сегодня: 16 июля, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 126 от 05 сентября 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Почему провисли рыбацкие сети?

05.09.2006 , № 126 от 05 сентября 2006 г.

— Да разве это жизнь? — высокий широкоплечий мужчина как-то обреченно махнул рукой и сам же ответил на свой вопрос: сплошное тебе наказание. В прошлые, советские времена власть гнула одно. Теперь их сменили так называемые демократы и начали гнуть другое. А перепадает кому? Как раньше простой мужик терпел, так и сейчас его загоняют в тупик, откуда ни света ни просвета.

— Валентин, не гневи Бога, — обратился к говорящему худой, как доска, старичок. — У тебя жена красавица, родила четырех сыновей. И ты еще жалуешься...

— А при чем здесь жена? — возразил Валентин. — Я об жизни талдычу. Об общих наших бедах. И если судьба наградила меня женой, то это единственное мое утешение в жизни. Но его, как масло, на хлеб не намажешь. И жене, и детям нужно кушать, одеваться, а значит без нормальной работы этого не будет. Ты что, Сережа, все это отбрасываешь?

Старичок по имени Сережа, ухмыльнувшись, сказал:

— Чего там, не отбрасываю. И с твоими рассуждениями вполне согласен. Я вот только думаю: почему таких, как ты, умных и рассудительных, не выбирают во власть?

— Хочешь знать? — приблизился к уху Сережи Валентин, словно намереваясь какую-то тайну открыть. — Потому что избиратели — дураки. Им каждый раз вешают лапшу на уши, и им это нравится. Пустопорожним обещаниям верят, откровенное вранье принимают за правду. Вранье правит миром.

Моложавый односельчанин в серой косоворотке, судачащий о чем-то невдалеке с таким, как сам, дружком, вклинился в разговор:

— Ты вот, дедуня Сергей, о жене Валентина говоришь. Она именно такая. Но такая потому что муж такой. Его Светлана может еще стольких родить и оттого будет еще моложе и счастливее выглядеть.

— Я вижу, ты, Васек в чужих женах тоже разбираешься, — улыбнулся Сергей. — Молодец. А почему со своей развелся? Да еще с ребенком...

— Она сама ушла, — невеселым тоном ответил Васек, — к родителям в соседний район. Ты говоришь, работы подходящей не можешь себе найти, семью не в состоянии прокормить.

— Мужики, — сказал Валентин, — чего это, вы о женах завели? Другой темы нет?

— Да все же темы на женах зациклены, — заметил Сергей.

— И то верно, — согласился Валентин.

Над лоснящимся под лучами южного солнца лиманом поднялась стая диких уток, на лету выстроилась в правильный остроконечный ключ и, ведомая вожаком, медленно начала удаляться в сторону моря, буквально на глазах утопая в белесой синеве.

— Вот к ним природа благосклонна, — констатировал Валентин. — У них во всем свобода действий. Позавтракают кефалью и вперед, радоваться жизнью. А нам с тобой, Сережа, в этом удовольствии отказано. Потому что мы доверчивые и снисходительные. Нам плюют в лицо, а мы говорим, что дождь идет.

— Не все говорят. Я вот писал не раз нашим президентам, просил вернуть жителям прилиманных сел право ловить рыбу.

— И что?

— А ничто. Мои письма пересыпались на область, оттуда в район. А здешние хозяева еще и угрожают: будешь дальше жаловаться — набьем морду.

— Двоих с Приморского так “отполировали”, что те едва на тот свет не отправились, — сказал Васек. — И никому ничего...

— Да, — сокрушенно покачал головой Валентин, — это хроническая язва нашего общества — не давать людям нормально жить, чтобы боялись власть имущих. «Демос» по-гречески народ, значит власть народная. Должна быть. На деле — угнетение прав личности.

— Жена мне советует, — продолжал Сережа, — не обращаться больше ни в какие структуры власти, все равно все они коррумпированы, друг дружку покрывают. Лучше, говорит, напиши в “Рабочую газету”, смелую газету, она решительно защищает природу, интересы трудящихся. Пришлют корреспондента, он так всех разложит, что мало не покажется.

— Пресса — четвертая власть, — заметил Валентин, — ее все боятся. Но и ее давят. Хотя и долбят везде и всюду: свобода слова, свобода слова. Но ты напиши, обязательно напиши. Ведь проблема социально больная. Терпеть дальше невмоготу.

Валентин вспомнил, как недавно на своей “Волге” возил в Вилково бывшего редактора “Рабочей газеты” Владимира Стадниченко. При советах тот был депутатом Верховного Совета Украины по Татарбунарскому округу. Многие помнят его активное участие в защите озера Сасик от опреснения. Даже ему при всех его полномочиях не удалось противостоять этим глупым намерениям соленую воду превратить в пресную. Тогда, как и сейчас, действовало правило: прав тот, у кого больше прав. Сасик превратили в огромную вонючую лужу. Еще неизвестно, к каким экологическим последствиям это приведет. Ясно одно: хорошего ждать нечего.

— Теперь вот с рыбалкой на этих озерах...

— А знаешь, Сережа, что советует Стадниченко? Вы, говорит, всеми прибережными селами соберитесь и езжайте в Киев, станьте у Верховной Рады и потребуйте принятия нормального закона, который бы все исправил. В парламенте нынче собрались смекалистые и предприимчивые законодатели.

Не праздный разговор ведут мужики. Здесь, в Лебедевке, существующей только на то, что заработает летний сезон, их все чаще сводит в досужее время необходимость поговорить о том, как жить дальше. Хорошо, если кто-то имеет сякой-такой бизнесок, с которым и в зиму можно войти. Но большинство — голыши. После развала колхозов многие оказались не у дел.

Жители Базарьянки, Тузлов, Веселой Балки, Желтого Яра и Приморского с тоской вспоминают былые времена, когда на озерах Бурнас, Алибель и Шаганы местная власть позволяла рыбачить. Придет человек, закинет сеть или поставит бредень, поймает немного кефали, бычка или чего-то еще, позволенный объем использует для семьи, а лишнее сдаст государству. Глядишь, взаимная польза. Теперь этого нет.

— У меня был случай, — вспоминает Валентин. — Жена во время беременности говорит: “Хочу рыбы”. Я взял сетку, пошел, поймал. И что вы думаете? Пришла налоговая полиция, описала весь дом. Штраф насчитали на 72 миллионов купоно-карбованцев. Жена говорит: “Рожу преждевременно”. Слава Богу, обошлось нормально. На суде мне слово предоставили. Спрашиваю рыбинспектора: “Вы запускали рыбу с моря в лиман?” “Нет”, — говорит. И судья уточняет: “Кто запускал эту рыбу?” Оказывается, никто. При большом шторме море само открывает прорву и само ее закрывает. “А кто прорву открывает?” — продолжает спрашивать судья. Ему отвечают: “Если море откроет прорву, то рыба выйдет, а не откроет — она вся погибнет”. Снова судья: “Тогда за что его штрафовать?” Рыбинспектор: “Нельзя рыбу ловить?” “Так что, — почти возмущается судья, — пусть лучше она погибнет?” Предлагаю: “Давайте я вам, как рыбинспектору, по договору буду платить 15 или 20 гривень в день, я поймаю рыбу, 5 килограмм оставлю себе, остальную сдам вашим службам”. Отвечает: “На такие сделки не имеем права, потому что наше государство такие законы издало”. Снова спрашивает судья: “Кто ответит за то, что 500 тонн кефали пропало?”. Молчит рыбинспектор. Да и что он скажет, если ему велено внедрять в жизнь эти ненормальные запреты. Вот ты, Сережа, в “Рабочую газету” обязательно напиши, что государство, следуя глупым законам, наносит вред не только себе, своему бюджету, но и подрывает доверие и уважение к себе со стороны людей. Ведь что же получается? Человеку запрещают ловить, а рыбы ему хочется — он сознательно идет на нарушение запрета. То есть по существу государство толкает этого человека на воровство.

Когда чуть-чуть приморозок, кефаль ложится на спину — и лиманы белые. Потом рыбу, не успевшую вырваться в море, весной выбрасывает на берег в виде обглоданных птицами костей. Кладбище костей размером 20-30 сантиметров... А почему бы не дать людям ловить рыбу?

— Что бы вы там ни говорили, — отозвался молчавший долгое время сосед Васька, — ничего вы не добьетесь. На писанину вашу наплюют. Запреты еще более ужесточат. Ни на кого не подействуют ваши жалобы, потому что никому вы не нужны в этой стране...

Как известно, те, кто живет вдоль природных водоемов, каковыми являются озера, исконно занимаются рыбной ловлей. В этом деле они накопили огромный опыт, мастерство. Укоренились замечательные традиции, благодаря которым вылавливали столько, сколько можно, чтобы не нарушался естественный баланс живности.

Но стоило запретить вылов, как терялось мастерство, хирели навыки, место замечательных традиций заняло браконьерство. А на кольях хозяйских комор присыпанные многолетней пылью висят рыбацкие снасти — сети, бредни, подсаки. Наверное, ждут, что их когда-нибудь снова опустят в воду. Дождутся ли?..

Лебедевка,

Татарбунарский район,

Одесская область.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.