сегодня: 20 января, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 108 от 18 июня 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / НОВОСТИ ЭКОНОМИКИ / Сырьевая модель пустыни

18.06.2011 , № 108 от 18 июня 2011 г.

Олигархи на селе
Треть пахотных земель европейской зоны находится в Украине — 42,4 миллиона гектаров. Только чьи они, эти гектары, кому и для каких целей служат?

Едешь день — чья земля? — олигархическая!

СЧИТАЕТСЯ, что пахотная земля принадлежит преимущественно простым крестьянам и фермерам. По данным Госкомстата, сельскохозяйственными землями владеют семь миллионов украинцев, получается около шести гектаров на распаеванную крестьянскую душу. Однако миллионами гектаров якобы селянских земель распоряжаются сегодня так называемые крупные игроки — несколько десятков богатейших фирм. Как объясняет финансовый директор компании “Агротон” Андрей Анпилов, большинство “игроков” собрало земли в свои руки, заключив долгосрочные договоры аренды на паи. Так что сельчане от своей земли практически отстранены. Ладно бы сидели на этой земле традиционно продовольственные компании. Но в аграрную сферу ринулся металлургический бизнес и продолжает захватывать эту территорию.

На днях создан еще один крупный агрохолдинг, в котором слились земли двух богатейших бизнес-структур — СКМ Рината Ахметова и Смарт-Холдинга Вадима Новинского (владелец крупных пакетов акций в горно-обогатительной, металлургической, судостроительной и многих других отраслях). По оценкам экспертов, этот агрохолдинг в ближайшие годы соберет под себя, как минимум, полмиллиона гектаров пахоты.

Ринат Ахметов и до этого считался весьма крупным землевладельцем — купленный им год назад Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича имеет огромное агрохозяйство и более 200 тысяч гектаров пахотных угодий, причем не только в Донецкой, но и в Запорожской, Черкасской, а по некоторым сведениям также в Крыму и на Житомирщине.

Крупными землевладельцами являются, по информации Украинского бизнес-ресурса, также вице-премьер по Евро-2012 Борис Колесников, вице-премьер Сергей Тигипко, председатель совета Нацбанка Петр Порошенко, из тех, кто не облечен государственными должностями, — бизнесмены Игорь Коломойский, Сергей Тарута, Дмитрий Фирташ. Если сплюсовать сельскохозяйственные земли этих “непрофильных аграриев”, как их называют эксперты, получится еще около миллиона гектаров.

Кстати, среднемировая цена черноземов составляет порядка 3,5 тысячи долларов за гектар, хотя на недавнем “круг­лом столе” по земле говорилось, что украинский гектар оценивается в некоторых случаях и в 10 тысяч долларов. А минимальный порог, установленный нашим государством, в прошлом году составлял 12 тысяч гривен за гектар, в этом называется цифра в 25 тысяч.

Деградация полей

«К 2025 ГОДУ отечественный крупный бизнес вообще уйдет из химпрома и металлургии, перенаправив свои финансовые потоки в секторы с большей перспективой и потенциалом роста — в тот же аграрный сектор”. Такой достаточно неожиданный прогноз был обнародован в прессе еще в прошлом году. Впрочем, чему удивляться — грядет мировой продовольственный кризис, в ближайшие 10 лет продукты питания, по прогнозам экспертов ООН, подорожают на 20–50 процентов, так что земледелие, да еще на украинских черноземах, сулит сверхприбыли, особенно тем, кто первым добежал до новой кормушки.

С самого начала кризиса идут разговоры, что сельское хозяйство Украины — то звено, за которое можно вытянуть всю экономику. Увы. Новые аграрии, то есть те же “эффективные собственники” заводов и пароходов, просто выжимают из земли прибыли, не желая ничего вкладывать. В аграрном отчете, подготовленном недавно аналитиками Эрсте Банка, с неким удивлением говорится об урожайности зерновых — на уровне 2,1 тонны с гектара. Ведь средний европейский уровень — 4-5 тонн. Впрочем, зачем нам европейские сравнения, можно поднять украинские цифры, например, за 1990 год, когда сельское хозяйство страны уже было издергано перестройкой. Так вот, в те времена общая урожайность зерновых составляла 3,5 тонны с гектара, а пшеницы — более четырех тонн.

Не будем сейчас детально говорить о севооборотах, которые не соблюдаются, об отсутствии органических удобрений (потому что коров все меньше и меньше, да и те в основном у единоличников, а не у агрохолдингов), о том, что в нашем аграрном секторе даже тракторов в четыре раза меньше, чем в Турции, и неубранный вовремя урожай просто осыпается.

Есть вещи пострашнее — деградация и опустынивание украинских земель. И она охватывает уже — вдумайтесь только! — 40–60 процентов пахоты. Лишь от водной и ветровой эрозии в Украине страдает свыше 15 миллионов гектаров сельхозугодий. Так что в хрестоматийной фразе ненасытного землевладельца Калитки из пьесы Карпенко-Карого “Хазяин”: “Едешь день — чья земля? — Калитки, едешь второй — чья земля? — Калитки”, того и гляди, придется менять вопрос на “Чья пустыня?”

Стандартный бизнес агрохолдингов начинается с консолидации земли, говорят эксперты, а дальше — выращивают то же зерно или рапс и ждут покупателей — транснациональные компании, которые увезут урожай. То есть сегодня в Украине мы имеем не агробизнес, а сырьевую модель агробизнеса. Это быстрые деньги для экспортеров и быстрое истощение ресурсов страны. Тот же новообразованный холдинг Ахметова — Новинского, как считает генеральный директор Украинской аграрной конфедерации Сергей Стоянов, также займется экспортом зерновых, более того — “поможет зернотрейдерам отстаивать право на свободный рынок и бороться за отмену госрегулирования”.

Экспорт за счет недоедания?

УКРАИНА — в первой пятерке мировых экспортеров зерна. Всегда удивлялась: как мы так вдруг стали “житницей мира”? Откуда у нас лишний хлеб? Ведь, вспомните, когда урожаи были куда более высокими, Украина, да и Россия зерно импортировали. Суть “изобилия” на экспорт раскрыли специалисты Воронежской сельхоз­академии. Дело в том, пишут они, что раньше больше половины зерна шло у нас в животноводство — для производства кормов. И мяса тогда на душу населения потреблялось в 2,5 раза больше, чем сейчас, молока — в 1,5 раза. Так что, выходит, житницей мы стали за счет оскудения рациона своего народа, его бедности.

Коров вырезали, зерно экспортируем, кстати, по низким ценам, о чем “РГ” уже писала, а потом импортируем из Латинской Америки, тоже бедняцкой, неизвестно какое замороженное мясо. Неприглядная ситуация получается, когда за сельское хозяйство берутся “эффективные собственники”.

 

Автор: Валентина СИМКОВИЧ
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 1
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.