сегодня: 18 ноября, суббота
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 60 от 05 апреля 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Это было в разведке...

Это было в разведке...
05.04.2011 , № 60 от 05 апреля 2011 г.

88-летний Михаил Ефимович Ткач в годы Великой Отечественной войны служил в полковой разведке. Ветеран до сих пор помнит всех “языков”, которых взял за линией фронта...

– 24 СЕНТЯБРЯ 1941 года меня призвали в Красную Армию, — вспоминает Михаил Ефимович. — Закончил курсы пулеметчиков, как отличника направили в офицерское училище. Пока доехал до училища, курсантов уже набрали. Я расстроился, но полковник успокоил: “Не переживай, парень, без дела не останешься!” — и направил в разведку.

— Помните, как взяли своего первого “языка”?

— Такое не забывается. 6 июня 1942 года ночью мы с товарищами проползли через проход в минном поле и в немецкой траншее захватили рядового. Пока тащили “языка”, гитлеровцы несколько раз запускали в небо осветительные ракеты, но, к счастью, нас не заметили. Сдали мы пленного в штаб и пошли к себе в блиндаж отдыхать. Вдруг заходит командир полка и говорит сердито: “Кого вы приволокли? Мало того, что рядовой, так он еще и не немец, а поляк” (В немецкой армии служило небольшое количество поляков, но гитлеровцы им особых секретов не доверяли). “Пойдете опять за “языком”, — сказал командир полка. — Приведите мне чистокровного арийца, офицера”. Несколько раз пытались мы добыть “языка”, но неудачно, понесли потери, из 50 разведчиков осталось нас всего 12 человек.

22 июня ночью опять поползли к немецким позициям. Гитлеровцы окопались на Заячьей горе, подходы к ней заминировали, протянули колючую проволоку в три ряда, оборудовали пулеметные гнезда. Целые сутки мы вели наблюдение за немецкими позициями. Приходилось иногда по полчаса лежать неподвижно. Любое неосторожное движение могло выдать и погубить. Помню, лежу, замаскировавшись, жалит меня овод, а я боюсь пошевелиться, чтобы немцы не заметили.

...Ночь выдалась темная. Почти час пол­зли мы, замирая и вжимаясь в землю, когда над нами зависали вражеские осветительные ракеты. И вот до немецких окопов осталось не более 10-15 метров. Слышно, как часовые переговариваются, кто-то играет на губной гармошке. Ждем, когда фрицы заснут, успокоятся, а они все никак не угомонятся. Только под утро затихли. Шепчу командиру взвода: “Придется возвращаться, светает. Заметят нас, не уйдем”. “Столько проползли, и назад? — шепчет в ответ командир. — Будем брать “языка”. Ворвались мы в траншею, схватили немецкого офицера, связали и вшестером потащили. Из пулеметного гнезда заметили нас, полоснули длинной очередью. Разведчика Беляева убило разрывной пулей. Кто-то из наших швырнул гранату в гнездо, пулемет замолк. Из траншеи выскочил контуженый немецкий солдат. Мы его тоже схватили и потащили. Солдат вел себя смирно, а офицер сопротивлялся, все руки нам искусал. Доставили мы двух “языков” в штаб, командир полка похвалил: “Молодцы, ребята!”

— Наградили вас?

— Дали медаль “За отвагу”.

— Кормили разведчиков лучше, чем простых пехотинцев?

— Как когда. Помню, однажды весной, в распутицу, дороги раскисли. Четыре дня не было подвозу. Мы сухой паек съели, остался мешочек сухарей на весь взвод. Старшина поделил поровну и говорит: “Ребята, по 40 граммов сухарей выходит в сутки на человека. Экономьте, может, подвезут еду, а может, и нет?” Не знаю, как бы мы выжили, но нет худа без добра. Налетели немецкие самолеты, обстреляли нас, сбросили бомбы. Убило лошадку, которая пушку возила. Мы конину сварили в ведре и продержались еще пару дней. А потом подсохло и обозы подтянулись.

— С бандеровцами приходилось встречаться?

— Чуть не убили меня. Освобождали мы Западную Украину. Как-то раз послал меня командир полка отвезти секретный пакет в штаб дивизии. Вскочил я на коня и поскакал. Дорога шла мимо леса. Еду, вдруг слышу сзади “трах-тах-тах!” Пуля у самой груди просвистела. Пришпорил я коня, оборачиваюсь на ходу, вижу: из леса выбегают вооруженные люди, стреляют в меня из автоматов и винтовок. Это были бандеровцы. Ускакал я. Позднее наши ребята с ними столкнулись в бою, почти всю банду положили.

После войны отважный фронтовой разведчик работал в колхозе, восстанавливал хозяйство на родной Черниговщине. Больно сейчас Михаилу Ефимовичу видеть, как зарастает плодородная земля бурьянами, как уезжает из села или спивается молодежь. “Не подходит нашему народу капитализм, надо возрождать социализм и восстанавливать советскую власть”, — считает ветеран. В этом его поддерживает большинство жителей Черниговщины. Да и, пожалуй, всей остальной Украины.

Михайло-Коцюбинское, Черниговская область.

 

Автор: Олег ГУМЕНЮК.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.