сегодня: 23 июня, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 76 от 28 апреля 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / У судьбы не прошу снисхожденья

У судьбы не прошу снисхожденья
28.04.2011 , № 76 от 28 апреля 2011 г.

Это строки из стихотворения киевского экскаваторщика Юрия Гонтаря, который считает нынешнюю власть не способной улучшить жизнь народа, а посему улучшить ее народ должен сам.

Гены мои, гены...

ЮРИЙ ГОНТАРЬ родился в день первого полета человека в космос, и родители, обрадованные совпадением таких событий, другого имени сыну и давать не собирались. Имея четырех дочерей, они полагали, что пятое чадо не только разнообразит их семейную палитру, но и продолжит фамильную родословную. Мать, работавшая воспитательницей в колхозном детсаду, хотела, чтобы сын был ближе к дому. Этого хотел и отец, передовой тракторист, увязывавший будущее Юрия с педагогикой. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.

В сыне заговорила отцовская тяга к технике. После десятилетки поступил в профтехучилище, освоил профессию механизатора широкого профиля. В танковой части служил механиком­водителем. Увлекся книгами, особенно по душе была поэзия. Начал и сам рифмовать, что как­то скрашивало армейские будни. Дисциплинированному солдату командование предлагало остаться на сверхсрочную службу. Уже, было, и согласился, если бы не Ксенино письмо с жалобой на то, что к ней другие парни подбивают клинья. Летел домой, как на крыльях. Буковинское село Атаки давно не видело такой голосистой свадьбы.

Юрию дали новый трактор в отцовской бригаде, он начал прилично зарабатывать. Сельсовет выделил молодой семье участок земли, и комсомольцы толокой построили дом, разбили сад. Вскоре Ксения родила дочурок­двойняшек. Односельчане поговаривали, что таковы гены рода Гонтарей. И предсказывали Юрию такой же расклад с детьми, как у отца: дескать, принесет ему аист еще двух дочерей, а пятым тоже будет сын...

Когда рвануло на ЧАЭС, Юрий Гонтарь прибыл в военкомат с просьбой отправить его на укрощение смертоносного атома. Вскоре пять ковшовых экскаваторов, которыми он подбирал привезенный для саркофага бетон, заняли свои места на площадке зараженных механизмов, а его отправили в московскую клинику имени Склифосовского. В Атаки вернулся инвалидом первой группы. Заводить еще детей не решались. Поставить бы на ноги Анюту и Дарьюшку.

Вот так и тянем лямку...

– НО ВО СТО КРАТ больнее Чернобыля ударил развал Советского Союза, — с горечью рассказывает Юрий Федорович. — Гремевший когда­то колхоз­миллионер рухнул. Новые хозяева крупный рогатый скот вырезали, доильные механизмы и другое оборудование распродали, коровники сначала отдали воробьям, затем по кирпичику бывшие колхозники растащили. Людей, которые еще недавно все имели от честного труда, власть превратила в расхитителей коллективной собственности.

Трагической ломкой человеческих судеб явилось распаевание земли. Не каждый мог обработать два­три гектара, полученные во время дележа. Зато нашлись изворотливые дельцы, взявшие у других землю в аренду. Спустя некоторое время они по подставным документам переоформили ее в свою собственность. Настоящие хозяева, а это в основном люди преклонного возраста, остались с носом.

Нам с отцом достались трактор “Беларусь”, два плуга, две бороны, одна сеялка и восемь гектаров угодий. Выращивали пшеницу, ячмень и картофель. А когда закупочная цена упала, мы сдали свои наделы вместе с инвентарем в аренду фермеру. Отец пошел к нему охранником, а сестры устроились разнорабочими.

Ксения пока работает учительницей младших классов. Ходят слухи, что школу в Атаках закроют из­за нехватки учеников. Чем она тогда займется? Мы с кумом Андреем Павлючком третий год строим олимпийский комплекс. Я — экскаваторщиком, он — мастером “куда пошлют”. Обещали нам платить по три тысячи в месяц, но еле до двух набирается. Половину ежемесячно шлю семье. Хорошо, что жилье бесплатное. Спим в строительном вагончике на восемь коек. Тут же газовая плита на четыре конфорки. Пищу готовим в складчину. Закупаем картошку, лук, мороженую рыбу. Вот так и тянем лямку, как говорит кум Андрей.

Сила рабочих рук


– ДА И МЕНЯ трудно переспорить, — замечает в заключение мой собеседник. — Ребятам я добавляю оптимизма анекдотами, рассказами о прочитанных книгах. Но когда слышу нытье и жалобы на плохую жизнь, во мне закипает гнев. “А знаете, — говорю, — кто в этом виноват? Мы сами. Жить будем еще хуже, если не возьмемся за ум”. Об этом я даже стих написал. Там есть такие строки: “У судьбы не прошу снисхожденья, перед нею я сам виноват, что народ мой попал в заблужденье и теперь своей жизни не рад”.

...Наш разговор проходил в присутствии Андрея Павлючка. В основном он молчал, иногда кивал головой, что­то поддерживая, уточняя. Под конец начал торопить:

— Кум, нам же к 19 часам на собрание коммунистов. — А обращаясь ко мне, добавил: — Это единственная партия, к которой тянется душа.

В их прощальном рукопожатии чувствовалась сила. Еще не пропавшая...

 

Автор: Михаил БАЛТЯНСКИЙ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 1
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.