сегодня: 24 сентября, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 117 от 16 августа 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / Головнянский саркофаг: миф или реальность?

16.08.2006 , № 117 от 16 августа 2006 г.

“А древляне жили по-звериному, жили по-скотски. И убивали один другого, ели все нечистое. И брачения у них не бывало, а умыкали девиц возле воды, да на игрищах между селами. И сходились на игрища, на танцы, и на все бесовские песни, и тут умыкали себе женщин, кто с какой сговорится; имели же по две и по три жены. А кто умирал, творили над ним тризну, делали большой гроб и ложили туда умершего и сжигали. Потом собирали обгорелые кости и пепел клали в небольшой сосуд и выставляли на столбе на путях, как это делают вятиги и сейчас”.

Нестор приводит эти данные в “Повести временных лет” без указания хронологической даты, когда и в каком веке сие происходило. Даже в то время, когда Нестор трудился над своей повестью, это были уже предания старины глубокой. Махновец же в своем тридцатилетнем труде “Лiтопис руський” относит их условно к 526 году.

Я привел этот летописный документ далеко не случайно. С одной лишь целью, чтобы читатель имел представление, как наши древние предки древляне, они же после бужане и волыняне, хоронили своих умерших родственников. Тем более что это имеет прямое отношение как к данному материалу, так и к истории моего родного села Головно. Если судить по урочищу Городище, исчезнувшему (уничтоженному) фундаменту от сторожевой вежи и археологическим находкам, то на территории Головно, как минимум, полторы тысячи лет тому назад жил человек.

Сидим мы с Г.В.Кушниром в летней кухне и балуемся вином его домашнего изготовления.

Григорий Викторович уже вплотную подошел к своему
90-летнему юбилею. Участник Отечественной войны. Пулями и осколками противника щедро меченный, как говорят, от макушки до пят.

Но в данный момент мы ведем речь не о войне, а о временах глубокой древности. А точнее — об археологических находках.

До войны, да и первое десятилетие после Победы Григорий Викторович жил с семьей и родителями на хуторе недалеко от села Будныки, в урочище Лещевка.

В 1956-57 годах археолог Кухаренко прямо в отцовской усадьбе произвел археологические раскопки. Были найдены горшки — и целые, и битые. По всей вероятности, местного производства. Золота и других драгоценностей в них не оказалось, а всего лишь пепел вперемешку с остатками обгоревших человеческих костей. Остатки пепла той печальной тризны — свидетельство обряда захоронения усопших древлян-волынян, о котором писал Нестор. Оказалось, что свой дом отец Григория Викторовича поставил прямо на погосте древних головнян языческих времен.

В том же урочище в 1940-41 гг. во время строительства возле села Будники моста для узкоколейки и отсыпки насыпи военные строители находили человеческие останки: кости, ребра, остатки ног и рук.

Все это, конечно, было интересно узнать, особенно если тебя интересует история родного края. Но я не получил ответа на вопрос, который меня в тот момент интересовал и с которым я обратился к Григорию Викторовичу. Хотя в какой-то степени он дал все основания думать, что события, о которых поведаю читателям, вполне могли быть. Без всякого домысла и фантазии

Услышал я эту историю из уст А.Д.Остапюка — директора Любомльского краеведческого музея. Александр Дмитриевич рассказал мне то, что он услышал из уст владыки Волынской епархии (сам он родом из села Городно), а тот, в свою очередь, от прихожанки, которой рассказала  другая женщина, отец которой был в 1940 г. в Головно учителем. Сам он давно умер. Нет и других свидетелей. Хотя как знать, может, кто-то еще из читателей газеты слышал об этой истории что-нибудь. Как гласит библейская заповедь, нет ничего тайного, чтобы не стало явным.

Итак, 1940-41 годы. Головно — крупный приграничный населенный пункт. За его околицей развернулось военное строительство. Возводился военный городок, строились казармы. А от пограничного Ягодина по направлению к станции Ратно и железной дороге Ковель — Брест прокладывалась узкоколейка. В окрестностях Головно — в урочищах Юрища, Лещевка, Мордасово, Паськи — интенсивно велись работы по отсыпке насыпи для нее. Именно в этих урочищах предположительно и была кем-то из строителей сделана археологическая находка.

Как попала к учителю эта информация, неизвестно. Скорее всего, по чьей-то наводке. Или же он знал о ней давно, от своих предков, которые хранили ее как семейную тайну.

В один из весенних дней приходит учитель к работнику НКВД и говорит, что он хотел бы показать место, где закопан сундук с сокровищами. К этой информации офицер отнесся весьма серьезно. Под вечер место, где был зарыт сундук, оцепили солдаты. Никого близко из местных жителей туда не подпускали. Зарыт он оказался не слишком глубоко. И когда его вытащили из ямы на поверхность, руководивший этой операцией офицер сразу сказал, что это не сундук со спрятанными фамильными драгоценностями, а обыкновенный саркофаг. И похоронен в нем один из участников Грюнвальдской битвы объединенной славянской рати с крестоносцами (1410 г.). Это очень редкая вещь. Ему мес­то в Историческом музее в Москве или в Эрмитаже. Были ли в саркофаге человеческие останки, кости, неизвестно. Как и то, был ли он отправлен в один из названных музеев. И если да, то дошел ли? Ведь вскоре началась война, и было уже не до музейных экспонатов.

Что это? Красивая легенда? Имеет ли этот факт реальную под собой основу?

Недалеко от этих мест находится урочище Городище — место, где когда-то, во времена Киевской Руси, было поселение, от которого, собственно говоря, и ведет свою родословную Головно. Рядом с территорией городища, за песчаным косогором в урочище Паськи, когда-то стояло поместье. Дом богатой семьи, которая, возможно, в свое время владела Головно. Следы от такого строения прослеживаются. На этом косогоре в начале XIX века было найдено разукрашенное пасхальное яйцо. А на речушке, теперь ручью, что течет в озеро Лесное, когда-то стояла водяная мельница.

Мог ли этот богатый предок головнян принимать участие в Грюнвальдской битве? Вполне. И далеко не в качестве рядового воина. И он всю жизнь гордился своим участием в этой битве. А посему и завещал, чтобы его похоронили в саркофаге с соответствующей надписью. С эпитафиями, написанными на серебряных или медных пластинках. Двести с лишним лет спустя так будут хоронить в 1647 году митрополита Киевского и Галицкого Петра Могилу — в саркофаге из слоистого красного песчаника.

Если это был знатный человек, то он мог иметь и свой отличительный родовой знак. Были они и у волынских князей. Так, у знатного боярского рода Свищевских отличительным знаком была буква “Ш”. Имеет ли мой род Свитящуков какое-то далекое отношение к этому боярскому роду, ничего определенного ответить не могу. Хотя фамилия в своем происхождении имеет один общий корень. Как знать!

Головном владели польские магнаты Браницкие. Но это в более поздние времена. А кому оно принадлежало в XIII-XVI веках? Может, знатной семье, в которой в 1260 г. родился мальчик Петр, впоследствии святитель Петр — первый митрополит Московской и всея Руси, он после кончины был причислен к лику святых.

Или роду князей Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского, которого считали знахарем. Он командовал засадным полком, внесшим решающий вклад в разгром татар Мамая на Куликовом поле в 1380 г. Наверняка его сыновья и внуки, как потомки храброго воина-волынца, участвовали в Грюнвальдской битве.

Увы, пока никакими доказательствами на сей счет не располагаю. Так где в окрестностях Головно мог быть похоронен в своем саркофаге знатный, пока неизвестный уроженец села, доблестный и смелый рыцарь битвы Грюнвальдской?

Головно,

Волынская область.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.