сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 156 от 26 октября 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ЭКОНОМИКИ / Добрососедство — от слова «добро»

" class="picture" align="left" hspace="10" alt="Добрососедство — от слова «добро»">
26.10.2006 , № 156 от 26 октября 2006 г.

ЧТО ЖЕ такого особенного стоило бы знать, кроме того, чем полны сегодня газеты и телеэфир после встречи глав правительств Украины и России Виктора Януковича и Михаила Фрадкова? Да хотя бы то, что, вопреки всем сожалениям и сетованиям на охлаждение украинско-российских отношений, товарооборот между нашими странами  за 8 месяцев текущего года вырос еще на 6,5%. Почему я пишу “еще”? Потому что это непрекращающийся, хотя и невидимый “невооруженным” глазом поток, который в самом прямом смысле питает нас с вами — обычных граждан. Когда-то российский посол в Украине Виктор Степанович Черномырдин, говоря о том, как “кровно” связаны наши экономики, приводил пример самолета. Не взлетим, говорит, один без другого, потому что детали общие. Такая вот кооперационная “закваска”. А торгуем, между прочим, на 23 миллиарда оборотных долларов. Но это данные прошлого года. В нынешнем уже более трети внешнеторгового оборота Украины приходится на Россию — от карамели, вокруг которой в свое время было столько шума, до ракет.

Открывая первое заседание комитета по вопросам экономического сотрудничества межгосударственной комиссии Ющенко—Путин, в рамках которого и состоялся приезд Фрадкова, российский премьер заявил: “Впереди у нас — интересная и непростая работа, которая позволит увеличить товарооборот, улучшить его структуру, обеспечить взаимодействие в вопросах ВТО, поставить на прочные рыночные рельсы сотрудничество в ТЭК. России и Украине предстоит улучшить взаимодействие в космосе, транспорте, связи, чтобы в итоге закрепить имеющиеся конкурентные преимущества стран на мировом рынке. Неплохие перспективы есть и в аграрной сфере. Мы уже имеем определенные результаты сотрудничества, то есть начинаем не с “нуля”, и это уже хорошо”.

Чем это “хорошо” обернется, к примеру, для инженера какого-нибудь украинского НИИ, который ради прокорма семьи вынужден сегодня класть кирпичи где-то на подмосковных дачах “новых русских”, потому что “новым украинцам” дела  нет ни до его науки, ни до научных достижений, долго объяснять не надо. Общие научно-технические, производственные программы — это рабочие места. Сегодня даже школьники понимают, что в одиночку на мировой рынок технологий не пробьется никто. А уж мировой продовольственный рынок вообще трещит от изобилия товаров. Поэтому мы там со своим подсолнечным маслом или хваленым салом, не говоря о сахаре, который и здесь-то девать некуда, вообще сбоку припека. Не в обиду сказано, но ведь правда — в двадцати километрах от Киева простираются давно не паханные, заросшие сорняками поля, стыдливо зияют дырами окон разоренные фермы. И с этим “добром” мы собрались в ВТО? Не пора ли опуститься на землю из заоблачных фантазий, в том числе о Евросоюзе или НАТО? С нынешним уровнем экономического развития и кучей социальных проблем рискуем вообще застыть в позе просителя на пороге этих структур на века!

Ежегодно Украина потребляет 75—78 миллиардов кубометров газа, из них всего 17 миллиардов (а еще недавно было 20, но увы!) — собственной добычи.

Так можно ли кусать руку, “протягивающую” нам сегодня 55 миллиардов этого самого газа, но не по среднеевропейской цене — гораздо ниже?!

Раздаются голоса, что россияне не такие добрые, они расчетливые и прагматичные. Мол, стоимость газа увеличили до 130 долларов за кубометр, а аренду за свой флот в Севастополе — нет. Но кто же мешает нам быть прагматичными в отношениях с соседом? Но только делать это надо грамотно, оговаривая шаг за шагом и свои выгоды. И в этом Фрадков тоже прав, призывая украинских коллег двигаться сообща, то есть учитывая  интересы друг друга.

Итак, что подписали после встречи? Как выразились некоторые обозреватели, “ничего особенного”. Но это неправда! Есть Протокол об экономическом сотрудничестве в рамках российско-украинской межгосударственной комиссии, есть Регламент работы комитета экономического сотрудничества, а также Программа межрегионального экономического сотрудничества  до 2010 года.  Договорились об увеличении поставок нефти на нефтеперерабатывающие заводы, расположенные в Украине (читай — бензин будет дешевле). Согласовали планы сотрудничества в электроэнергетике (в рамках объединенной энергосистемы), в авиационной промышленности. В космической сфере намечается совместная программа исследований до 2011 года.  В общем, есть задел. Подробнее обо все этом надо говорить отдельно. Но договоренности уже получили одобрение президента Виктора Ющенко. Если они подкрепятся делом, к концу года главам двух государств можно будет подвести реальные итоги. Одна из основных задач комиссии Ющенко—Путин  — выявить самые перспективные направления сотрудничества и всячески этому содействовать. На благо своих стран, разумеется.

Языковеды, конечно, поправят нас: “добрососедство” — слово из двух корней. Но ведь добро только тогда основательное, когда ему ничего не угрожает. Не так ли?

“Рабочая газета” поинтересовалась у наших читателей: следят ли они за развитием украинско-российских отношений, интересует ли их итог переговоров и правильно ли, по их мнению, строится политика нашего государства в отношении северного соседа? И вот что думают люди:

Анатолий, рабочий транспортного предприятия, 62 года:

— Скажу коротко — жизнь научила: с соседями надо жить дружно, даже если у нас есть разногласия. Но лично мне с русскими делить нечего, вот только обидно, что телеграмма в Россию стоит 25 гривень за три слова...

Дмитрий, финансист, 29 лет:

— Моя позиция такова: Россия, равно как и любая другая страна, не обязана оплачивать наше желание быть независимыми. Ее претензии в том же газовом вопросе, хотя он давно получил стойкий политический оттенок, в целом логичны: либо мы платим сполна, как Германия или Литва, либо мы уступаем в чем-то. Меня не смущает вмешательство россиян в наши отношения с НАТО, не смущает пребывание российского флота в Крыму. Не секрет ведь, что Севастополь из города-героя может превратиться в город-призрак, если оттуда уйдут российские части.

Юрий, журналист, 24 года:

— Я считаю себя патриотом своей страны, но будь я на месте наших государственных начальников, не стал бы отворачиваться от северного соседа. Говоря о газе, отмечу: их газ — это их стратегический ресурс, и нам от этого никуда не деться. Конечно, в ответ не повышение цен на топливо, мы можем “поиграть” с ценой за пребывание Черноморского флота на нашей территории. Но “игра” должна быть тонкой и умелой. А сейчас у нас даже фактор НАТО не могут использовать по назначению, отчего и получают постоянные упреки и из Москвы, и из Брюсселя.

Богдан, студент, начинающий программист, 21 год:

— Я считаю, что лучше мерзнуть, но с газовой трубой в украинской собственности, образно говоря. Уверен, уступать россиянам ни в каких вопросах нельзя, особенно в газовом. Хотя бы потому, что Россия больше и сильнее.

Алла, художник-дизайнер, 25 лет: 

— Говорят, если вы не занимаетесь политикой, то рано или поздно политика займется вами. В отношении с Россией — эта формулировка работает четко. Я могу не соглашаться с резкой позицией россиян по целому ряду вопросов, но не принимать ее или не обращать на нее внимание — не получается, потому что мы очень зависимы от России, причем не только в топливном вопросе. Что бы ни делалось в Киеве, мы все время следим за реакцией Кремля. Это, наверное, неправильно. Но еще более неправильно винить соседа в наших собственных неудачах, а тем более обвинять в чем-то. Во многом мы виноваты сами. Взять тот же газ. Россияне просто воспользовались возможностью диктовать свои условия.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.