сегодня: 24 ноября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 58 от 01 апреля 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Записки фельдшера

01.04.2011 , № 58 от 01 апреля 2011 г.

Тамара Коваль (фамилия героини изменена) типичный фельдшер в типичном украинском селе. Место ее работы и проживания не называю — очень не хочется, чтобы эта простая работящая женщина после своих откровений каким-либо образом пострадала. От начальства, односельчан, местных чиновников-самодуров.

Сплошной матриархат

ЧТО ТАКОЕ сегодня украинское село? Одно название...

Мой трехлетний сын, услышав однажды, как где-то в селе заиграла музыка, спросил: “Мама, а кого хоронят?” То была свадьба, и от его вопроса я растерялась. И только потом подумала, что другой музыки за свою жизнь он не слышал. Ведь я брала его с собой только на похороны. В селе это самое заметное событие, которое происходит чаще всего.

На улице, где живет моя семья, сплошной матриархат. Более двух десятков дворов, а сильный пол представлен только тремя особями — хроническими пьяницами. На нормальных людей они не похожи. Заросшие, немытые, в оборванной одежде, с одутловатыми лицами. Двое из них несколько раз вешались. Их снимали и откачивали. Я в этом принимала непосредственное участие. Оживлять висельников — моя рутинная работа.

Других мужчин на улице нет. Ушли в мир иной. Кто от водки, кто от инфарктов и инсультов. Некоторые — не дожив до 40 и даже до 30 лет...

Козлы отпущения за тысячу гривен в месяц

АМБУЛАТОРИЯ наша обслуживает восемь сел — около трех тысяч человек. Участок довольно большой, больных — море. Особенно с онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Между тем за неимением средств штат в амбулатории не укомплектован. Для надлежащего лечения больных не хватает медикаментов, транспорта, аппаратуры.

Кардиограф нам выделили старый-престарый да к тому же поломанный. Транспортом обеспечили тоже курам на смех: сельсовет недавно купил на амбулаторию велосипед. Это чтобы врач, акушерка и фельдшеры могли выезжать на экстренные вызовы и ездить за десять километров в райцентр за медикаментами.

Тяжелее всего пережить зиму. Вызовам счету нет, а на улице уже в шесть вечера тьма кромешная. А когда стучат тебе в окно за полночь? Отказать кому-то, не отреагировать на вызов не имеешь права. Берешь санитарную сумку, крепкую палку, чтобы отбиваться от бродячих собак, и идешь. А сколько раз приходилось попадать в непредвиденные ситуации! Бывало, поднимают ночью, говорят, что кто-то умирает, посадят в машину и везут в... лес — требуют наркотики.

А еще нас со всех сторон “пилят”. Мы виноваты практически во всех несчастьях. Кто-то напился и утонул — виноват сельский медик. Обнаружили у местного пропойцы рак в запущенной форме — тоже виноват медик, хотя он десятки раз посылал на обследование, настоятельно советовал лечиться.

Словом, стрелки переводят на сельских медиков постоянно. Мы в селе — козлы отпущения, на нас насылают комиссии, нам читают мораль, выносят выговоры, штрафуют. А мы все это терпим за зарплату около тысячи гривен в месяц.

Почему алкоголь – яд
НАРОД в селе пьет по-черному. Заядлые пьяницы есть среди мужчин и женщин, молодых и старых и даже среди подростков, которым по 12-14 лет.

Увидеть пьяных детей чаще всего можно в сельском клубе. Для молодежи там два раза в неделю устраивают дискотеку. Самогон во время этого “культмероприятия” льется рекой. Среди взрослого населения практикуется своеобразное развлечение — пойти в клуб и посмеяться, поприкалываться над пьяными малолетками.

А больше всего “прикалываемся” мы, сельские медики. За время работы фельд­шером (а это почти 20 лет) приступы алкогольной эпилепсии я видела, может, один-два раза. С начала нынешнего года их было уже четыре. Смотреть на это страшно. Хотя раньше я считала, что уже ко всему привыкла.

Половина села пьет, половина продает “дурман” за деньги, краденые вещи или берет на крестики — это когда самогон дают, так сказать, в кредит. “Клиента” заносят в список, ставят напротив его имени крестики (один крестик — одна бутылка) и ждут, когда у него появятся деньги. А тот, лишь бы хоть что-то раздобыть, лезет к соседу во двор, в погреб, в дом, снимает с колодца ведро, срывает и скручивает электропровода. “Алкогольные” кражи в селе процветают массово.

Проблема из проблем — торговля суррогатным алкоголем. Самогон научились “укреплять” всякой гадостью. Выгонят, к примеру, трехлитровую банку самогона, бросят туда карбид, куриный помет, табак, перегонят еще раз и из одной банки делают три. Люди от такого “коктейля” мрут как мухи. Чтобы сильно отравиться и протянуть ноги, часто достаточно выпить всего одну рюмку.

И никто не боится никакого наказания, ибо самогонных “умельцев” уже давно никто не трогает. Сельсовет на все закрывает глаза, участковый инспектор один на 12 сел. Да и кто напишет заявление в милицию в случае отравления, если мать у того алкаша — полуграмотная крестьянка, у которой в доме нет даже ручки.

Между тем случаев смертельных отравлений некачественным алкоголем с каждым годом все больше. Ежегодно приходится отправлять на лечение десятки больных, у которых от употребления суррогата “полетели” печень, почки.

Трудные больные
В СЕЛЕ есть несколько пьяниц, у которых открытая форма туберкулеза. Но они свободно разгуливают где вздумается — ходят по улицам, бывают в магазинах, ездят в автобусах. Это при том, что такой больной может заразить в год от 10 до 100 человек.

А что могу сделать я? Я к нему прихожу, говорю, что надо лечиться, а он — посылает матом, бросается с ножом. Привожу участкового милиционера — тоже никакого толку, поскольку пьянице все по барабану. Единственное, что остается, — суд. Однако чтобы отправить больного на принудительное лечение через судебные органы, нужно собрать кипу бумаг, пройти через бюрократические препоны. Заниматься этим никто не хочет — ни милиция, ни сельсовет, ни медики...

Львовская область.

 

Автор: Виктор КОРНИЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.