сегодня: 20 апреля, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 138 от 01 декабря 2017 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Апрель 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / Революционный вопрос

01.12.2017 , № 138 от 01 декабря 2017 г.

Точка зрения


 

Четвертая годовщина Майдана, в ряде источников получившая название «революция достоинства», прошла в Украине незаметно и без помпы. Понятно, что праздновать, учитывая социально-экономический коллапс, нечего. Но есть еще один важный вопрос: а был ли Майдан революцией?

В ПРИНЦИПЕ приведенные к власти Майданом украинские политики подтвердили, что в стране имел место государственный переворот и даже закрепили данный вывод законодательно. Напомним, что после отстранения Януковича от власти Верховная Рада приняла закон об амнистии активистов Майдана, для которых упразднялась уголовная ответственность по статье 109 Уголовного кодекса «Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти». Надо понимать, что амнистия – это не оправдание по приговору суда, но акт, применяемый к виновным в совершении преступлений. То есть новая власть и по сути, и по факту законом об амнистии признала события времен Майдана свержением конституционного строя и захватом государственной власти.
Насильственный характер носило и свержение большевиками Временного правительства в
1917 году. Разве что свергали они орган крайне сомнительной, чтобы не сказать нулевой, легитимности. И не случайно большевики сначала называли события столетней давности переворотом, а не революцией.
Но историческое право называться революцией событие получает лишь в том случае, если оно несет за собой качественное изменение как политического, так и социально-экономического уклада. Без соблюдения этого критерия любой переворот, сколько его ни называй революцией, останется лишь сменой власти.
Следует учитывать и международный контекст или, как бы сказали в Советском Союзе, всемирно-историческое значение.
Совсем недавно одним из главных мировых событий стал
XIX съезд Компартии Китая, генеральный секретарь которой Си Цзиньпинь заявил буквально следующее: «Сто лет назад залпы Октябрьской революции принесли марксизм-ленинизм в Китай. С момента основания партии народ Китая опирался на нее в своем стремлении к освобождению, независимости, процветанию и счастью».
Сложно себе представить, что по прошествии долгих лет лидер одной из ведущих экономик мира будет говорить, что его народ вдохновили горящие автомобильные покрышки Майдана.
Был ли шанс у Майдана стать настоящей революцией? Наверное, все же был. Впрочем, какое это сегодня имеет значение?..

 

Автор: Владимир БОГУН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.