сегодня: 25 июня, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 78 от 05 мая 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / На всю оставшуюся жизнь...

На  всю  оставшуюся  жизнь...
05.05.2011 , № 78 от 05 мая 2011 г.

«Я застенчивым юношей был»

НИКОЛАЙ Лукин встретил войну 15­летним. “Я тогда застенчивым юношей был”, — напишет он позже в стихотворении. Из его родного села Петровское Тульской области всех мужчин забрали на фронт. Женщины и дети взяли на себя всю работу в колхозе “Пролетарский труд”.

— Мне приходилось быть прицепщиком, кузнецом, бригадиром, — рассказывал Николай Иванович. — Еще мы рыли окопы, чтобы не пустить врага к Москве.

...Круглым сиротой он стал в восемь лет. Сначала умер отец, потом мама. В голодные 30­е годы Коля помогал выжить двум младшим сестренкам и бабушке. Собирал и варил из травы “суп”. Размачивал в кипятке ремни от сбруи. Сутками сидел возле хлебозавода в ожидании, когда подойдет его очередь за хлебом, выведенная на ладошке химическим карандашом.

— Помню небольшой темный “кирпичик” и широкий нож в руках мужчины. Раз — и половина достается мне. Дома я разжевывал сухие кусочки, заворачивал в марлю и кормил двухлетнюю Катю. Остальное отдавал Зине и бабушке. Однажды не выдержал и съел всю пайку сам. И не знал, что сказать дома...

На станции Узловая

В 1943 ГОДУ Одоевский райвоенкомат собрал 36 юношей для обучения снайперскому делу. Затем им вручили повестки и отправили воевать.

Стоят новобранцы на пересыльном пункте в Туле, подходит капитан­артиллерист и спрашивает:

— Это что за команда?

— Снайпера! — с гордостью отвечают ребята.

Коля стоял с краю. Командир отсчитал от него еще троих и приказал:

— Все четверо — за мной!

Ночью прибыли на станцию Узловая, где дислоцировался 153­й зенитно­артиллерийский дивизион.

— Здесь я впервые в жизни попал под бомбежку, — вспоминал Николай Иванович. — Запомнил это на всю жизнь! Цистерны с бензином просто подпрыгивали, разрывались, полыхало все. Капитан крикнул: “Ложись!” и этим спас нам жизнь. А ближе к утру, когда все стихло, спрашивает: “Ну как, видели?” А мы ничего не видели. Кругом гарь, пыль, мы кашляем, глаза слезятся. Капитан сказал: “Полежите немного”.

Смертоносное небо

ПОТОМ их привели на батарею. Так новоиспеченные снайперы стали зенитчиками. Забегая вперед, скажу, что из 36 ребят в живых осталась только эта четверка...

Шли обычные военные будни.

— Амбразуры я телом не закрывал, в Берлин знамена не носил, — говорил Лукин. — Просто воевал там, где надо было, и мои снаряды тоже сбивали вражеские самолеты.

В 1943 году их перебросили в Киев. Батарея заместителя командира, а потом и командира орудия Николая Лукина стояла возле Ботанического сада. Немцы нещадно бомбили город.

— Мессершмиты и юнкерсы сбрасывали со смертоносного неба светящиеся авиабомбы. Небо светилось так, что страшно было, — вспоминал Лукин. — Это был “звездный налет”. Днепр кипел. Мы отражали нападение. Один юнкерс нас просто донимал. Когда пикировал, то включал сирену, и вой был дикий. Но страха мы не испытывали. Я выходил из своего 3­го расчета, поднимал голову и кричал:

— Я тебя не боюсь! Кидай бомбы!

Апрельской ночью 1944 года одна летела не прямо, а под углом. И угодила под орудие соседнего с Николаем 2­го расчета. Пушку выбросило, а бойцы чудом остались живы. Одному осколок попал в плечо, другой лишился сразу семи зубов. Николаю ударил в бровь. Второй осколок впился в ногу.

— Здесь был ад, — заметил Лукин. — Стволы орудий были красные. Если делать по 30, 40, 50 выстрелов, то любой ствол раскалится.

Бои за Киев были самыми впечатляющими из всех, где ему приходилось отражать налеты немецкой авиации. Зенитчики 7­го корпуса Юго­Западного фронта ПВО успешно прикрывали переправку оружия и военной техники по возведенному за короткий срок деревянному мосту. Спасли и железнодорожный мост.

Выстрел в честь Победы

ДЕНЬ Победы старший сержант Лукин встретил в Киеве... собственным салютом. В ночь с 8 на 9 мая 1945 года, получив радостное известие, бойцы высыпали на батарею.

— Не раздумывая, бегу к орудию, закладываю заряд, ставлю его на 90 градусов и стреляю, — говорил Николай Иванович. — Подходит командир: “Ты чем занимаешься? Не знаешь, что такое снаряд? Это же пара хромовых сапог!”

Даже в войну они берегли все что могли.

Огорчало одно: похороны погибших товарищей, молодых парней и девчат в братской могиле на Дарницком кладбище.

Сегодня Николай Лукин, инвалид войны, полковник в отставке, такой же скромный человек, каким был в юности. На встречу с журналистами пришел, несмотря на жаркий день, в плаще, чтобы прохожим не бросались в глаза его боевые награды — орден Отечественной войны, орден “За мужество”, медаль “За боевые заслуги” и другие.

— Их столько, что впору операцию по расширению груди делать, — пошутил он.

А в мирное время добавил к ним золотые медали за... ловлю рыбы. Лукин — кандидат в мастера спорта по спортивной рыбалке.

После войны Николай мечтал стать художником. Но пришлось откликнуться на зов партии и пойти по военной стезе. И он не жалеет. Считает себя счастливым человеком. Благо дома всегда надежный тыл — жена Рита Ивановна. Она подарила ему дочь Наташу, а та — внука Максима. В день нашей встречи Николай Иванович поведал, что сегодня его правнуку Данилу исполнилось полгода!

Мы бросили курить

СОРОК три человека из его полка сегодня живы. Разлетелись только по разным городам СНГ. Но каждый год ко Дню Победы получают изготовленную Николаем Ивановичем открытку с его же стихами.

Военная гимнастерка Лукина, сапоги, фляга, котелок хранятся в музее лицея международных отношений № 51. Для школьников Николай Иванович давно уже не гость.

— С молодежью надо работать! — заметил он.

Возвращался недавно из Совета ветеранов домой.

— Во дворе мальчишки тусуются, — употребил полковник модное слово. — Поздоровались и говорят: “Мы бросили курить!” А я вижу девчонку с сигаретой. Спрашиваю: “Почему она курит?” Отвечают: “Недопонимает еще”.

 

Автор: Татьяна ХЛЕБНИКОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.