сегодня: 25 июня, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 80 от 10 мая 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Боевое крещение

Боевое крещение
10.05.2011 , № 80 от 10 мая 2011 г.

Павла Палия, студента второго курса Рогачев-Волынского зоотехникума, в армию не взяли из-за “непризывного возраста”. Когда грянула война, из райкома комсомола пришла телефонограмма: “Немцы прорвали фронт. Уничтожайте все, жгите. Уходите в лес, там будут партизанские базы”. Принимая участие во многих операциях, Палий был дважды тяжело ранен. Затем окончил военное училище и свыше 30 лет отслужил в армии. Награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды и «За мужество». Уволившись в запас, остался жить в Луганске. На свою пенсию издал книгу “Лесные дороги” в 50 экземплярах. Публикуем отрывок из воспоминаний бывшего партизана.

Ударная дюжина

...ОДНУ группу из семи человек возглавлял Артем (друг к другу мы обращались по имени). Главным нашей группы из шести человек был Антон. Объединившись, мы назвали себя “ударной дюжиной”. Первую вылазку решили сделать на шоссейную дорогу Рогачев — Каменный Брод. Дорога идет через лес, и немцы по ней ездят только днем. На мотоциклах сопровождают грузовые машины, вывозящие в рейх все украинское, даже чернозем.

На совместной встрече обсудили план действий. Десять метров стальной проволоки обеспечивал Артем. Две пилы, два топора и две длинные веревки были заботой Антона. К дороге Каменный Брод — Рогачев подъехали уже за полночь. Артем пояснил замысел. Через дорогу натягиваем проволоку, предназначенную для остановки мотоциклистов. По сторонам подрезаем высокие деревья, которые должны загородить проезд машинам с солдатами.

К рассвету все было сделано. Артем расставил партизан по местам и показал, как оборудовать свою точку, определил каждому секторы огня и наблюдения, предупредил о необходимости маневров в период движения транспорта и во время боя. Отходить приказал только по команде...

И вот на самом высоком гребне дороги показалась черная точка, быстро превратившаяся в небольшую колонну стремительно мчавшихся мотоциклистов. За ними шла серая легковая машина без верха, в ней сидели военные. Шесть мотоциклистов наскочили на проволоку и “веером” разлетелись по сторонам. В них врезалась машина.

Перезаряжая винтовку, я увидел, что по ползающим немцам короткими очередями стреляет Антон. Вдруг почти одновременно в шевелящейся куче мотоциклистов и покореженных мотоциклов прогремело два взрыва, вырвалось пламя из бензобаков. Немцы орали, сползали в кювет. Это Василий угостил их “лимонками”.

Почти одновременно упали оба дерева, преградив путь зеленому грузовику, из которого стали выскакивать солдаты, одетые в черную полицейскую форму с желто­голубыми повязками на рукавах. С другой стороны кювета немцы кричали и вели плотный автоматный огонь.

— Партизанен! Партизанен! — надрывались картавые голоса врагов...

Прощайте, Петро и Степан!

ПЕТРО, огибая упавшее дерево, перебегал к зеленой машине, но был сражен автоматной очередью. Мы с Антоном подхватили его и потащили к повозкам. Когда до подвод оставалось метров пятьдесят, Петро весь обмяк, изо рта хлынула кровь. Я впервые испытал ужас смерти. На моих руках умирал человек, который еще недавно предупреждал меня об опасности...

Глотая слезы, я вернулся к шоссе и увидел, как Степан с бутылкой горючей смеси, преодолевая метр за метром, приближался к машине. Выпрямившись, он размахнулся и бросил бутылку на капот. Автомобиль вмиг охватило пламя. Степан упал и покатился в кювет. Пылала машина, с которой еще не успели сойти все солдаты. С правого фланга немцы вклинивались в лес и вели интенсивный автоматный огонь.

— Готовьте лошадей! — крикнул Антон. — Отходим...

Проехав метров 100­150, мы остановились. Все подошли к повозке, на которой лежал Петро. Антон пощупал пульс и закрыл ему глаза. Все сняли шапки. Затем Мыкола, Василь и Антон пошли искать Степана. Когда он бежал к машине с бутылкой горючей смеси, Артем его видел. А когда машина вспыхнула, Степан потерялся из виду. Спустя некоторое время все вернулись, и Артем рассказал, что немцы заняли оборону у шоссе, поливают лес автоматным огнем, растаскивают упавшие деревья, мотоциклы, обгоревшие машины и сносят трупы. Степана нигде не видно. Если он ранен, то его надо искать в лесу. А если убит и остался на шоссе, то немцы будут возить его по селам для опознания, чтобы расстрелять всю семью и взять заложников. Степана во что бы то ни стало надо найти.

Мы отвезли Петра в лагерь, положили в землянке. Затем поехали в Фридриховку и Будиско. Там нашли доски, сухие дубовые бруски, и к утру сделали два гроба и два креста. В лагере уже были Артем, Мыкола и Василь. Они привезли обугленное до неузнаваемости тело Степана. А к вечеру на бугре, у лесного источника, выросли две могилы. Прогремел троекратный салют. Артем от имени присутствующих дал клятву отомстить фашистам.

Били врага в хвост и в гриву

ЧЕРЕЗ неделю партизаны сожгли деревянный мост через реку Случ по дороге Каменный Брод — Рогачев — Волынск. Били врага в хвост и в гриву. Меня, раненого, привезли на хутор, поместили в тайник на чердаке. Сидор приехал за мной только весной 1943 года и привез в отряд имени Александра Невского партизанского соединения имени Сталина под командованием Шукаева. Там я встретил много знакомых. Артем уже командовал отделением, Иван слыл отчаянным разведчиком. А друг детства Василий Шморгун был командиром роты.

В Карпатах соединение расформировали. Меня и Ивана перевели в отряд “Смерть фашизму”. Василия направили в Красную Армию. За участие в прорыве обороны фашистских войск в районе города Брно он награжден орденом Славы III степени, а за мужество в боях с японскими милитаристами — орденом Славы II степени. В июне 1946 года демобилизовался. Сначала работал в колхозе, потом поступил на Барановский фарфоровый завод горновщиком. По итогам 8­й пятилетки ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.

За освоение и внедрение в производство скоростных автоматических печей вместе с группой инженерно­технических работников завода ему присвоена Государственная премия УССР 1981 года в области науки и техники. В 2000 году случился инфаркт, и Василия Ефимовича не стало...

Все меньше остается тех, кто защитил Родину. Но память об их подвиге будет жить вечно в сердцах благодарных потомков.

Павел ПАЛИЙ,
инвалид Великой Отечественной войны,
полковник запаса.
Луганск.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.