сегодня: 21 ноября, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 96 от 01 июня 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / В полутьме суконной славы

В полутьме суконной славы
01.06.2011 , № 96 от 01 июня 2011 г.

«Последний троллейбус уходит с остановки «Камвольно-суконный комбинат» в 22.45», — предупреждает профкомовское объявление на проходной. А последняя смена на комбинате заканчивается в одиннадцать часов вечера.

Парижский «денди»
– Такой график движения троллейбусов теперь уже можно считать нормальным, мы организовали работу так, что люди успевают уехать, — рассказывает председатель профкома Черниговской камвольно-суконной компании «Чексил» Елена Боримская. – А сначала, когда из-за кризиса троллейбусники сократили количество машин, уже в десять вечера отсюда не на чем было выехать. Мы долго добивались продления графика движения.

В промзоне, которую черниговцы называют Шерстянкой, в нынешний кризис из полдюжины предприятий устоял фактически один «Чексил», хотя сокращение штатов прошло и тут: сейчас на предприятии работают всего 900 человек. А в лучшие советские годы, в конце восьмидесятых, трудились на камвольно-суконном комбинате 11 тысяч работников, и выпускалось в год 25 миллионов метров тканей. Ныне годовой объем производства – около пяти миллионов метров. Тем не менее ЗАО камвольно-суконная компания «Чексил» и сейчас самый крупный в Восточной Европе и СНГ производитель шерстяных тканей.

Предприятие работает по европейским стандартам качества, экспортирует свою продукцию в десятки стран мира, является постоянным участником, можно сказать, завсегдатаем известной выставки TexWorld в Париже. Главный инженер на «Чексиле» — итальянец, украинские специалисты проходят обучение в Швейцарии. И как же живется рабочему классу на таком европейском предприятии?

Начальник в общежитии


Идем с председателем проф­кома по длиннющему коридору, конца которому не видно – хоть вперед смотри, хоть назад оглянись.

— Производственные площади занимают 216 тысяч квадратных метров, то есть больше двух гектаров. Предприятие платит огромные деньги за аренду земли, но ужаться не можем, специфика оборудования такова, что его можно устанавливать только на нижнем уровне, а не на этажах, — объясняет Елена Валериевна.

В прядильных и ткацких цехах — неимоверный грохот (чтобы тебя услышали, надо кричать собеседнику в ухо) и полутьма. Узкие полоски неонового света тянутся только вдоль линий работающих станков. Работает же где половина, где треть оборудования. Остальное аккуратно затянуто полиэтиленовой пленкой, чтобы не забивалось вездесущим шерстяным пухом.

— Да, пыли и шума много, а еще и ноги устают, — говорит оператор мотального оборудования с 17-летним стажем Ольга Грабовец, быстро двигаясь вдоль линии станков и успевая не только связывать оборвавшиеся нити, но и уворачиваться от фотообъектива.

Начальник участка аппаратного прядения Николай Товчиха на «Чексиле» шестой год, начинал после армии с помощника мастера. «Одиноким предоставляется общежитие», — вот что привлекло его сюда. Живет Николай Григорьевич в общежитии и сейчас, в комнате на троих, платит в месяц за это 120 гривен.

— Мы, пожалуй, единственное предприятие в Чернигове, которое дает рабочим общежитие. Семейным парам, если оба у нас работают, предоставляем там комнату, — говорит председатель профкома.

Что касается бытовых условий на самом предприятии, то, заглянув в душевую и туалет, я увидела чистоту, современный белый пластик. Многие туалеты столичных торговых центров выглядят хуже.

«Иногда и тысячи в месяц не выходит»

В коридоре вкусно пахнет домашней сдобой. Но, оказывается, горячими обедами рабочих не обеспечивают, есть только несколько комнат-буфетов, где покупают булочки, пирожки, другую снедь. Тут же можно разогреть в микроволновке принесенную из дому еду.

— С питанием, в общем-то, нет проблем, — считает ткач Татьяна Алексеевна Кравченко, проработавшая на комбинате 32 года. – Проблема в ином – в зарплате. Иногда в месяц и тысячи гривен не получается, хотя обслуживаю шесть ткацких машин. Расценки низкие.

— Бывали случаи, что на рабочих записывали весь брак, но, разбирая такие трудовые споры, мы видим, что вины работников либо нет, либо она частична, — рассказывает председатель профкома.

Реставраторы на товарно-браковочном участке получают 1200 – 1300 гривен. Работа этих женщин меня просто поразила. На специальных столах они осматривают абсолютно каждый метр ткани, выпускаемой предприятием, сотни метров в смену! Вручную, с помощью иголок и пинцета реставраторы должны исправить ошибки умной компьютеризированной ткацкой машины – неплотно положенную нить или иную шероховатость.

— Завести нитку надо так, как ее завел бы станок, чтобы не было ни малейшего отличия, — говорит Нина Ивановна Гумен, 37 лет отдавшая профессии реставратора. – Когда после такой работы дома надо пришить пуговицу – это ужас, не хочется не то что браться за иголку, но даже видеть ее.

Капиталистическое соревнование

Но средняя зарплата на «Чексиле», оказывается, выше, чем в целом по Черниговской области – 1970 гривен против 1917. Словом, как заметил вице-президент ЗАО Дмитрий Попов, «высоких зарплат как в регионе нет, так и в отрасли, людям уже интереснее на бирже сидеть». Впрочем, и проф­ком, и администрация стараются хоть как-то поддерживать имидж рабочего. Ко Дню легкой промышленности проходит для каждой профессии конкурс на звание «Образцовый рабочий», и победители получают 300 гривен разовой премии и персональную надбавку на целый год – 20 процентов от тарифной ставки. Но главная мотивация работающих здесь – льготная пенсия, а молодежь не задерживается да и вообще не идет.

Чернигов – Киев.

 

Автор: Валентина СИМКОВИЧ
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.