сегодня: 24 июня, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 80 от 10 мая 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Эх, дорожка фронтовая...

Эх, дорожка фронтовая...
10.05.2011 , № 80 от 10 мая 2011 г.

— Я не герой, но пережил в Отечественную все, — Михаил Николаевич Бондарь показывает мне справки
о ранениях из военных госпиталей, военный билет.

На войну

МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ 1923 года рождения. Его ровесники, выпускники 1941 года, целыми классами уходили на фронт. Возвратились, к сожалению, очень немногие.

Михаил Николаевич даже не вспоминает свой выпускной вечер. Он закончился в 4.00 утра войной. Вместе с одноклассниками пришел Михаил в военкомат. Суровый военком глянул на дату рождения и отложил его заявление в сторону.

— Ноябрь 23­го не призывной.

— Это ж война, я готов! — не поверил Миша.

Военком нахмурился и оборвал.

— Призыв с 18 лет.

Отца призвали, одноклассников. А его вместе с малолетками — в эвакуацию. Мать и та осталась.

Эвакуировали детей из Гавриловки Киевской области в село Злодеевка (ныне Зеленая долина) Краснолиманского района Сталинской (ныне Донецкой) области. Старших определили в колхоз “Червоний колос”. Но вот и август позади, уборочная в колхозе подошла к концу.

Друзья, а их было семеро, решили вернуться в Гавриловку, поближе к фронту, чтобы сражаться с захватчиками.

Поток беженцев тек на восток, а они, семеро, пробивались на запад.

В Киеве мальчишки привлекли внимание наряда милиции. У них проверили документы. Сказали, что Гавриловка уже занята немцами, и отправили на вокзал, дав направление на эвакопоезд.

...Ребята уснули на вокзале, прямо на полу, а наутро обнаружили, что их обчистили до нитки. Только у одного паренька документы остались, ибо были спрятаны далеко.

Когда поезд остановился в Полтаве, они отправились в военкомат. Документы были только у одного, остальных же военком записал со слов и определил в учебный полк связи. Полк эвакуировался в Астрахань, шел по ночам, днем курсанты маскировались и, как могли, отдыхали.

По ночам были сильные заморозки. Временами шел дождь вперемешку со снегом, хотя только заканчивался октябрь. Во время остановки полка в Сталинграде по взводам пронеслось: к командованию вызывают тех, кто имеет водительские права, набирают шоферов в отдельный батальон связи.

— Больше хлопцев я не видел, — вспоминает ветеран. — Они отправились дальше в Астрахань, а я остался в Сталинграде.

До Победы

...СТОЯЛИ 40 ­градусные морозы. В кабине машины было так же, как и на улице. Михаил обморозил ноги и попал в саратовский госпиталь. Потом был батальон для выздоравливающих. Когда приехал военрук за шоферами в роту технического обеспечения 136­й танковой бригады Северо­Кавказского военного округа, Бондарь вызвался первым. Они пригнали из Москвы машины в Калач, что на подступах в Сталинграду, перед тем как фашисты окружили наши войска.

— Так я оказался в окружении, а через две недели боев и в плену.

Из Калача нас, пленных (больше 70 тысяч человек там было), погнали в Миллерово Ростовской области. Слабых по дороге добивали. Загнали в балку, окруженную по верху колючей проволокой. Кормили раз в день разведенной макухой. Люди кидались на ограждение. Тогда по ним стреляли из автоматов.

...Пленные строили железную дорогу. Михаил и еще один красноармеец решили бежать. Они спрятались в кустах, а когда пленных погнали обратно в балку, бросились в ближайшее село и спрятались в копне сена. Там их, заросших, грязных, едва стоящих на ногах, и обнаружила крестьянка. Накормила, дала гражданскую одежду и посоветовала не идти дальше, поскольку очень слабы, а обратиться к старосте, который поможет.

И тот вправду помог. Устроил парней на работу к немцам вольнонаемными. От них потом Михаил Бондарь и его товарищ получили справки, с которыми отправились домой.

Осенью 1942 года Михаил пришел в Гавриловку. И потянулись к ним в дом люди. Староста спросил:

— Что делать будешь?

— В лес уйду.

— Это будет подозрительно, немцы село сожгут. Давай, направлю тебя на работу в Иванков. Там немцы мост строят. И леса рядом...

Так оказался Михаил в Иванкове. Сын квартирной хозяйки был связным партизанского отряда имени Международного юношеского дня, которым руководил Гавриил Кондратович Голец. И Михаил начал посылать в отряд сведения. Устроился в лесничество. Каждый день на работу в лес шел, а там встречался с партизанами. А в 1943 году, когда отряд присоединился в Дымере к другим партизанским соединениям района, партизаны (и Михаил в их числе) получили документы и участвовали в освобождении Киева вместе с войсками 1­го Украинского фронта.

— После освобождения Киева я попал в 121­ю Рыльско­Киевскую стрелковую дивизию пулеметчиком в 383­й стрелковый полк. В одном из боев меня тяжело ранило. 8 пуль прошило. Одна попала в шею. Обнаружили меня, едва живого, лишь на следующий день, когда убирали убитых с поля боя. Во фронтовом госпитале сделали операцию и отправили в глубокий тыл в Кировскую область. Долгим было лечение. Я получил освобождение по ранению на полгода, потом еще на полгода. А когда стал годен к строевой, война уже подходила к концу.

...В Дымерском военкомате его направили в Киев охранять пленных немцев, но судьба распорядилась иначе. 68­й автополк Ставки Верховного главнокомандующего набирал шоферов для важнейшей миссии — вывозить из Германии оборудование для разрушенных войной советских заводов.

— Мы стояли в городе Глейвиц в Северной Силезии. Отправляли грузы в Москву, Ленинград, во Львов. Там, в Глейвице, я и встретил Победу. Сколько радости было! Мы плакали, обнимались, стреляли в воздух...

Фото автора.

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.