сегодня: 22 января, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 182 от 12 декабря 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / НОВОСТИ СПОРТА / Приключения Шурика

12.12.2006 , № 182 от 12 декабря 2006 г.

Ему уже перевалило за 60, а мы до сих пор, как и в дни нашей молодости, называем его Шуриком. Нет в нем этой петушиной надутости и мнимой значительности, маску которую надевают на себя “новые украинцы”. Он остался таким же безыскусным, открытым, юморным. И тем же непоседой, хотя погрузневшая фигура обрела почти квадратные очертания. Но это не жировые отложения, а мышечный панцирь: неправдоподобно широкие плечи, могучая грудь и поистине бычья, типично борцовская шея. А с годами обнаружились в нем удивительная способность исцелять людей, запасы биоэнергетики, а главное, душевная доброта. И это лишь малая толика того, что стоит сказать об Александре Красновском. А далее судите сами.

Шурик пришел в этот мир в 1945-м в глухом селе Королевка на Житомирщине. Отца никогда не видел. Мать о нем ничего не рассказывала, а Саша не лез ей в душу. Вскоре она вышла замуж за фронтовика-односельчанина. Пошли у них дети — один, другой, третий. Но отчим, как это нередко в “сборных” семьях бывает, невзлюбил пасынка, был с ним излишне суров, нетерпим, не по делу взрывался. Мать очень переживала, пыталась смягчить крутой нрав мужа, всячески — в прямом и переносном смысле — защищала своего первенца. Увы, ее заступничество еще более распаляло его гнев, и кончилось тем, что 8-летнего Сашу приютила у себя сердобольная бабушка.

Бабуля жила одна, по хозяйству помочь некому. Довелось внуку все хлопоты взвалить на свои еще неокрепшие плечи: и огород выполоть, и траву скосить, и дров нарубить... Да мало ли еще в крестьянском доме забот. А кормежка слабая — не всегда досыта. Выручала матушка-природа. Был он ширококостный, жилистый. Такому бы спортом с малолетства заняться. Но до него ли было. Да и знал о нем Саша в этой глухомани лишь понаслышке. А школьные уроки физкультуры в семилетке преподавала... седеющая математичка. Вот вам и весь спорт.

«Шурик спал на вокзале и вообще где придется»

Сельского хлопчика, на удивление, тянуло к металлу, а пуще всего — в шахту. Окончив сельскую школу, собрал Шурик нехитрые пожитки и на Донбасс махнул. К своим пятнадцати годам прибавил еще парочку, поверили. Роста он был небольшого, но коренастый, мускулистый. Взяли его на проходчика учиться. А когда разоблачили, он обиделся ...и в Киев уехал. Поступил в строительное училище, а мест в общежитии нет. Шурик постеснялся кого-либо о чем-либо просить, спал на вокзале и вообще где придется. А потом вместе с другом Петей Свирским сняли пятируб­левую комнатушку в Боярке. Но и эти деньги нужно было  заработать. Подрядились они по ночам вагоны с углем, известью и цементом разгружать. Занятие не из веселых. чтобы скоротать время, они состязание с ребятами из соседнего вагона затеяли: кто быстрее справится. Только тех не двое, а шестеро. Но Шурик и Петя их опережали. Получали по 15 рублей на брата. Для пацанов — приличные деньги.

Вот так и жил, не прибегая ни к чьей помощи, когда, наконец, вошел в его жизнь спорт. Училищный физрук давно уже к Шурику приглядывался. Этот крепыш и на перекладине больше всех подтягивался, и по канату пять раз без передышки взбирался, равных ему не было в толкании ядра и метании гранаты. Ну а когда борьбу ребята затеют, то всех расшвыряет. К тому же и толковый — комсорг группы. Словом, отвел его физрук в секцию вольной борьбы “Трудовых резервов” к тогда еще молодому, но способному тренеру Владимиру Обольянину. Тот Шурику экзамен устроил. Выставил против него разрядника да еще весом побольше. Но и тому не скоро удалось справиться с новичком. Прочно стоял Шурик на ногах, не отступал, сам пытался захватить, да навыков не хватало. Какой тренер от такого откажется?

Короче, переселился Саша в спортзал — физрук ему ключ доверил. Постелью служили маты. Проснулся — и на снаряды. Так накачался, что на одной руке несколько раз подтягивался. Редкому цирковому гимнасту такой трюк удается. И вот первый старт. Шурик легко выиграл турнир на призы двукратного чемпиона мира Владимира Синявского в весе до
52 кг. Победа пробудила дремавшее в нем честолюбие. Он и прежде был не ленив, а теперь стал тренироваться с еще большим усердием. Примечательно,что, до фанатизма увлекшись борьбой, Шурик еще и боксом занялся. Удар у него был сильный. Вот только руки коротковаты. В ближнем бою всех колотил, а длиннорукие соперники нередко ставили его в тупик...

Учеба в СПТУ, борьба, бокс, разгрузка вагонов — на все его хватало. А ведь по-прежнему скитался, частенько оставался без крыши над головой. Через окно проникал в общежитие к другу, спал на полу или на чьей-либо свободной койке. Питался плохо, чаще всего всухомятку. Но никогда не жаловался, не чувствовал себя ущемленным. Жизнь в нем била ключом, не оставляя места для уныния.

«Прямо с ринга —
в госпиталь»

Его призвали в армию, направили в разведбатальон Прикарпатского военного округа. Мог бы сразу в спортроту попасть, ведь был уже перворазрядником по вольной борьбе и классике, но предпочел об этом не распространяться. Вот как сам он это объясняет:

— Мы, согласись, были не такими, как нынешняя молодежь. Другим было воспитание. Нам прививали не худшие качества — коллективизм, чувство локтя, пренебрежение личным благополучием. Учили не искать легкой жизни. Если трудно всем, то и ты должен разделить общую участь. Я полагал, что должен служить, как и все мои сверстники. Но у армейских начальников по физподготовке глаз наметанный. Меня включили в команду на первых же окружных соревнованиях по вольной борьбе. Я выиграл и, естественно, был взят “на карандаш”. Подоспел боксерский турнир, и снова меня “под ружье”. Кто-то из ребят, наверное, донес, что в свободное от службы время я часто устраиваю прямо в казарме боксерские поединки. Благо, перчатки были. Я бивал всех, даже переростков-сверхсрочников ... Короче, поехали мы во Львов. Первый бой у меня с Чепурным. Десятилетия прошли, а его фамилия из памяти не уходит. Еще бы, он внес существенные коррективы в мою боксерскую карьеру! Намного выше меня ростом, с тонкими, но длинными руками и такими же худыми ногами, узкоплечий, безгрудый. Одним словом, хиляк! Ну как такого испугаться? Эх, думаю, брат, плохи твои дела, я быстро с тобой разделаюсь. Моли Бога, что бы в нокаут не отправил... И вот она — цена самоувереннос­ти. Без всякой предварительной разведки я ринулся к нему и напоролся на прямой удар правой в переносицу. Острая боль, в глазах тысячи свечей — и шмяк на пол. Прямо с ринга — в госпиталь. Хирург, подполковник Ваганов, прооперировав меня, сочувственно покивал головой: “Здорово же он тебя разделал, словно кастетом все размозжил. Если второй раз в это же место ударят, у тебя могут быть серьезные неприятности. Советую с боксом расстаться”. Не знаю, последовал ли бы я его совету, возможно, вернулся бы на ринг, но армейская одиссея вынудила напрочь забыть о спорте вообще. Грянул 1968-й год, печальной памяти чехословацкие события. Нас спешно отправили туда, а там... Даже сейчас вспоминать об этом тошно...

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.