сегодня: 25 июня, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 84 от 14 мая 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Если бы не война

Если бы не война
14.05.2011 , № 84 от 14 мая 2011 г.

В Дрогобыче эту трогательную супружескую пару — Петра Даниловича Шульгу и его жену Валентину Васильевну — помнят очень хорошо. Они всегда и везде были вместе. В магазин, в аптеку — только вдвоем. Под руку, бережно поддерживая друг друга, опираясь на палочки. Седые, как лунь, старенькие и... красивые этим своим трепетным отношением друг к другу. Их любили все окружающие. Любили и ставили в пример.

Как заговоренный


...ПЕТЯ вырос в сибирской деревне Нижний Ингаш, что в 300 километрах от Красноярска, в многодетной семье. После школы в 1937 году поступил в горный техникум, год помучился по квартирам, посидел на полуголодном пайке (семья не могла помочь ему ничем) и перевелся в Красноярскую школу военных техников, которая готовила командиров Красной Армии и параллельно вела подготовку техников железнодорожного транспорта. Ее курсанты пользовались всеми правами военнослужащих, находившихся на действительной военной службе: были расквартированы в казарменном порядке, находились на полном государственном обеспечении и, главное, централизованно снабжались обмундированием и питанием. Было ему тогда 17 лет.

Война началась через три года. Петр Шульга заканчивал на тот момент третий курс школы, оставалось учиться всего девять месяцев. Парень, как и все курсанты, рвался на фронт, но на них распространялась бронь. И только в 42­м, когда шли тяжелые бои под Сталинградом, курсантов призвали в армию. Петр 4 октября 1942 года получил направление в Киевское военное училище связи, которое было... эвакуировано в Красноярск. И только после окончания училища с декабря 1943 года был командирован в расположение 1002­го стрелкового полка 305­й Белгородской стрелковой дивизии 1­го Украинского фронта, который находился тогда в Винницкой области.

— Первое наступление было 7 марта 1944 года, — рассказывает Петр Данилович. — И первая моя награда — медаль “За отвагу”.

Полк освобождал Винницу, Ивано­Франковск, Тернополь, Львов (после его освобождения ему присвоили звание Львовского), Самбор, Дрогобыч. Потом была Польша, Германия. Войну закончил в Чехословакии.

— Но не 9 мая, — вспоминает ветеран, а 11­го, потому что немецкие войска на нашем направлении не были согласны с капитуляцией. У нас и после 9 мая люди гибли. А я трижды мог погибнуть, но не погиб.

...Ветеран перебирает награды. Находит орден Красной Звезды. Одного язычка звезды на нем нет. Не прошло и трех дней после награждения Петра Шульги этим боевым орденом, как его отряд попал под бомбежку. Сильный толчок сбил Петра с ног. И кусок снаряда угодил прямо в орден, это и спасло воину жизнь.

Второй случай был в Чехословакии. Ночью в окопе Петра Шульгу, командира штабного взвода связи, скрутил ревматизм. С той банальной проблемой он и оказался в госпитале. А его заместил командир роты связи Миша Ездаков. Когда начался бой, связь прекратилась. Ездаков помчался в роту, был тяжело ранен в живот и в госпитале скончался.

— Вместо меня погиб, — убежден Петр Данилович.

А в третий раз дело было так. Петр находился в окопе, а его товарищ был в соседнем. Затишье. “Иди сюда, покурим”, — позвал друг. И Петр переполз к нему. Тут началась бомбардировка, и его окоп был полностью изрыт снарядами.

— Как заговоренный я был, трижды мог погибнуть, но остался жив.

Судьба


ПОСЛЕ войны Петра Даниловича в звании лейтенанта направили служить в Хыровский райвоенкомат (ныне Старосамборский район Львовской области) начальником третьей части.

В один из дней 1946 года он отправился на обед, когда к нему подбежали три девчонки. Валя, самая бойкая, с непослушной стрижкой русых курчавых волос, смешливая и веселая, важно обратилась к нему:

— Сынок, не скажешь, как найти начальника третьей части?

Девчонки прыснули от смеха.

— Мамаша, сейчас покажу, — не остался в долгу Петр. Вернулся с девчатами в военкомат, своим ключом отрыл кабинет и пригласил войти.

— Я — начальник третьей части.

Девушки принесли в военкомат справки о том, что участвовали в освобождении Сталинграда в составе военно­эксплуатационного отделения железнодорожных войск и представлены к медалям. Война забросила их в Самбор, вот и обратились они в местный военкомат.

Через несколько дней было организовано торжественное вручение медалей. Петр так крепко пожал руку девушке, выказывая свое особое внимание, что она чуть не присела.

Молодые люди начали встречаться. Но ухаживаний долгих не было. Однажды в выходной день шли мимо райисполкома. Петр возьми и предложи Вале:

— Пойдем, зарегистрируемся. Что мы будем ходить?

Зашли и зарегистрировались. Было это 18 мая 1946 года. Но первую брачную ночь они провели отдельно. Валя вернулась в железнодорожное общежитие, а он на съемную квартиру.

— Если б не война, как бы мы встретились? — говорит Петр Данилович. — Валя родом из Капустина Яра Астраханской области, я из Красноярского края. А ведь она — моя судьбы. Мы прожили 64 года вместе. Счастливо прожили.

Поверьте


ВОТ УЖЕ год, как Петр Данилович живет у старшей дочери в Дрогобыче Львовской области. Год, как не стало его Вали. Очень скучает по ней. Никак не может смириться, что ее уже нет рядом.

— Какая это была семья! — говорит его дочь Зоя Петровна. — Я потому три раза замуж выходила, что все искала таких же отношений, потому что не понимала, как это можно на жену сказать дура, или руку поднять, или гаркнуть. И нашла.

Мама — портниха, рукодельница, обшивала всех нас и подруг. Она была очень веселым человеком, очень любила людей. Никогда от нее не слышала плохого слова о ком­то. А папа — красавец­мужчина. На него все женщины заглядывались. Мама гордилась, что у нее такой красивый муж. Не ревновала. Он настолько честный человек, что не давал повода.

Спрашиваю Зою Петровну о том, как ее отец реагирует на последние события во Львове.

— Папе больно от этого. Он сейчас все новости слушает. Его волнует, как это воспринимают в Киеве. Знаете, эти выродки, что были на Марсовом поле, — не весь Львов, не вся Западная Украина. Поверьте, к тем, кто прошел войну, отношение нормальное. На своем примере знаю. Отец недавно зуб сломал, мы обратились в частную клинику. Когда там узнали, что отец Дрогобыч освобождал, денег с него не взяли. Вот такое отношение. Хорошее. Я — русская, и тоже не страдаю.


 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.