сегодня: 26 сентября, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 133 от 15 сентября 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ДИСКУССИЯ / «Из пустыни деспотизма — в плодородные сады свободы»

«Из пустыни деспотизма — в плодородные сады свободы»
15.09.2006 , № 133 от 15 сентября 2006 г.

Продолжаем рассказ об исследованиях французского аналитика Терри Мейссана событий 11 сентября 2001 года, начатый в двух предыдущих номерах «РГ».

Последняя публикация заканчивалась предупреждениями, сделанными нападавшими,  что они собираются атаковать Белый дом и президентский самолет. При этом они пользовались самыми секретными кодами и шифрами президентской канцелярии, а также ряда спецслужб. По мнению Мейссана, невозможно представить себе, чтобы “Аль-Каида”, талибы или разведка Ирака оказались в состоянии завладеть таким количеством суперсекретных шифров и кодов. Обладая таким набором шифров и кодов, нападавшие вполне могли узурпировать полномочия президента США, в том числе и по управлению войсками. Второе обстоятельство, на которое обратил внимание Мейс­сан: если нападавшие вступали в переговоры, значит, они выдвигали какие-то требования или ультиматум. Камикадзе в переговоры не вступают. Вероятно, Буш вступил в эти переговоры и поддался шантажу, после чего “угроза отступила”. Тут может быть несколько вариантов, шантажистами могли быть многие, кроме исламских террористов. Мейсан приходит к выводу, что теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне (включая поджог Белого дома) организовали люди, которые связывались с президентом с помощью секретных кодов и шифров, и которые предъявили ему ультиматум. Под давлением их возможностей Буш принял ультиматум, после чего остался управлять страной. Произойти такое могло в том случае, если теракты 11 сентября осуществила группировка, входящая в самые верхние ряды военной и политической элиты США, и только в том случае, если эти теракты преследовали цель принудить президента страны изменить характер внешней и внутренней политики США.

Исламский след служил только для прикрытия грязного розыгрыша и перекладывания ответственности на совершенно невиновную сторону. Скорее, даже на будущую жертву. Причем все было сфальсифицировано: плохо, примитивно и неубедительно. Только чудовищная истерия, устроенная американскими властями и СМИ, придала этому следу видимость правдоподобности.

“Памятка шахида”, якобы обнаруженная спецслужбами, состряпана чрезвычайно грубо. В тексте содержатся выражения, не возможные в документах исламских фанатиков, но типичные для обихода типичного среднего американца. Например, “ты должен лицом к лицу встретиться с ним и понять на 100 процентов”! Само начало текста выдает, что он написан не ваххабитами, а протестантами: вместо обычного “Во имя Аллаха, милостивого, милосердного” в “памятке” стоит “Во имя Бога, меня и моей семьи”. Мусульмане, в отличие от протестантов, никогда не молятся во имя себя или своей семьи. Забавно и то, что этот документ якобы найден в трех экземплярах: в чемодане, якобы потерянном Мохаммедом Аттой (руководителем всех камикадзе), в машине, оставленной у аэропорта имени Даллеса “шахидом” Науафом Альфазми, и, наконец, в обломках самолета, взорвавшегося в Пенсильвании. Поражает настойчивость “террористов”, с которой они делали все, чтобы этот секретный документ перестал быть секретным и стал уликой! Особенно потешно выглядит чемодан Атты. Зачем человеку, идущему на самоубийство, чемодан с вещами? Он собирался взять его с собой в рай? Точно также нелепо выглядит байка ФБР о том, что они нашли паспорт Атты целехоньким на развалинах ВТЦ, где от жары плавились металлические конструкции (!).

Проанализировав официальные списки террористов, опубликованные властями США, Мейссан приходит к выводу, что и они фальшивка. Значительная часть указанных в списках людей в то время спокойно проживала в арабских странах. Один “погибший” шахид Валид Альшехри, живущий в Касабланке и работающий пилотом в авиакомпании  “Ройяль Эр Марок”, вскоре дал интервью лондонскому еженедельнику “Аль-Кодс аль-Араби”, стараясь объяснить американским властям, что он жив, здоров и никакой самолет в США не захватывал.

Наконец, Мейссан обращает внимание на то, что о готовящихся терактах знали и предуп­реждали власти США сразу пять спецслужб: германская, египетская, французская, израильская и российская. Арестованный в Канаде за “мошенничество” лейтенант военно-морской разведки США Делмар Эдуард Вриланд дал показания о заговоре, существующем в верхушке вооруженных сил США, частью которого было осуществление терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Американская Военно-морская разведка открестилась от Вриланда. Тогда он 12 августа 2001 года передал тюремным властям запечатанный конверт с точным описанием будущих терактов. Тюремные власти распечатали конверт только 14 сентября и были потрясены его содержанием.

Трудно было не обратить внимание, со скольких выгодных ракурсов показывалась атака на башни-близнецы ВТЦ. Любому специалисту ясно, что без предварительной подготовки так “художественно” показать внезапный тер­акт невозможно. При этом было задействовано до двух десятков телекамер. Невольно закрадывается мысль, уж не в Голливуде ли писался сценарий самой чудовищной в мире провокации?

Мейссан уверен, что все эти события фактически явились своего рода “дворцовым переворотом”, когда ультраправое, фашиствующее крыло в администрации США, руководстве Пентагона и спецслужб, которых принято называть “ястребами”, пришли к выводу, что необходимо кардинально менять курс страны. Американские ультраправые традиционно разделены на два крыла: на изоляционистов, считающих, что в первую очередь следует заниматься внутренними проблемами Америки, насаждать фундаменталистские ценности, уничтожать оппозицию, ограничивать иммиграцию и плевать на проблемы остального мира; и на интервенционистов, ориентированных на превращение остального мира в американскую колонию, на создание Pax American — Великой Американской Империи. Буш-младший оказался стихийным изоляционистом, имевшим самые смутные представления не только о том, что творится за пределами Соединенных Штатов, но и своего родного Техаса. Интервенционистов в американском руководстве представляли “ястребы” — вице-президент Ричард Чейни, министр обороны Дональд Рамсфелд, его заместитель Пол Вульфовиц, член Консультативного совета по оборонной политике минобороны Ньют Грингрич и тогдашний помощник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс.

Если версия Мейссана верна (а пока ее до сих пор никто не смог опровергнуть, только добавились новые факты ее достоверности), то именно эти люди и должны были стоять за реализаторами терактов 11 сентября. Задачей заговора было заставить американскую администрацию перейти к прямому  созданию Всемирной империи военными средствами, развязыванию войн на Ближнем Востоке и в других, не дружественных для США регионах мира, к прямому подавлению “антиамериканской” оппозиции везде и в любых ее проявлениях. Фактически речь идет о политико-экономической унификации всего мира и о повсеместной замене демократии диктатурой, разряженной в “демократические наряды”.  

После 11 сентября у Америки и всего “свободного мира”, в котором США претендуют на лидерство, вновь появился тотальный мировой враг. Американские вооруженные силы и ВПК получили оправдание для своего существования и развития, а правящая верхушка США получила “законное” основание для превращения всего земного шара в периферию Американской империи. Причем американский Конгресс так быстро справился с необходимой для этого законодательной базой, что невольно вызывает подозрение, что она не один год тщательно готовилась на Капитолии.

В Штатах принимается “USA PATRIOT Act”, отменяющий основные гражданские свободы. Акт разрешает арестовывать по причастности к террористической деятельности и содержать в тюрьме без предъявления обвинения без срока. Тут же в США по “USA PATRIOT Act” арестовываются 1200 иммигрантов. Им запрещено общаться с адвокатами наедине, их отныне судят не федеральные суды и даже не военные трибуналы, а специально созданные “военные комиссии” за закрытыми дверями. Соединенные Штаты начали стремительно эволю­ционировать в сторону ульт­раправой военно-полицейской диктатуры. При этом они навязали 55 странам-союзникам введение в их внутреннее законодательство положений “USA PATRIOT Act”. Пентагон и разведслужбы начали получать немыслимые финансовые инъекции. Например, Буш просит у Конгресса для военных дополнительно 20 млрд долларов. Конгрессмены выделяют... 40 млрд!

 Последствия взрывов не заставили себя долго ждать и в мире. Не предоставив мировому сообществу никаких доказательств причастности “Аль-Каиды” к терактам 11 сентября, США осуществили полномасштабную военную интервенцию в Афганистан и свергли неугодное им правительство талибов. Затем опять, не предоставив никаких доказательств поддержки  режимом С. Хусейна исламского терроризма или наличия у Ирака оружия массового поражения, осуществили военное вторжение в Ирак и свергли его правительство. Все остальные последствия нового американского курса всем нам хорошо известны.

Борьбой за сохранение цивилизации назвал нынешнюю войну с терроризмом президент Джордж Буш и в последнем телевизионном обращении к нации по случаю пятой годовщины терактов 11 сентября. “Эту борьбу называют столкновением цивилизаций. На самом деле это борьба за саму цивилизацию, — заявил он  — Мы боремся за сохранение образа жизни свободных государств... Мы ведем войну, которая определит курс нынешнего столетия и решит судьбу миллионов людей всего мира”. Не чем иным, как  арией из хорошо знакомой трагикомической оперетки “Вперед — в сады свободы”, можно назвать такие речи.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.