сегодня: 21 сентября, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 97 от 02 июня 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Спорт помогал выстоять в боях

Спорт помогал выстоять в боях
02.06.2011 , № 97 от 02 июня 2011 г.

Они ковали Победу

Глядя на этого подтянутого седовласого человека, никогда не скажешь, что ему уже под девяносто и он прошел с боями от Сталинграда до Восточной Пруссии.

Танкистом меня сделало кино

Юрий Михайлович Нечаев родился в Волчанске Харь­ковской области в 1923 году. Потом семье не раз пришлось менять место жительства в связи со службой отца. Впрочем, детство и молодость Юрия прошли в Восточной Украине. Тогда же он приобщился к физкультуре и спорту, что в дальнейшем во многом определило его судьбу.

— В 11 лет я начал заниматься в гимнастическом кружке в селе, где мы жили, — вспоминает Нечаев. — До этого сам научился плавать, бегать на лыжах, мог подтянуться на перекладине несчетное количество раз, делал подъем переворотом. Рядом был гимнастический городок сельхозтехникума, и мы с ребятами пропадали там целыми днями. А еще ежедневно делал зарядку под радио из Сталино (ныне Донецк), до сих пор помню, что вел ее Борис Сычев. Поэтому одним из первых получил в школе значок “Отличник ГТО”. Там же принял решение стать защитником Родины. Кстати, в школе мирно сосуществовали русские и украинские классы, и каждый был волен выбирать, в каком ему учиться. Но Родина у нас была одна.

В восьмом классе после встречи с летчиком-истребителем мечтал вместе с одноклассниками стать пилотом. Но тут вмешалось кино. Посмотрев несколько фильмов о танкистах, я написал заявление в военкомат с просьбой направить меня после школы в Харьковское танковое училище.

...Выпускной вечер у Юрия был за неделю до начала войны. Так что его заявлению быстро дали ход, и уже в июле он в курсантской форме постигал военную науку. Стать танкистом ему, как и другим ребятам, помогла отличная физическая подготовка. Вскоре она им понадобилась сполна. Обстановка на фронтах становилась все сложнее, и курсантов привлекли к строительству противотанковых сооружений в парке Горького.

— Это была тяжелая работа, — рассказывает Юрий Михайлович. — А когда немцы взяли Полтаву и нас хотели поставить на оборону Харькова, поступил приказ Верховного Главнокомандующего сохранить кадры танкистов. В ноябре курсантов вывели из города колонной — шли пешком, чтобы избежать бомбежек. И мы с полной боевой выкладкой за три дня про­шли около двухсот километров. Не было ни одного отставшего. Потом нас погрузили в эшелон и отправили в Среднюю Азию. В мае 1942 года состоялся выпуск, и мне присвоили звание лейтенанта. Получили мы в Кирове (ныне Вятка) танки и прибыли в подмосковный Ногинск. Там довелось “лечить” пехоту от танкобоязни. Утюжили их в окопах. Тогда никто не пострадал, а на фронте, думаю, многим из них это спасло жизнь. Мы же совершенствовались в вождении. Ведь в экипаже каждый должен быть готов заменить любого.

На нейтральной полосе


В октябре экипаж танка командира взвода лейтенанта Нечаева был придан полку, отправлявшемуся под Сталинград.

— Попали мы в дивизию, которой командовал герой Испании полковник Александр Ильич Родимцев. Бои были изнурительные, постоянные массированные бомбежки и артобстрелы. В декабре мы начали наступление. К счастью, против нас стояли румынские части, которые было легче опрокинуть. Потом я оказался на 4-м Украинском фронте командиром танковой роты в 52-м отдельном мотоциклетном полку, где было 220 мотоциклов “Харлей-Дэвидсон”.

Во время боев под Запорожьем был ранен. После госпиталя в Мелитополе меня направили в танковый полк, который формировался в Харькове. Туда нам прислали английские танки “Валентайн”. Но я не захотел остаться в этом полку и оказался в Москве в резерве Управления бронетанковых войск. Вскоре получил назначение на 3-й Белорусский фронт в отдельную 120-ю танковую бригаду. С ней на Земландском полуострове в Пиллау (ныне Балтийск) и встретил День Победы.

Бригада была особенной — из резерва главного командования. Это значит, что нас направляли на самые опасные участки фронта — закрывать бреши. Или мы проводили разведку боем. Однажды в такой ситуации немцы подбили наш танк. Рация вышла из строя, весь экипаж, кроме меня, ранен. Дело было в марте, ночью, снег еще не растаял. Я отправил ребят в медсанбат, а сам стал выводить машину. И угодил в воронку от авиабомбы между нашими и немецкими позициями — танк ни туда ни сюда, и сообщить нельзя. Что делать? Машину я бросить не мог. Набрал снега для питья (НЗ, как всегда, был съеден перед боем, чтобы добро не пропадало). Днем снаряды надо мной летят в обе стороны. Хорошо хоть немцы решили, что танк подбит, и не стреляли в него. От нечего делать стал крутить ручки рации, а она вдруг заработала. Сообщил о себе нашим, и ночью танк вытащили.

Из одного металла льют медаль за бой, за труд, за спорт,


Наград у Юрия Михайловича немало. Но большинство из них сверкает на полке в шкафу. А на кителе только боевые награды. “Мне достаточно и их”, — уверен ветеран.

Его послевоенная судьба оказалась тесно связана со спортом.

— После войны я сразу написал рапорт о демобилизации, — вспоминает Нечаев. — У нас был препротивнейший командир батальона. Из тех, кто руководит боем, не видя его. Так что не хотелось дальше служить. Но меня не отпустили. Через год поехал в Москву поступать в техническую академию, чтобы после службы иметь специальность. И тут вмешался случай.

Сдав экзамены, мы пошли в ресторан парка ЦДКА и распили бутылку вина. Вдруг офицерский патруль, записали нас. План им что ли надо было выполнить по задержаниям... Утром приходим на мандатную комиссию, а у них приказ коменданта Москвы — нам по пять суток ареста с отбыванием в части.

Пошел я собираться и тут встретил товарища. Он предложил поступать в Институт физической культуры имени Сталина. Оказалось, что экзамены уже закончены, но есть приказ о преобразовании военного факультета в Военный институт физической культуры и спорта с дислокацией его в Ленинграде. Мы в один день сдали все спортивные экзамены (гимнастика, плавание, кросс) и стали студентами.

...В 1950 году Юрий Нечаев окончил институт, где успешно выступал на соревнованиях по легкой атлетике, гимнастике и фехтованию. Получив диплом, он попросил направить его служить туда, где больше танков. И семь лет проработал в Румынии начальником спортклуба отдельной механизированной армии. А в 1966 году снова оказался в Украине, в армии под командованием Родимцева.

— Через несколько лет меня затребовали в штаб округа. Я долго сопротивлялся этому назначению, ведь начальником по физической подготовке и спорту округа никто больше двух лет не продержался, — говорит ветеран. — Но поступил приказ, и я 11 лет, до выхода в отставку, руководил спортом в Киевском военном округе. А потом в спорткомитете, который возглавлял Михаил Макарович Бака, 14 лет, вплоть до развала Союза, отвечал за подготовку спортсменов всех украинских военных округов.

Последние 10 лет Юрий Михайлович — председатель комиссии по социальной защите Совета ветеранов физической культуры и спорта Украины. Он пытается сделать все возможное для своих товарищей, о которых наше государство практически забыло. И силы ему на это дает спорт, с которым он неразлучен всю жизнь.

 

Автор: Александр БЕЛЕНЬКИЙ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.