сегодня: 24 ноября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 109 от 02 августа 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / Последние «из мухикан»

02.08.2006 , № 109 от 02 августа 2006 г.

Жильцы дома № 5 по улице Мухина в Ялте живут в допотопных условиях

ПОДХОД к этому дому чистенький — ни веточки, ни щепочки. Понятное дело. Отопление в здании печное, и попадись что на глаза, старики все подберут, пригодится на зиму. Закупать дрова не всем по карману: два кубометра стоят около 350 гривень, как раз вся месячная пенсия улетает в дымоход. А еще жить надо, лекарства покупать.

Бед у “последних из мухикан” (в двухэтажном здании когда-то насчитывалось 22 семьи, осталось 12, остальные умерли, не дождавшись нормальных квартир) хватает. Дом ведомственный, принадлежит Крымскому республиканскому научно-исследовательскому институту физических методов лечения и медицинской климатологии имени И.М.Сеченова. При нынешнем рыночном беспределе, когда никто не нужен никому, тем более пенсионеры и инвалиды, перспектив на новое жилье у людей нет. Но может хоть в ремонте власти помогут?

— Перед выборами к нам частенько агитаторы заглядывали, листовки раздавали, — рассказывает Валентина Сергеевна Силина. — Однажды даже сахар принесли, только жизнь слаще не становится...

41 год назад, в июле 1965 года, деревянный дом без удобств признали аварийным, обещали людей расселить. По сути, это был временный барак для строителей. Строители разъехались еще до войны, а сотрудники института, тоже заселенные временно, так здесь и остались. Отработали, ушли на пенсию, состарились, ко многому привыкли. В город и то выбираются редко: дом стоит на крутой горе, подниматься сюда трудно, а в зимнюю гололедицу и августовскую жару и думать об этом нечего.

Инвалида Владимира Андреевича Рыбинского косогор вообще не волнует — он уже пятый год не встает, лежачий больной, и рука действует только одна, левая. Поэтому в крыс, которые шастают с веранды, как следует не попадешь. И запустить нечем, разве что пультом от телевизора. Жалко. Сегодня очередная серия “мыльной оперы” в Верховной Раде. Вместе смотрим, как блондинка в зале заседаний развлекается: делает из бумаг самолетики и запускает над головами депутатов. Может, и жалоба жильцов пригодится для важного дела и полетит прямо, а не по кругу?

— При сильном ветре дом аж стонет, — говорит инвалид. — В стенах везде трещины, в подъездах нет ни окон, ни дверей, веранды прогнили, штукатурка осыпается. Больше всего страшно за электропроводку: держится она на честном слове, замыкается и искрит. Дом щитовой, стены на дранке, полыхнет огонь — за минуту все сгорит... Обращались в “Крымэнерго”, там отмахиваются — мол, мы отвечаем только за подачу тока до дома.

Нанимать частных электриков, покупать кабель самому дорого — пенсия у инвалида всего 366 гривень. Это блондинке в парламенте можно не тужить с ее зарплатой, отпускными в размере двойного месячного оклада, бесплатным медицинским обслуживанием, бесплатной путевкой и проездом на курорт. Можно к морю съездить, правда, хлопотно по жаре добираться. А кто-то прямо в Ялте и живет, везет же людям...

— Не везет, — вздыхает Анна Евгеньевна Вуйцик. — Лампочка перегорела, до потолка сама не дотянусь, внучка маленькая. Ладно, я лампу боковую включу, где она у меня?

У Вуйцик семья отдала институту имени И.М.Сеченова 100 лет. Ее мама проработала там полвека, сама Анна Евгеньевна — 30 и сын — 20. Если прибавить трудовой стаж тети, награжденной знаком “Отличник курортов”, то цифра получится еще больше.

— Ой, и у меня медаль есть, вот она — “За многолетний добросовестный труд”...

Как сговорились! Валентина Сергеевна Силина тоже хотела свой орден Трудовой Славы разыскать. К сожалению, я торопился, да и стыдно было сказать, что ныне другие ценности в моде. Сколько же стоят официальные государственные награды на городской барахолке, лучше не вспоминать.

— Раньше внимания к нам было побольше, — считает Анна Евгеньевна. — Помню, на прием попала к первому лицу города. В пол-одиннадцатого вечера, представляете? Пока всех не принял — не ушел. Почему, говорю, “не ушел”? Потому что машину мне отдал: вам, говорит, далеко добираться, и темно уже, вас отвезут. Сегодня такое немыслимо. К новому мэру не пробьешься, а старый сразу отшил: “Ялта — город для богатых, бедным тут делать нечего. Уезжайте в деревню”. В какую деревню, если я здесь всю жизнь прожила?

Вопросов у ветеранов много, и отвечать на них нужно. Хотя бы на самый простой: если дом давно признан аварийным, почему с жильцов берут приличную плату за квадратные метры?

Поражаешься тому, что люди, живущие в таких горестных условиях, не растеряли отзывчивость и человечность. От своих проблем Вуйцик быстро уходит в разговоре к чужим:

— Иду недавно по улице, вижу — мальчик сидит в мусорном контейнере и что-то грызет. Оказывается, папа у него умер, а мама с горя запила. Заплакала я и отдала, что в сумке из магазина несла, и мелочь последнюю из кошелька выгребла...

Запасы, конечно, и дома бы не помешали. Там внучка-школьница Аня, растит ее Анна Евгеньевна без матери, рано ушедшей из жизни.

Из всех обитателей первого этажа только девочку о быте не расспрашивал. Зачем лишний раз теребить ее тонкую и трепетную душу?

Крым.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.