сегодня: 25 июня, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 95 от 31 мая 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Восьмая шкура

31.05.2011 , № 95 от 31 мая 2011 г.

Это письмо я получил вчера. Прочитал – и пришел в ужас. То, о чем в нем рассказывалось, не вязалось ни со здравым смыслом, ни с христианской моралью (дни больших религиозных праздников уже немыслимы у нас без «подсвечников» — руководства страны со свечами в руках). Напрочь перечеркивало оно и обещания лучшей жизни, которые рассыпала новая украинская власть без малого двадцать лет назад и продолжает раздавать сегодня…

«Это было страшное потрясение»

«Вы простите уж меня за беспокойство, но столько боли, столько горечи на душе накопилось, что и не знаю, куда пойти и с кем поделиться. Потому и решила рассказать обо всем газете, которую очень люблю и выписываю много лет, — делится наболевшим Валентина Васильевна Шевченко из города Синельниково Днепропетровской области. — Недавно мне пришлось пережить настоящее потрясение. Восемь лет я ухаживала за больным мужем. Болезнь приковала его к постели, он не видел солнца, свежим воздухом дышал только через форточку. Все эти муки делила с мужем и я. Но вот он умер, и дальше началось такое, что все прежние тяготы показались мне не таким уж трудным делом».

«Мы с мужем пенсионеры. Не было у нас «на черный день» заначек. И поэтому похороны превратились не только в тяжкое моральное испытание (прощалась ведь с человеком, с которым прожила 50 лет!), но и в тяжелейшую финансовую проблему, — продолжает Валентина Васильевна. — Те, кто сталкивался с похоронами в «новой украинской жизни», знают, сколько денег для этого надо. У нас их не было. Но была надежда, что займу деньги у людей, а долг отдам после, когда получу последнее пособие — положенную моему покойнику помощь на погребение, – две его пенсии, составляющие в нашем случае 1528 гривен. Однако скоро я поняла, что на это рассчитывать нечего. Отдать людям полторы тысячи я не смогу. Во-первых, без свидетельства о смерти мне помощь государство не окажет. А во-вторых, это свидетельство можно получить только в том случае, если покойника, несмотря на то, что я просила не тревожить тело (ведь о его болезни хорошо было известно врачам), надо было везти в морг и производить вскрытие, за которое следовало заплатить 620 гривен!»

«Я понимаю, что вскрытие необходимо для того, чтобы установить точный диагноз или выяснить, нет ли криминала в случившемся. Но ведь здесь все было абсолютно ясно. И вообще разве можно забирать у нищих, получающих копейки, сотни гривен за издевательство, в которое превратили расставание с близким человеком? Потому и хотела бы задать вопрос нашим «отцам державы», в частности руководителю Верховной Рады Литвину: что же это за законы такие, что пополняют бюджет за счет людского горя, сдирают шкуру даже с покойника? По какому такому праву это делается? Кто отдал или утвердил такой приказ?!» – возмущается убитый горем человек.

Ни жить нельзя, ни умереть

В залитом слезами письме (следы большой беды видны на каждой странице) читательница с горечью замечает, что подобная «экзекуция» в угоду аморальной украинской экономике коснулась в городе не только ее. Валентина Васильевна рассказала и о том, как уходила недавно из этой «жизни» еще одна жительница Синельниково – 90-летняя старушка. «Похоронили ее, помянули и разошлись, — пишет Шевченко. – А на второй день приходит милиция (есть у нас такая «опергруппа» из трех человек) и заставляет откапывать покойницу и везти в морг на вскрытие. А то, заявляют внучке, вы не получите пособия. Свидетельства о смерти вам не дадут – только справку. Внучка все равно отказалась откапывать, тревожить бабушку. Тогда они взяли людей из ритуального бюро, и те откопали и отвезли покойницу в морг. А на третий день старуху снова закопали. Денег же – две бабушкины пенсии по 764 гривны — бедная девочка тоже не получила. Сказали, что положенные ей деньги останутся в бюджете. Что ж это за страна такая – ни жить нельзя, ни умереть?..»

Синельниковское дело потрясает своей аморальностью, жестокостью и цинизмом. И, к сожалению, подобное происходит не только здесь. Ситуация, о которой рассказала читательница, – теперь в Украине массовое явление. Почему такое возможно? Позволяет закон? Однако, заглянув туда, я не нашел ничего такого, что говорило бы о законности принудительной аутопсии (вскрытии) во всех без исключения случаях и выполнения этой операции за такие деньги и за счет тех, у кого случилось горе.

Какой закон, когда в бюджете дыры?

Статья 4 Закона Украины «Про поховання та похоронну справу» гласит, что деятельность в области погребения базируется на таких основных принципах: гарантирование государством необходимого захоронения умерших; достойное отношение к телу покойного; захоронение в установленном законодательством порядке с учетом волеизъявления умершего, выраженного им при жизни, а при его отсутствии – с учетом пожеланий родственников; компенсация государством затрат, связанных с погребением умерших, в соответствии с законом.

Так гласит закон. А на деле? Ни достойного отношения к телу, ни учета пожеланий родственников, ни компенсации затрат. Сплошные нарушения закона! А ведь есть в нем и статья шестая, которая прямо говорит, что «волеизъявление о достойном отношении к телу после смерти может быть выражено в согласии или несогласии на проведение патологоанатомического вскрытия». Есть и другие законы, разъясняющие, откуда следует брать деньги на всякие экспертизы и как местная власть должна обеспечивать выдачу помощи на погребение.

Но что нам законы, что Конституция, когда в бюджетах огромные дыры! Вот уже много лет страна живет только в долг, собирает с миру по нитке, перебиваясь кабальными кредитами и унизительными подачками. Без малого два десятилетия власть не может сделать ничего дельного, способного придать промышленности, стране ускорение. И потому не стыдится сдирать с народа семь шкур, поощряя дикие цены, устанавливая нищенские зарплаты и пенсии, облагая его немыслимыми налогами и коммунально-газовыми тарифами, годами не возвращая заработанного. А теперь не брезгует и восьмой шкурой — с покойника, закрывая глаза на всевозможные нарушения и перекосы, поступая глубоко безнравственно даже в таком деле, как похороны.

Почему людей лишают помощи в тяжелую минуту? По каким таким правилам заставляют заниматься аутопсией да еще и отдавать за это почти всю свою месячную пенсию? Эти вопросы мы адресуем всем тем, кто обещал нам лучшую жизнь уже сегодня. Пусть ответят людям через газету. А не будет ответа – окончательно станет ясно, кто и зачем делает нашу экономику аморальной, а жизнь народа – невыносимой.

 

Автор: Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.