сегодня: 16 июля, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 100 от 07 июня 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Труженик бога войны

Труженик бога войны
07.06.2011 , № 100 от 07 июня 2011 г.

Солдаты Победы

Петр Владимирович хорошо помнит, как в жаркий июньский день 1941 года на улице поселка Первомайского в Запорожье возле репродуктора собралось много народу. Ждали важное правительственное сообщение. А потом, затаив дыхание, слушали выступление председателя СНК СССР Молотова, который сообщил о вероломном нападении гитлеровской Германии.

С песней шли на фронт

–На четвертый день войны я и многие другие бывшие военнослужащие шагали с песней на вокзал, — вспоминает ветеран. — Все были уверены, что враг скоро будет разбит и мы с победой вернемся домой. Ведь за плечами был уже опыт финской кампании.

Петра Лагно призвали в армию в 1938-м – двадцатилетним. Служил под Ленинградом в 70-й стрелковой дивизии. Осваивал премудрости артиллерии – бога войны, как ее тогда называли. Применить их в боевых условиях пришлось уже в следующем году, когда часть перебросили на Карельский перешеек.

— Я был наводчиком батареи знаменитых противотанковых «сорокапяток», но болота и лес не позволяли ни нам, ни финнам применить танки. Стреляли по дотам и дзотам укрепленной линии Маннергейма. Ответный огонь был шквальным. Донимали и морозы. Представляете, водка, которую нам выдавали по 100 грамм к обеду, превращалась в кашицу. Так вместо нее мы вскоре стали получать спирт – по 50 граммов на брата.

В таких условиях в перерывах между боями комсорг Лагно успевал еще поговорить с ребятами, подбодрить. Ведь потери были немалые. Только в расчете орудия погибли заряжающий и подносчик снарядов.

В марте 40-го, когда война с финнами завершилась, Петр со своей частью вернулся в Ленинград. В феврале 41-го демобилизовался. Пошел работать на завод. Строил планы на будущее. Но тут снова грянула война…

Жаркие бои за Перекоп
Погрузились в вагоны и поехали на Крым. В Евпатории заступили на охрану военных объектов. А вскоре артиллеристов перебросили на Перекоп. Вот там и завязались жаркие бои.

— Несколько раз Перекоп переходил из рук в руки, но в конце концов мы отступили, – продолжает ветеран. – Хотя у нас были и тяжелые 152-миллиметровые орудия, враг нас значительно превосходил. Здесь, в Крыму, в районе селения Семь Колодезей меня первый раз ранило. Рядом с нашей пушкой разорвалась немецкая мина. Осколком зацепило руку. К счастью, неглубоко. Вскоре я вернулся в строй. И получил первую награду — медаль «За боевые заслуги». С боями отступали до Керчи, а потом вместе с пушками переправились на барже на Таманский полуостров. Бои за Таганрог, оборона на реке Миус. Ожесточенные бои за Ростов. Нам удалось отбить у немцев этот город. Радовались, как дети, первой победе. Враг подтянул свежие силы, и мы опять вынуждены были отступать.

Командир орудийного расчета

В октябре 41-го в один из перерывов между боями Петра Владимировича приняли кандидатом в члены партии.

– И вроде сил прибавилось, – вспоминает он. – Дрались за каждый клочок родной земли. В марте 42-го наш артполк перебросили под Харьков. Бои были ожесточенные. Очень хотелось освободить город, но сами чуть не попали в окружение. Удалось вырваться. В апреле 1942 года меня на собрании приняли в партию. И тут же назначили командиром расчета.

Испытанием на прочность стали бои под Сталинградом. Расчет старшего сержанта Лагно в составе артполка защищал левую часть города. Тут уже из 76-миллиметровых пушек били по идущим лавиной немецким танкам.

— Но и нас сильно обстреливали, – говорит Лагно. – Наводчик был убит, а я корректировал огонь. Снаряды на исходе, немцы прут и прут. Для последнего боя приготовили по нескольку гранат. Но, к счастью, из-за пригорка, где белели хатки-мазанки, вдруг выскочила группа наших автоматчиков...

Смертельный бой был и в начале 1943 года. Подбили несколько немецких танков, но Петра тяжело ранило осколками в правую ногу. Успел крикнуть подносчикам снарядов, чтобы вызвали машину на батарею. И потерял сознание. Очнулся в полевом госпитале, потом был переправлен в Астрахань. На этом, по сути, и закончились для него боевые действия.

– Воевал при отступлении, а участвовать в наступлении, к сожалению, помешала инвалидность, – сетует ветеран. – Правда, как инвалид принимал участие в подготовке военного аэродрома в начале 1945 года под Евпаторией. Позже узнал, что туда прибывали представители США и Великобритании для участия в Ялтинской конференции. Как дорогую реликвию хранит Петр Владимирович благодарность от имени Молотова за активное участие в обеспечении успешного проведения конференции. А еще – удостоверение о 50-летнем пребывании в КПСС.

— Я был коммунистом и коммунистом остаюсь, — с гордостью говорит ветеран. – Надеюсь, что в октябре этого года отмечу 70-летие пребывания в партии.

Награды нашли героя

Кстати, награды за бои под Сталинградом Петр Владимирович получил далеко не сразу. После тяжелого ранения в свою часть он не вернулся, а его, оказывается, представили к наградам. Как-то узнал об этом от товарищей. Написал в газету «Известия» в 1962 году. Вскоре пришел ответ, подтвердивший слова однополчан. Редакция сообщила, что приказом по войскам Сталинградского фронта от 22 октября 1942 года артиллерист Лагно награжден медалью «За отвагу», а приказом по войскам Южного фронта от 2 февраля 1943 года – орденом Красного Знамени.

Жена Петра Владимировича Клав­дия Васильевна во время нашей беседы скромно молчала, показывая фото военных лет и награды мужа. Оказалось, что и она участница войны. Так получилось, что когда будущий муж получил последнее ранение в 1943 году, Клавдия только приступила к работе в госпитале в качестве медсестры после окончания фельдшерско-акушерской школы в Армавире. Сотни раненых бойцов выходила она. Госпиталь передвигался вместе с наступающими войсками, пока не дошел до Симферополя, там и остановился
до конца войны. После Победы Клавдия вернулась в Запорожье, где встретила своего будущего мужа – Петра Лагно. Она продолжала работать медсестрой в госпитале, а Петр стал его комен­дантом.

Запорожье.

 

Автор: Григорий ПЕТРАКОВ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.