтеграция» тогда никто не подозревал. Как не задумывались мы и о том, что в таблицах есть мясо, сало и молоко, но нет газа. О том, что можно сидеть в темноте и жевать сырое мясо, твердил только тогдашний председатель ВРУ Владимир Ивашко – он же последний первый секретарь советского ЦК Компартии Украины.
 Итак, 1 декабря Украина проголосовала на референдуме и выбрала президента, 4 декабря были официально подведены итоги, а
5 декабря Верховный Совет провозгласил «Послання до парламентів і народів усіх країн».
 Там есть предложение, которое каждый патриот должен знать назубок, потому что это предмет нашей особой гордости: «Договір 1922 року про утворення Союзу РСР Україна вважає відносно себе недійсним і недіючим».
 То есть смысл такой, что мы, украинцы, создали Советский Союз в 1922 году, мы имели там блокирующий пакет акций (говоря экономическим языком) и мы же его ликвидировали. Беловежская Пуща, состязание Бориса Ельцина с Михаилом Горбачевым и проигранный ГКЧПистами путч – это все сопутствующие продукты. Главное сделали мы! Слава Украине!
 Но вернемся к 1 декабря 1991 года. При общем результате в
90,32% не все регионы продемонстрировали похвальное единодушие. Так, Севастополь дал 57% голосов «за», Крым в целом – 54%, а в будущем мятежный Донецк – 76%. И это был первый звоночек, который никто не услышал.
 Более того, почти никто из моих знакомых не помнит (и все очень удивились, когда я им об этом рассказал. – Авт.), что одновременно с общеукраинским референдумом 1 декабря 1991 года в Закарпатской области прошел местный референдум по вопросу о предоставлении региону статуса автономии в составе Украины. 78,6% жителей края высказались за “самоврядний референдум” при общей явке 83%.
 Организаторы закарпатского референдума руководствовались частью 7 статьи 17 свежепринятого Закона СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Понятно, что этот документ был частью договоренностей Михаила Горбачева с американцами и предназначался исключительно для “освобождения” трех балтийский республик от пут Союза.
 Но поскольку в законе Литва, Латвия и Эстония прямо не назывались, хитрые закарпатцы воспользовались нормой, что в случае выхода республики из состава СССР должен быть согласован статус территорий, не принадлежащих выходящей республике на момент ее вхождения в состав СССР.
 Поскольку процесс вхождения Украины в состав СССР окончательно завершился в мае 1925 года, а Подкарпатская Русь вошла в состав СССР по Договору от 29 июня 1945 года, права на отдельный референдум у закарпатцев было. Как, кстати, и у Крыма, но он не собирался ничего проводить.
 Имени первого украинского сепаратиста эпохи незалежности вы не найдете ни в одном учебнике по истории. Да и в научных трудах я его не встречал. Звали его Михаил Юрьевич Волощук.
 До августовского путча он занимал должность 1-го секретаря Закарпатского областного комитета КПУ, а с апреля 1990 года по октябрь 1991 года был председателем Закарпатского областного совета, ну и, разумеется, депутатом Верховной Совета Украины (созыв 1990 года). Умер в феврале этого года. Именно Волощук инициировал проведение областного референдума о придании области статуса автономной республики в составе Украины.
 20 ноября 1991 года в Закарпатье прибыл тогдашний председатель Верховного Совета УССР, кандидат в президенты Украины Леонид Кравчук. Он выступил на собравшейся по такому случаю восьмой внеочередной сессии областного совета и убеждал собравшихся депутатов в необходимости внесения изменений в текст бюллетеня. Прежде всего речь шла о замене термина «автономия» на «самоуправляемая территория».
 Закарпатцы не стали препираться и откорректировали формулировки: вместо «статус автономной территории» записали «с закреплением в Конституции Украины статуса специальной самоуправляемой административной территории». Новый текст бюллетеня был утвержден этой же сессией областного совета.
 В итоге референдум состоялся. За подтверждение Акта о независимости Украины в Закарпатье проголосовали 90% избирателей, за президента Украины Леонида Кравчука – 60%, за самоуправляемое Закарпатья – 78%.
 Что было дальше? Ничего! Результаты областного референдума были обнародованы в местных изданиях, но центральные СМИ о них не сообщили. Поэтому до сих пор вопрос, вступили они (результаты) в силу или нет.
 6 марта 1992 года на втором заседании IX-й сессии Закарпатского областного совета тамошние депутаты инициировали проект закона Украины «О специальной самоуправляемой административной территории Закарпатье». Он никогда не выносился на рассмотрение Верховного Совета, ставшего Верховной Радой, и о нем больше никто не вспоминал. Как минимум до того момента, когда мы мощно заелись с венграми по поводу языковой нормы в законе об образовании. И нажили активно действующих врагов.
 Но после того, как вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен заявил, что украинские венгры имеют право на автономию (!), а министр иностранных дел Петер Сийярто на встрече с нашим Павлом Климкиным отметил, что отношения между двумя странами «находятся в наиболее сложной фазе» с момента провозглашения независимости Украины, возникли смутные опасения: а не вытащат ли наши соседи референдум 27-летней давности из небытия?
 Недавно смотрел по ObozTV передачу на эту тему. Там старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Валерий Кравченко так и сказал, мол, Венгрия не сможет аннексировать Закарпатье, но вполне способна устроить там фейковую республику ЗНР. Видимо, научный сотрудник намекал на аналогии с ЛНР и ДНР.
 Правда, он быстро сообразил, что прямо “крошить батон” на венгров рискованно, все-таки страна – член НАТО и Европейского союза. Поэтому уточнил: мол, разжигание автономистских тенденций и подготовка почвы для федерализации вполне укладываются в курс РФ относительно Украины. Короче, и тут Путин замешан.
 Кстати, если мы заговорили о забытых референдумах, то не мешало бы вспомнить, что 27 марта 1994 года прошли референдумы в Донецкой (явка 72%) и Луганской (явка 75%) областях. Результаты были следующие.
 За “Придание русскому языку государственного статуса в Укра­ине” в Донецкой области проголосовали 87%, в Луганской – 90%. За “Придание русскому языку государственного статуса в Донбассе” в Донецкой – 89%, Луганской – 91%. За “Подписание Украиной Устава СНГ и полноправное ее участие в Экономическом союзе и Межпарламентской Ассамблее стран СНГ” в Донецкой области – 89%, в Луганской – 91%.
 Как и на референдум в Закарпатье от 1 декабря 1991 года, на референдумы в Донбассе от марта 1994 года на центральном уровне не обратили внимания. История не имеет сослагательного наклонения, поэтому нет смысла фантазировать, что было бы, если бы к местным референдумам тогда отнеслись иначе. Но как говорил классик, если в начале пьесы на стене висит ружье, то в третьем акте оно должно выстрелить. Антон Павлович, не подскажете, какой у нас сейчас акт?

Егор Смирнов.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.