сегодня: 25 июня, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 84 от 14 мая 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Репортаж из петли времени

14.05.2011 , № 84 от 14 мая 2011 г.

Основная тема репортажа – литература, которая обещает авторам не только сладкие муки творчества.

Дружба между поэтами — это не что иное, как вражда, вывернутая наизнанку, сетовал как-то Валентин Катаев.

Но сначала о тщетности «титанических усилий» некоторых литературных героев. Четыреста пять лет тому назад, 12 мая 1606 года, в Москву с большим шиком въехала Марина Мнишек и остановилась в Вознесенском монастыре. Самозванец Лжедмитрий I истратил на дары невесте и полякам до четырех миллионов серебряных рублей. Через неделю они обвенчались, а еще через две прах самозванца развеяли выстрелом из пушки. Очень уж озадачило Митю, когда его привязывали к жерлу пушки… стоило ли так тратиться?

Отличался шикарными жестами еще один герой смутного времени Борис Годунов. Двенадцатого мая 1598 года он выехал из Москвы со всем двором и остановился в Серпухове, чтобы собрать рать для отражения нашествия крымского хана Казы-Гирея. Занимаясь устройством войска, царь старался привязать к себе служилых людей щедростью угощения. Пишут, что почти ежедневно у него бывали обеды на 70 тысяч человек(!). «И подавал, – говорил летописец, – ратным людям и всяким в Серпухове жалованье и милость великую». Служилые, «видя от него милость, обрадовались, чаяли и вперед себе от него такого же жалованья». Да вот только «разведка подвела», слух о ханском походе оказался ложным, а казна пуста.

КОМУ НЕ ИЗВЕСТНЫ похождения барона Мюнхгаузена? При столь невероятных приключениях за литературным героем стоит вполне конкретная личность – Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен, немецкий барон. Его имя стало нарицательным как образец хвастуна и враля, а родился он 11 мая 1720 года. Когда будущая императрица Екатерина II ехала на свою свадьбу в Россию, почетным караулом, который встречал ее в Риге, командовал как раз Мюнхгаузен.

Впоследствии он несколько лет прослужил в русской армии, участвуя в войнах с турками. Уйдя в отставку и вернувшись на родину в Ганновер, барон прославился как рассказчик необыкновенных историй, случившихся с ним во время военных походов, охоты и прочих забав, и даже издал в 1781 году книгу «Руководство для весельчаков».

Тринадцатого мая 1835 года вышла в свет знаменитая пушкинская «Сказка о рыбаке и рыбке». Пятнадцатого мая 1848 года родился другой сказочник (но в жанре живописи) — Виктор Михайлович Васнецов, создавший «Аленушку» и «Богатырей».

ПОЛЕТ НА САМОЛЕТЕ не нашел своего отражения в творчестве Есенина, хотя в те времена это был довольно редкий и экзотический способ путешествовать. Наверное, тому виной Айседора Дункан, с которой Сергей Александрович 10 мая 1922 года вылетел в Германию. Самолетом только-только открывшейся авиалинии они прибыли из Москвы в Кенигсберг, а вечером отправились дальше поездом до Берлина. Об этом путешествии Есенин вспоминал кратко: «Я люблю Россию. Она не принимает иной власти, кроме Советской. Только за границей я понял совершенно ясно, как велика заслуга русской революции, спасшей мир от безнадежного мещанства».

ПРИЧУДЫ миллионеров тоже сталкиваются с классовым сознанием. Десятого мая 1933 года Нельсон Рокфеллер уволил мексиканского художника Диего Риверу, приглашенного для создания стенной росписи нового здания компании RCA. Причиной стал отказ художника убрать со стены портрет Ленина.

НА ПЕРВОМ заседании комиссии по приему в члены Союза советских писателей 13 мая 1934 года членский билет № 1 был выдан Алексею Максимовичу Горькому. Одновременно приняли в Союз первую группу писателей: Безыменского, Никифорова, Караваеву, Зелинского, Ясенского, Иллеша, Глебова, Герасимова, Сквирского. Имена, которые ныне известны лишь узким специалистам. Из этой плеяды только Ильф и Петров оставили в литературе неизгладимый след.

ВЖУРНАЛЕ The New Yorker 12 мая 1950 года Эрнест Хемингуэй подводил итоги своих литературных боев: «Я начал очень спокойно и побил Тургенева. Упорно тренируясь, я сумел победить Мопассана. Дважды я бился вничью со Стендалем и, думаю, в последний раз был лучше его. Но никто не заставит меня выйти на ринг с Толстым, если я только не сойду с ума». Несмотря на то, что Булгаков, 120-летний юбилей которого мы отмечаем завтра, и Хемингуэй находятся явно в разных весовых категориях (если измерять объемами написанного), по-моему, Михаил Афанасьевич победил бы старика Хэма по очкам. Тот просто не подозревал о существовании такого блестящего соперника.

Если старик Хэм всю жизнь страдал от каких-то навязчивых комплексов, то у Булгакова были другие проблемы. «На широком поле словесности российской в СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашеный ли волк, стриженый ли волк, он все равно не похож на пуделя. Со мной и поступили как с волком. И несколько лет гнали меня по правилам литературной садки в огороженном дворе. Злобы я не имею, но я очень устал…» – писал Михаил Афанасьевич Иосифу Сталину 30 мая 1931 года.

Ругать Булгакова в прессе было дежурным занятием. Писатель лично собрал 298 “враждебно-ругательных” (из его письма к правительству) отзыва и только три положительных. От самого Булгакова доставалось тоже многим. В частности, украинским националистам: «Шаровары» при немцах были очень тихие, никого убивать не смели и даже сами ходили по улицам как бы с некоторой опаской, и вид у них был такой, словно у неуверенных гостей».

«Сволочь он, – с ненавистью продолжал Турбин, – ведь он же сам не говорит на этом языке! А? Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по-русски с ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький… Так вот спрашиваю: как по-украински «кот»? Он отвечает «кит». Спрашиваю: «А как кит?» А он остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется».

 

Автор: Виктор ТОЛОКИН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.