сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 17 от 29 января 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / КОМЕНТАРИИ / Уши заложило?

29.01.2011 , № 17 от 29 января 2011 г.

Общая боль

Г-н президент, вы что — не получили прошлое письмо? Проверьте почтовый ящик, или почтальона, или почтовое ведомство, или, наконец, свою контору (неужели они прячут от вас газеты? Так они иногда поступали с президентом Ельциным).

Вписьме “Защита детей с особым цинизмом” (“МК” 11 января 2011 г.) шла речь о том, что
29 декабря вы в Кремле подписали важнейший Закон “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”. И что шок (толкающий на непроизвольную матерную брань) вызывает последняя статья этого давно необходимого закона: “Статья 23. Закон вступает в силу с 1 сентября 2012 года”.

Понимаете? Принять закон о защите детей и отложить защиту почти на два года можно только в сумасшедшем доме. Или — ради денег.

Писать вам об этом второе письмо нас вдохновило изучение вашего выступления по трем телеканалам сразу 24 декабря 2010 г. Там вы обмолвились: “Власть должна слышать то, что ей говорят граждане. Если сделано что-то, что создает проблемы, не грех и поправить”.

Отсюда и следует, что вы нас не услышали, не прочли. А если бы прочли, то уже поправили бы. Для вас это пустяк: отдаете распоряжение помощнику, помощник отдает распоряжение курьеру, курьер отдает распоряжение Грызлову, и Государственная дума единогласно принимает поправку: “Закон вступает в силу сегодня в полночь”.

Гораздо хуже, г-н президент, если вы прочли наше письмо и предпочли промолчать. Тишина — метод известный. Глядишь, все забудут, оно как-нибудь рассосется. Потому что признавать ошибки у вас (у тандема) не принято. Путин недавно (за рулем желтой “Лады”) прямо сказал, что не сделал ни одной ошибки за 10 лет, а вы все эти годы были с ним заодно.

О, божественный, никогда не ошибающийся тандем! Знаете ли вы, кто еще никогда не ошибался? Ким Чен Ир, Мао Дзе Дун, Туркменбаши (продолжать ли список диктаторов?). Даже превращаясь в ветхие развалины, они никогда не ошибались. Поздний Брежнев говорить почти не мог, Черненко говорить совсем не мог, но нигде в советской печати и ТВ не было ни звука, что вот, мол, Генсек ошибся. Хорошее было время.

И общество у нас для этого подходящее, и пресса. Совершенно свободные газеты и абсолютно свободные (можно даже сказать лихие) радиостанции все эти дни пережевывают одно и то же:

— что сказали разные поляки о докладе про самолет;

— не простудился ли Немцов, отбывая 15 суток;

— кто ходил на 40 дней памяти убитого Свиридова и почему, и сколько их было;

— вывезли наших из Туниса или еще нет;

— чего и сколько выпили молодцы-хоккеисты.

Все это, конечно, важно, но… Но все это не идет ни в какое сравнение с тем, что продолжается растление детей.

Все 26 миллионов детей России продолжают ежедневно подвергаться разрушительному влиянию кровавых и беспредельно жестоких компьютерных игр, телепередач с бесчисленными убийствами и сексуальными извращениями.

Специалисты утверждают: достаточно двух-трех секунд такого “кино”, чтобы человек на всю жизнь получил психическую травму. Тем более дети.

Прежде вы, г-н президент, могли об этом не знать. Читая статьи о телевидении (например, мой текст “Под властью маньяков”), могли не верить. Но теперь вы подписали Закон “О защите детей от информации, причиняющей вред”. Значит, теперь у вас нет сомнений в том, что такая информация есть и что детей от нее надо спасать. И вы откладываете защиту до сентября 2012 года? Как это понять?

Возможно, заинтересованные в торговле убийственным телевидеодерьмом вам скажут, что родители сами должны присматривать за своими детьми. Но на родителей, к сожалению, надежды нет. Они либо на работе, либо в пробке, либо отдыхают после работы и пробки, либо сами творят над детьми жестокость и насилие, либо их (родителей) просто нет, либо они ни черта не понимают. Думают: раз государство это допускает — значит, можно.

А государство занято другими делами. Один — вкручивает экономические лампочки, другой — впаривает безобразные “Жигули”. Рядом третий — с умным видом изобретает идиотские фильтры и выписывает (как бы сам себе) триллионы из бюджета. И Запад, занятый 14 годами Ходорковскому с Лебедевым и 15 сутками Немцову с Лимоновым, не заметил, что защита детей отложена. (Да и что Западу наши дети?)

А потом вы, г-н президент, удивляетесь, ужасаетесь: откуда такая жестокость у вышедших на Манежную? откуда столько поножовщины? откуда столько стрельбы из травматики по любому поводу? откуда в обществе столько агрессии и злобы?

Бешеная собака кусает вас не потому, что вы ее обидели, ударили, облаяли, а потому, что она — бешеная. И люди — дети, которых во младенчестве перекусали бешеные собаки (телевизор и компьютер, набитые ужастиками), — они уже такие личности. Они выросли в атмосфере, где убийство — ежедневная, постоянная норма. С колыбели, с семи дней и до семи лет, когда все окружающее воспринимается как норма; просто впитывается. Рядом с детской кроваткой работает телевизор, мама кормит грудью и смотрит всякую дрянь, в том числе с убийствами…

Младенец, которого утащили волки, приучается лакать и ходить на четвереньках. Когда их (шести-, семилетних) находят, переучить не удается. Это уже такая личность, они даже не могут научиться говорить.

И вот в нашей стране уже 20 лет вместо прививок от бешенства поголовно прививают бешенство. Что же тут могут родители?

…Недавно в одном из кабинетов нашей редакции мальчик лет пяти (в детском саду нет мест) сидит у компьютера. Вопли восторга:

— Я убий! Он сдох! Я убий! Он сдох!

За соседним столом его симпатичная добрая мама. Пытаюсь вмешаться в чужую жизнь:

— Послушайте, это же очень вредно…

— Ну, вы же тоже играли в войну.

Она не хочет слышать, не хочет поверить, ибо это разрушит ее привычки и покой. Она не может признаться (самой себе), что годами вредила своему ребенку. Проще отмахнуться.

Да, мы играли в войну. Но никто не разлетался в клочья. Мы кричали “тах-тах-тах”, но пули не разрывали тело, не лилась кровь. Мы сражались деревянными саблями, но удары в лицо были строжайше запрещены (нам постоянно повторяли: “Смотри, глаз не выбей! Осторожно!”).

Мы играли с друзьями. Мы их любили и воевали (“тах-тах”) с ними, а не с экранными подонками и маньяками. А если попадали по пальцам, то друг плакал от боли, и его становилось жалко (а этих никогда не жалко, “сдохни!”). А если что-то серьезное, типа шишка на голове, то могли и наказать. Мы играли с живыми, а эти — с компьютером. Мы бегали и прыгали, а эти сидят и копят будущую агрессию.

А компьютер не набьет тебе шишку, не расквасит тебе нос. И ребенок не знает, что такое получить сдачи, что такое больно. Он убивает и не чувствует ни жалости, ни угрызения совести; и никакой ответственности, никаких наказаний. Потом он легко выхватит травматику и влепит пулю в лоб по любому ничтожному поводу или вообще без повода, потому что он такая личность, бешеная собака. А если его еще пропустить через Чечню и т.п... Если кто-то (такая же собака) убьет или ранит его друга, тронет подругу — он просто счастлив: у него “законный” мотив для убийства, и он выкладывает свои подвиги в Интернет: “Я убил! Он сдох!”

Евсюков и прочие маньяки-убийцы играли в эти игры и смотрели это ТВ. А добрая мама уверена, что оно “развивает”.

Развивает — что? Они не читают, не ходят в театр, они нажимают кнопки. У них развивается умение все быстрей и быстрей нажимать кнопки. Очень полезно.

Вы, г-н президент, высказались: мол, не запретить ли травматику? Очень умно. Выращиваем убийц, а потом прячем от них острые предметы? Давайте запретим ножи, отвертки, стамески, арматуру… Вы думаете, бешеная собака не найдет, чем укусить?

А расчеты на родителей… Стыдно слушать. Если бы на них можно было рассчитывать, зачем было бы принимать закон о запрете продажи спиртного несовершеннолетним? Зачем было бы ужесточать наказание за это, если дети под контролем у родителей?

…Пишу вам, г-н президент, в расчете на вашу гуманность; в расчете побудить вас выполнить должностные обязанности, президентскую клятву (о защите всех граждан) и недавнее обещание (в президентском Послании) сделать все для детей.

Но сомнения, конечно, гложут. Их порождает все та же последняя статья закона. Вот она полностью:

“Статья 23. Порядок вступления в силу настоящего Федерального закона.

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2012 года”.

"2. Положения ч. 1 ст. 12 настоящего Федерального закона не распространяются на печатную продукцию, выпущенную в оборот до дня вступления в силу настоящего Федерального закона”.

А дальше — ваша подпись: “Президент Российской Федерации Д. Медведев. Москва, Кремль.
29 декабря 2010 года. №436-ФЗ”.

Г-н президент, вы же юрист и управленец, и знаток коррупции. Вы же понимаете, что в п. 2 ст. 23 написано: печатайте, подонки, свою порнографию и свои ужастики; печатайте скорее; запустите на всю катушку ваши фабрики в три смены — все, что вы, подонки, успеете выпустить в оборот до сентября 2012 года, будете продавать беспрепятственно. А потом — выпускайте свой товар и дальше, только на коробочках ставьте “правильную” дату.

P. S. Вот как заканчивалась статья “Под властью маньяков” в апреле 2008 г.

— Но ведь не все же станут маньяками!

— Конечно, не все. Останется много хороших людей, в том числе вы, уважаемый читатель, у вас такие добрые глаза.

Сейчас уголовников меньше одного процента — и мы задыхаемся от преступности, тюрьмы переполнены, граждане боятся темных переулков…

А если уголовников станет 5%, 10%? Кто знает, при каком проценте жизнь становится полностью невыносимой? Чтобы организм умер, вовсе не надо, чтобы все его органы были поражены. Проникающее ранение печени, заражение крови, маленькая дырочка в сердце или во лбу — и доктор печально констатирует: “повреждение, не совместимое с жизнью”. А добрые глазки (совершенно целые) стекленеют и гаснут.

…Уважаемые читатели, вы знаете все. Может быть, кто-нибудь из вас знает, что делается с мальчиками и девочками, которые к 3-летнему возрасту уже тысячу раз увидали убийства и порно?

Сейчас растет, уже почти выросло первое поколение, сформированное рейтинговым ТВ. Дети, которые к 18 годам увидели свыше 20 тысяч убийств. Такого народа в истории цивилизации еще не было.

Не надо иллюзий. Это теперь народ России.

Александр МИНКИН, обозреватель «Московского комсомольца».

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.