сегодня: 22 апреля, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 176 от 30 ноября 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Апрель 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / Закрыв глаза, по краю обрыва. Путь к демократии или охаивание собственной истории?

30.11.2006 , № 176 от 30 ноября 2006 г.

Когда незрячий ведет слепого, то можно ставить сто к одному, что вскоре оба окажутся в канаве. Эта аналогия вполне уместна и для пленарного заседания парламента, состоявшегося в минувший вторник. Верховная Рада временами напоминает собрание приличных и почтенных с виду людей, однако ослепленных жаждой сиюминутной выгоды под водительством политиков, не ведающих пути.

Речь идет не только о законопроекте, одиозно трактующем прошлое страны, но и о поведении определенной части Антикризисной коалиции. Социалисты вновь показали свою непоследовательность и ненадежность. Мы прогнозировали, что принятие законопроекта о голодоморе вполне возможно после определенных закулисных торгов. И как в воду глядели. На кону оказался пост министра внутренних дел, который социалистам уж очень не хочется упускать из-под своего контроля. Вот и обрел голодомор статус геноцида.

Само рассмотрение законопроекта в зале сопровождалось целым рядом неоднозначных моментов. Например, депутат Кульчицкий помечтал вслух о том, как при помощи трагедии семидесятилетней давности можно пополнить государственную казну. В частности, заявил: “Нет смысла спорить, что голод был организованным. А знаете ли вы, что в ООН есть специальные фонды для народов, которые перенесли геноцид”? Совсем как в известной пословице... Сами знаете, кто богатеет от одной только мысли! 

Ряд примечательных пассажей выдал видный руховец Геннадий Удовенко. Он открыл тайну, что ни в коем случае не будет инициировать вопрос по поводу геноцида  американских индейцев белыми переселенцами, так как американцы попросили его ни в коем случае не трогать этот вопрос еще во времена Советского Союза. Взамен Геннадий Иосифович получил гарантии поддержки в вопросе деколонизации Украины при выходе из СССР. Бывший глава руха под аплодисменты “нашеукраинцев” фактически признался, что существует такое джентльменское соглашение. Вот, оказывается, чем занимались советские дипломаты в Нью-Йорке! А еще Удовенко обмолвился, что слово “голодомор” родилось в конгрессе Соединенных Штатов Америки. Умилительная простота!

Принятие столь неоднозначного законопроекта может иметь самые неожиданные последствия. Во-первых, спикер парламента Мороз поставил под сомнение единство Антикризисной коалиции. В ее фундаменте появилась первая серьезная трещина, которая не только обрадовала “оранжевых”, но и дала им определенную надежду на возможный развал всей конструкции. Во-вторых, не исключен целый шквал прошений о компенсации убытков вследствие геноцида от родственников пострадавших. В-третьих, в глубинах фракции “НУ” опытнейшими юристами уже разрабатывается законопроект по предъявлению претензий об удовлетворении моральных и материальных потерь украинского народа к России как наследнице СССР. Не нужно обладать феноменальным воображением, чтобы представить себе, насколько это может усложнить и без того непростые отношения между двумя странами. В результате юридических хитросплетений вовсе не исключено, что всплывет вопрос о целостности самой Украины. Ведь если геноцид считается преступлением сталинского режима, то и образование Украины в нынешних границах может аналогично считаться преступным! Забыли наши парламентские мудрецы старую истину “Не трогай лихо, пока оно тихо”. А в остальном все хорошо...

Далее читатель вправе делать выводы сам. А мы лишь предлагаем краткий экскурс в историю.

Сразу после вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, начиная буквально с 22 июня
1941 г., немецкая авиация начала сбрасывать на оккупированную территорию, в наши тылы и даже на передовую сотни миллионов листовок. В 1941 г. они сбросили на русском и украинском языках 152 серии (111RA-263RA), причем в некоторых сериях было по нескольку видов листовок.  Ведомство Геббельса выдавало продукцию в самом широком ассортименте. Начиная с пропуска для сдачи в плен с незатейливым слоганом типа: “Бей жида-политрука, морда просит кирпича!” или расшифровкой “СССР — Смерть Сталина Спасет Россию” и заканчивая длинными текстами на двух сторонах листа размером со страничку школьной тетради для интеллектуалов или подделки под советские газеты и книжечки серии “Библиотека красноармейца”.

Анализируя эту литературу, видно, как министерство Геббельса отчаянно пыталось найти ту стержневую идею, которой можно было бы вызвать недоверие советского народа к коммунистам. Убедившись в неэффективности очередной идеи, они тут же заменяли ее новой, порой более скверной.

Сначала они обвиняли большевиков в подготовке нападения на Германию и даже предоставляли в подтверждение конкретику, например, захваченную в политотделе какой-то дивизии инструкцию о том, какие сообщения давать в прессу о допросе немецких пленных, присланную из Москвы задолго до войны. Затем они выплеснули антиеврейскую тематику тоже со свое­образной конкретикой, позже объявили себя врагами колхозов, но ненадолго. Поняв отношение крестьян, быстро сменили ориентацию и стали уверять, что не коммунисты, а они сами — за истинный социализм и никакого возврата помещиков и собственников земли не допустят.

Но и это, видимо, “не играло”. Тогда стали забрасывать листовки о том, что именно немцы воюют с империалистической Англией, а Сталин предал социализм и помогает капиталистам и что Англия “будет воевать до последнего русского солдата”.

К декабрю 1941 года просто стали “давить на психику”, уверяя, что война уже окончена, Советский Союз разбит и дальнейшее сопротивление — это бессмысленная смерть.

Но ни разу голод 1933 года не был не только стержневой идеей немецкой пропаганды, но даже сколько-нибудь значимой. Немцы о голоде, как таковом, знали и обвиняли в этом коммунистов. Справедливо, поскольку раз уж ты у власти, то отвечаешь за все. Но впервые разрабатывать эту идею начали только в августе. В многословном обращении от имени пленных советских военнослужащих к сражающейся Красной Армии есть такая строчка: “Вспомните, товарищи, годы голодной смерти, 1931, 32, 33 годы, когда от голода умерло несколько миллионов человек” (142RA). Затем в сентябрьской антисталинской листовке в разделе “Сталин — жестокий тиран” (всего в листовке 5 разделов) есть слова: “На одной Украине принудительная коллективизация стоила жизни шести миллионам крестьян!” (145RA). Но уже в октябре в своей четырехстраничной газете-листовке “От рабства к свободе” эта тема вынесена в конец последней страницы в рубрику “Знаете ли вы, что...” “...советское правительство, отбирая хлеб у крестьян по 8 коп. за килограмм, продавало его трудящимся в городе по 75-150 коп. Этой спекуляцией оно “зарабатывало” от 1250 до 2500%. Все эти деньги шли на содержание компартий в Европе и Америке”,

“...партийный фонд ВКП(б) равняется 200 миллионам франков и находится за границей”, “...во время голода 1933-1934 года крестьянство потеряло 7 910 000 человек, умерших голодной смертью” (154Z).

В том же октябре в листовке к “сынам тихого Дона” понятие голод исчезает вообще: “Вспомните, сколько жизней из каждой станицы, почти из каждого куреня унесли 1931-33-34 годы” (179RA). А в ноябре в листовке с антипартизанскими призывами этот голод объединен с другим: “Сталина это не трогает. Ведь сколько уже раз он ставил вас под угрозу голодной смерти. Вы помните 1921 год? Вы не забыли 1933 год?” (212В). И, наконец, в декабре в листовке, замаскированной под армейскую газету “Боевой путь”, следует “откат” от темы. Некий “военнопленный NN, полковник”, задает 13 “коварных” вопросов и в том числе: “Почему никто из нас, живших в СССР, не знал о массовом голоде в 1932-33 гг. на Украине, в Казахстане и в ряде других областей (исключая, конечно, тех, кто сам непосредственно пережил ужасы этого голода)”.

Действительно, почему? Как видно, тема голода 1933 г. у немецких пропагандистов не пошла, и они вынуждены были закруглить ее мыслью, что голод-де был, да из-за тоталитарной прессы о нем никто не слышал. Вот это все, что по вопросу голодомора немцы смогли предложить населению СССР, прекрасно помнящему 1933 год.  В этой связи интересно отметить, что, обвиняя правительство Сталина в том, что оно допустило голод, немцы ни разу не обвинили коммунистов в том, что те лишили украинских крестьян хлеба. Ни в одной листовке на украинском языке немцы вообще ни разу не упомянули о голоде 1933 года.

Так что же получается — знай наших?! То, что было слабо оккупанту, оказалось в самый раз национал-демократам!

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.