сегодня: 19 ноября, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 130 от 14 ноября 2017 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / ДИСКУССИЯ / Сто лет в обед: Размышления о запретном юбилее

14.11.2017 , № 130 от 14 ноября 2017 г.

Былое и думы


«...плюс  электрификация  всей  страны»

ПЛАН ГОЭЛРО одобрен VIII Всероссийским съездом Советов в декабре 1920 года, когда Деникин еще не доехал из Лондона до Брюсселя. Планом предусматривалось опережающее развитие электроэнергетики, стро­ительство 20 ТЭС и 10 ГЭС общей мощностью 1,75 миллиона кВт. Проект охватывал восемь основных экономических районов (Северный, Центрально-промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Западносибирский, Кавказский и Туркестанский). Параллельно велось развитие транспортной системы: реконструкция старых и строительство новых железнодорожных линий, сооружение Волго-Донского канала.
Проект ГОЭЛРО сделал возможной индустриализацию в СССР: выработка электроэнергии в 1932 году по сравнению с 1913 годом увеличилась почти в 7 раз, с 2 до 13,5 миллиарда кВт/ч. Индустриализация началась еще в период НЭПа – в 1928 году. Миллионы людей самоотверженно, почти вручную, в три смены, строили заводы, электростанции, прокладывали железные дороги, метро.
В 1930 году развернуто строительство около 1500 объектов, из которых 50 поглощали почти половину всех капиталовложений: Днепрогэс, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке, Челябинске, Новокузнецке, Норильске, «Уралмаш», тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, «Уралвагонзавод», ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ) и др.
Внимание: к концу второй пятилетки (1933-1937 годы) по объему промышленной продукции СССР занял второе место в мире, уступая лишь США. С 1928 по 1941 год построено около 9 тысяч новых заводов. С 1932 года СССР отказался от импорта тракторов. За десять предвоенных лет выпущено около 700 тысяч тракторов, что составило 40  процентов от их мирового производства.
Открытая безработица была ликвидирована. Грамотность стала всеобщей. Сферы образования и медицинского обслуживания были выведены из системы товарно-денежных отношений и стали общедоступными. С 1933 по 1941 год вузы и техникумы СССР подготовили около 2,5 миллиона новых специалистов. В 1935 году открылась первая очередь Московского метрополитена общей протяженностью 11,2 километра.
Вы можете себе это представить воочию? Я – нет! У СССР не было грантовой поддержки Запада, не было кредитов МВФ и мощных финансовых вливаний в небольшую территорию, которые подняли, скажем, Сингапур. Басмаческое движение в Туркестане насчитывало до 500 тысяч сабель. Белоэмигрантское движение не сидело сложа руки. Проблемы на границах России, особенно в Польше и на Дальнем Востоке, были перманентными.
Советский Союз не мог сполна использовать такой козырь, как природные ресурсы: после национализации иностранных концессий по добыче золота против СССР был объявлен «золотой бойкот». Продавать картины из Эрмитажа приходилось через контрабандистов. Да и кому они были нужны, если Европа после Первой мировой войны долго зализывала раны, а США погрузились в Великую депрессию.
Наконец, не было достаточного количества квалифицированных рабочих рук. К началу индустриализации СССР был «великой аграрной державой»: в 1926 году население составляло 147 миллионов человек и только 18 процентов жили в городах.
Но благодаря Великой депрессии и европейской безработице СССР смог выписать из-за границы десятки тысяч инженеров, не хотевших стоять в очереди за миской бесплатного супа. Они приехали со своими «портофолио». Так в Советский Союз почти даром попали новейшие разработки Siemens-Schuckertwerke AG, General Electric и т.д. В результате трактор, собиравшийся на Сталинградском тракторном заводе, оказался удивительно похож на американский Fordson.

«При  военном  коммунизме  я  не  сидел...  Но  зато  как  я  сидел  при  НЭПе!»

ГДЕ-ТО читал, что индустриализацию «выкормил» НЭП, а сам НЭП был вынужденной либерализацией после голода в Поволжье. Трагедию Поволжья и многих других российских губерний, из-за засухи и неурожая в 1921-1922 годах обреченных на голод и вымирание, в Украине освещают слабо. Потому что возникает вопрос: если голодомор был актом сознательного уничтожения украинской нации Сталиным, то чем был голод в Поволжье?
На самом деле голод и эпидемии 20-х годов были «детьми» Гражданской войны. Первый российский социолог Питирим Сорокин считал, что население голодающих губерний составляло около 33 миллионов человек. Побывав в деревнях Самарской и Саратовской губерний зимой 1921 года, он писал: «Избы стояли покинутые, без крыш, с пустыми глазницами окон и дверных проемов. Соломенные крыши изб давным-давно были сняты и съедены. В деревне, конечно, не было животных: ни коров, ни лошадей, ни овец, коз, собак, кошек, ни даже ворон. Всех уже съели. Погибших от голода складывают в пустых амбарах и не хоронят».
Боролись ли с голодом в Поволжье на государственном уровне? Да. Была создана Всероссийская центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК – Помгол. Ее возглавил экс-министр продовольствия во Временном правительстве Сергей Прокопович, пользовавшийся большим авторитетом на Западе. Набрали туда известных людей из прошлого (многих потом посадили и расстреляли за «шпионаж»). Но сам факт. Они вели переговоры с «заграницей» о гуманитарных поставках и закупках для голодающих продовольствия, фуража, медикаментов.
Вторым человеком в Помголе стал Максим Горький. От имени Помгола он обратился с призывом о помощи ко всему миру. На его обращение откликнулись Анатоль Франс, Герберт Уэллс, Джон Голсуорси, Эптон Синклер, Международный Красный Крест, благотворительная организация Фритьофа Нансена, министр торговли США Герберт Гувер, который возглавлял ARA (American Relief Administration – Американская администрация помощи). Гувер лично отсыпал Помголу 18 миллионов долларов – по тем временам колоссальные деньги.
Помгол прикрепил к каждой голодающей губернии один «урожайный» регион – для шефства. Так, Московская губерния помогала Чувашской республике, Оренбургской губернии и Крыму, Петроградская губерния – Башкирской республике и т.д. Но этого было не достаточно.
И тогда голод в Поволжье породил НЭП. В 1922 году меры помощи крестьянству были усилены. Продналог сокращен на 10 процентов по сравнению с предыдущим годом, но самое главное: было объявлено, что крестьянин временно свободен в выборе форм землепользования. И даже разрешались наем рабочей силы и аренда земли.
О переходе от разверстки к продналогу и свободе частной торговли объявлено на Х съезде РКП(б) в марте 1921 года. Свободная торговля сначала подразумевала лишь «продуктообмен» между городом и селом и была призвана поднять сельское хозяйство. Но очень быстро проникла и в другие сферы.
Было разрешено держать в сберегательных кассах любые суммы денег и без ограничений пользоваться своими вкладами. Предприятия перевели на хозрасчет или сдали в аренду бизнесменам. Почти мгновенно усилилась роль частного капитала, особенно в торговле, появился термин «нэпман», наблюдалось оживление буржуазной идеологии и привычек: появились рестораны, модные магазины; даже вернулись тройки с бубенцами и цыгане.
В 1924 году между капитализмом, которому сделали уступку в виде НЭПа, и социалистическим государством произошел первый «бой»: крестьяне, собрав хороший урожай, решили не сдавать его государству по твердым ценам, а сбыть на рынке, где частные торговцы платили больше. Основная прибыль пошла в руки наиболее зажиточных крестьян – держателей хлеба, так называемых кулаков.
Но радовались кулаки недолго: очень скоро государство отомстило им раскулачиванием. Поводом к раскулачиванию и сворачиванию НЭПа стал неурожай и голод 1928 года на Украине. От катастрофы, случившейся спустя пять лет, тогда спас хороший урожай в Казахстане. Украине было выделено 233 тысячи тонн казахстанского зерна. Кроме того, украинским крестьянам позволили оставить на внутренние нужды 130 тысяч тонн зерна. Большие объемы зерна также были закуплены по импорту.
Летом 1928 года создана Украинская госкомиссия для помощи жертвам неурожая. Помимо прочего, она анализировала причины случившегося и выдала, видимо, ошибочный вердикт, что во всем виноват НЭП. Дескать, крестьяне не хотят сдавать хлеб государству. Пользуясь неурожаем, пытаются продать его подороже или попридержать. Это привело к тому, что в 1927 году в целом ряде неурожайных регионов властям пришлось насильно вывезти из села хлеб, необходимый населению городов, чтобы просто не умереть от голода. В 1928 году во многих городах СССР введены хлебные карточки.
Вывод напрашивался сам: «Сиюминутные желания крестьянской массы стали тормозом индустриального развития страны». Было решено заканчивать с шантажистами-единоличниками. Все – в колхоз! Планировалось, что все проблемы будут решены заменой к 1932 году «100 миллионов кулацких пудов зерна на 100 миллионов совхозных пудов».
В 1929 году в СССР провозглашена массовая коллективизация. В ответ на нее во многих аграрных регионах, в том числе и в УССР, начался массовый забой скота сельским населением. В 1930-1931 годах не забитый хозяевами скот так же массово погибал уже в колхозных стадах по причине дефицита кормов и всеобщего разгильдяйства.
1931 год был неурожайным, колхозный обмолот крайне низким, планы по хлебозаготовкам высокими. Переходящих запасов зерна на 1932 год практически не осталось. Поскольку капиталовложения в индустриализацию многократно превысили ранее запланированную сумму, средств на импорт продовольствия, как в 1928 году, выделено не было.
Вместо этого включили на полную катушку репрессивную машину: «закон о колосках» (борьба с воровством), запрет сельской миграции (не дать сбежать злостным несдатчикам хлеба), завышенные планы хлебозаготовок, введение в районы и области, где народ начал бурчать на власть из-за дефицита продовольствия, войск и милиции, т.е. дополнительных «ртов». Итогом стал тотальный голод 1932-1933 годов, пик которого пришелся на первую половину 1933 года (до сбора нового урожая). Жертвы исчислялись миллионами.
Надеюсь, сказанное далее не сочтут уголовно наказуемым теперь деянием – отрицанием факта голодомора. Помимо официальной трактовки, что голодомор был умышленным геноцидом Сталина против украинской нации, есть научно обоснованные изыскания отдельных историков. Они довольно убедительно доказывают версию, что эйфория от реально имевшихся тогда успехов в экономике и результатов индустриализации у власти породили ошибочный тезис, что ликвидировать НЭП и коллективизировать сельское хозяйство, опираясь на беднейших крестьян, – это пустяк. И что для повышения производительности труда на селе достаточно чрезвычайных мер при проведении хлебозаготовок и применения жестких статей Уголовного кодекса к крестьянам.
Трудно сказать, осознало центральное руководство страны свои ошибки или просто природа сжалилась и подарила череду урожайных годов. На XVII съезде ВКП(б) в 1934 году руководители УССР выступили с самобичеванием, каялись в «подмене методов эффективного управления голым администрированием и репрессивными методами», утрате контроля над ситуацией на местах («руководя 500 районами, не могли знать каждый район»), перекосе в сторону технических культур и несоблюдении базовых принципов ведения сельского хозяйства, приведших к значительному снижению урожайности.
Нашли и козлов отпущения: весной 1933 года проведено следствие, назвавшее причиной трагедии на Украине «намеренные некомпетентные действия руководства Наркомзема СССР – так называемая вредительская группа Конрада (замнаркома Наркомзема СССР) – Вольфа (замнаркома Наркомсовхозов) – Коварского (зампредседателя Трактороцентра). Приговорены Коллегией ОГПУ 11 марта 1933 года к расстрелу. Расстреляны на следующее утро – 12 марта.

Вместо  резюме

ЛЮБИТЕЛИ сослагательных наклонений в истории порой вопрошают: мог бы случиться голодомор в царской России? Не знаю, но скорее нет, чем да. С другой стороны, можно задаться вопросом: смогла бы царская Россия мобилизовать силы, средства и человеческий ресурс, чтобы в аграрной империи, где 72 процента населения проживали в селе, за 12 лет построить 9 тысяч новейших предприятий, треть из которых гиганты индустрии? Смогла бы она за 5 лет преодолеть неграмотность большей части населения и стать первой в мире страной со стопроцентной грамотностью? А также с бесплатной и общедоступной медициной и полным отсутствием безработицы как социального явления?
Наконец, самый пикантный вопрос касается итогов войны 1941-1945 годов. Кто победил бы в этой войне, если бы не было Октябрьской революции, индустриализации, идейной гегемонии, грамотности, установления государственной собственности на средства производства и всего, о чем написано в статье? Честно скажу, я не знаю...

Егор СМИРНОВ.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.